Инженерные боеприпасы

Позиция России по вопросу о ликвидации противопехотных мин

(Официальное  сообщение пресс-службы МО России от 26.05.1998)

27-29 мая 1998 года в Москве состоится международная конференция: "Новые шаги к будущему без мин: политические, военные и гуманитарные аспекты". Она проводится по инициативе международного движения "Врачи за предотвращение ядерной войны" в поддержку международной кампании за запрещение противопехотных мин. В подготовке конференции участвуют Международный Красный Крест, другие влиятельные общественные организации. Ожидается, что в конференции примут участие около 100 делегатов из стран СНГ и Балтии. Для выступлений с докладами приглашены общественные и политические деятели, стоявшие у истоков кампании по запрещению ППМ, дипломаты, эксперты, специалисты-практики в области разминирования, хирургической травматологии, ортопедии.
Цель конференции - развитие и углубление диалога с общественностью, специалистами, органами власти и управления по военным, социально-экономическим, политическим и гуманитарным аспектам производства и применения ППМ.

На сегодняшний день по "минной" проблеме существуют два взаимоисключающих международно-правовых документа.
-С одной стороны, это - "минный" Протокол II, определяющий поэтапное и постепенное решение по ограничению и запрещению применения противопехотных мин, в разработке которого Россия принимала активное участие.
-С другой стороны - Оттавская конвенция о полном и незамедлительном уничтожении всех запасов ППМ.

Дополненный Протокол II Женевской конвенции 1980 года, который был принят в мае 1996 года, вырабатывался в течение трех лет и выражает согласованные на основе консенсуса позиции и интересы большинства "минных" стран, в том числе и России. В этом документе сбалансированно учтены как гуманитарные аспекты запрещения и ограничения применения ППМ, так и разоруженческие мотивы:
*во-первых, запрещается применять необнаруживаемые мины, мины-"ловушки", а также мины, срабатывающие от излучения миноискателя, и др.;
*во-вторых, вводятся жесткие ограничения на применение всех типов мин, в первую очередь, "долгоживущих", т.е. не имеющих элементов самоуничтожения и самодеактивации;
*в-третьих, после прекращения боевых действий производится безотлагательное разминирование районов и уничтожение ранее установленных минных полей.

Кроме того, Протокол II содержит ряд положений по ограничению экспорта "негуманных" типов ППМ, защите мирного населения, миссий ООН и других организаций от минной опасности. На уничтожение ППМ, не отвечающих требованиям "минного" Протокола II, установлен 9-летний переходный период. В целом Протокол II, по мнению российской стороны, является значительным шагом на пути решения минной проблемы.

Подписанная в декабре 1997 года Оттавская конвенция о полном запрещении и незамедлительном (в течение 4-х лет) уничтожении всех запасов ППМ не только не решила, а, напротив, еще более обострила "минную" проблему.
Наряду с общепризнанным механизмом - Протоколом II - создан параллельный механизм, который в значительной мере носит декларативный характер, не отражает современные условия .
Мировое сообщество раскололось на два лагеря: сторонников незамедлительного запрета ППМ - это государства, для которых "минная" проблема фактически не существует, и тех, кто в силу военных, геополитических, экономических причин пока не готов на этот шаг.

Не подписали Оттавскую конвенцию основные "минные" державы: Россия, США, Китай, Индия, Пакистан, Израиль и др.

Позиция России по "минной" проблеме утверждена Президентом РФ и сводится к следующему:

Высказываясь в поддержку полного запрещения противопехотных мин, наша страна выступает за поэтапное и постепенное продвижение к этой цели. Немедленное присоединение к Оттавской конвенции нереализуемо, прежде всего, с оборонной, финансовой и технической точек зрения.
Вооруженные Силы России лишатся одного из самых дешевых и эффективных видов оборонительного оружия, заменить который в настоящее время альтернативными системами не представляется возможным.
Резко снизятся возможности по охране государственных границ от проникновения террористических групп, незаконного ввоза оружия, наркотических средств, а также по прикрытию важных военных и промышленных объектов. Предварительные оценки показывают, что на разработку альтернативных систем и накопление их минимальных запасов потребуется до 10 лет.

По мнению российской стороны, в качестве первого этапа необходимо ускорить вступление в силу новой редакции "минного" Протокола II Женевской конвенции 1980 года как наиболее универсального на сегодняшний день международного соглашения по данному вопросу. Необходимые документы для ратификации этого Протокола Государственной Думой РФ подготовлены и в ближайшее время будут внесены установленным порядком в Правительство РФ.
Одновременно, чтобы подчеркнуть наш реальный вклад в усилия по устранению "минной" угрозы, в декабре 1997 года Президентом Российской Федерации продлен на 5 лет мораторий на экспорт ППМ, не оснащенных механизмом самоликвидации и не обнаруживаемых индукционными миноискателями (металлоискателями). Подготовлен проект постановления Правительства РФ "Об участии России в международных проектах по гуманитарному разминированию". Реальные сроки присоединения России к Оттавской конвенции и конкретные шаги в направлении полного запрета ППМ будут определены в зависимости от финансовых возможностей страны и темпов нашего продвижения в деле создания альтернативного оборонительного оружия.

Вооруженные Силы РФ ведут подготовку к выполнению нового "минного" Протокола II с 1996 года. Разработаны рекомендации соответствующим штабам, командирам частей и подразделений по применению минно-взрывных заграждений в бою и операции, обеспечивающие выполнение требований нового Протокола II. Ведутся исследования по модернизации существующих мин, а также по разработке альтернативных видов оружия.
Несмотря на сложные экономические условия, Россия приступила к сокращению запасов противопехотных мин. Подготовлены предложения по участию инженерных войск в международных проектах по гуманитарному разминированию. Для этого Вооруженные Силы РФ располагают контингентом высококвалифицированных специалистов и развитой базой их подготовки, необходимыми средствами поиска и обезвреживания боеприпасов, большим практическим опытом. На своей территории российские военнослужащие проводят операции по разминированию уже более 50 лет. За это время ими уничтожено несколько миллионов взрывоопасных предметов. Ежегодно инженерные войска уничтожают около 100 тысяч боеприпасов. Это примерно половина того, что разминируется в мире в ходе всех международных операций.

В своем стремлении поддержать усилия мирового сообщества в скорейшем решении "минной" проблемы, Министерство обороны РФ приняло решение помимо плановой утилизации уничтожить в 1998 году до полумиллиона противопехотных мин. Предприятиями промышленности РФ уже утилизировано более 80 тысяч противопехотных мин. По мнению российской стороны, эта мирная инициатива еще раз подчеркивает приверженность и последовательную линию России в решении "минной" проблемы.

Уничтожение противопехотных мин, не отвечающих требованиям нового "минного" Протокола II, будет осуществляться в плановом порядке на предприятиях промышленности и силами инженерных войск военных округов. Эти работы предусматривается осуществить в течение восьми лет (1998-2005 гг.). Ежегодные финансовые затраты на это составят до 40 миллионов рублей. Уже развернуты работы по созданию современных, экологически безопасных технологий утилизации. Всего потребуется осуществить разработку 4-5 типов технологий и создать около 60 установок по утилизации всех типов противопехотных мин.

Источники

1. Официальный сайт министерства обороны России "Вооруженные Силы Российской Федерации" (http://old.riaan.ru/mo/)

---***---

TopList

 

©Веремеев Ю.Г.

Главная страница
-инженерные боеприпасы

Заметки на полях. По моему мнению это сообщение очень дипломатично, сглажено и обходит острые углы.

Фокус западных "гуманитариев" сводится к их стремлению  поставить в явно проигрышное положение  на поле боя Российскую Армию  в отношении все тех же чеченских боевиков, которых использование нами средств дистанционного минирования лишает возможности свободно и безопасно маневрировать в горах.
В то же время боевики совершенно свободны в применении минного оружия (они же не армия и конвенции не для них пишутся, а для государств), а простота и даже примитивность противопехотных самодельных мин не уступающих по эффективности промышленным, позволяет террористам получить существенное преимущество на поле боя.
Кроме того, на мине никто не пишет, кем она установлена и уж тем более невозможно узнать о мине что-либо после ее подрыва. Но во всех случаях западные средства массовой пропаганды легко могут обвинять Россию а нарушении международных договоров, в негуманности, зверствах.

Для Канады и стран, подписавших Оттавскую конвенцию вопрос минного оружия совершенно неактуален и от запрета мин обороноспособность никак не снизится. Зато можно выступать в белых одеждах миротворцев и защитников человечества.
Ну а если у них появится нужда в минном оружии, то они с легкостью откажутся от этой конвенции, как это не раз бывало в новейшей истории.

Впрочем, та же много лет ни с кем не воевавшая и и сугубо мирная Швеция легко и просто обходит Оттавскую конвенцию очень простым способом - просто переименовывая противопехотные мины в  "оборонительные заряды". Конкретно  противопехотная мина Тип 12 именовавшаяся в 1990 году   "Truppmine 12B" после 1997 года стала именоваться  "оборонительным зарядом 22" (Forsvarsladdning 22).

Если кто не верит, то я могу представить им шведскую служебную инструкцию на оба изделия. Разница лишь в в том, что первом документе мина именуется как мина, а во втором как оборонительный боеприпас. А в остальном они совпадают до запятых.

Кстати, после военных конфликтов на земле и в земле остаются тысячи неразорвавшихся снарядов, бомб. Их остается в десятки и сотни раз больше, чем мин. Однако западные "гуманисты" почему-то уже более 40 лет категорически отказываются рассматривать вопрос о запрете снарядов  и бомб, не имеющих механизмов самоликвидации. Россия в одностороннем порядке в снарядах, в частности к пушке танков Т-72, Т-80, Т-90, применяет устройство, обеспечивающее обязательный подрыв снаряда после истечения нескольких десятков секунд.
Ни один западный танковый снаряд таких устройств не имеет.
К чему бы это? Да потому, что в общем-то им плевать на безопасность и человеческие жизни, а вот на стоимость снарядов и бомб нет.

Да разве мало иных гораздо более смертоносных и опасных видов оружия, нежели мины и может лучше бы им заняться борьбой за запрещение, скажем крылатых ракет?