Господа юнкера. unkera.html

Военная история

"Господа юнкера..."

©А.Воробьева.
г.Екатеринбург
газета  "Десятина" № 2 (54) 2001г.

А Россия о нас еще вспомнит,
Память выстроит будто вчера
Те шеренги мальчишек, что гордо
Называли себя "юнкера"...

unkera-1.jpg (13215 bytes)Вот уже в течение ряда лет говорится о необходимости преобразования Армии, о военных реформах. Сейчас самое время задуматься вот над чем: как возродить тот особый "кастовый" слой российского общества - офицерство, который во все времена жертвенно служил матушке России; как у будущих выпускников военно-учебных заведений воспитать благородное состояние души, уверенность в завтрашнем дне (и в плане материальном, разумеется, важно), дать глубокие знания военной истории России, традиций Императорской армии. Может нам стоить почаще оглядываться назад, чтобы понять, на каких принципах воспитывалась русская военная молодежь в относительно недавнем времени.

Итак, вспомним...
К концу правления императора Николая II в России насчитывалось 25 военных училищ: 13 пехотных, 4 артиллерийских, 2 инженерных, 3 кавалерийских, 2 казачьих и одно военно-топографическое училище  (Очевидно автор имеет в виду состояние перед началом Первой Мировой войны, а не к февралю 1917).
Это были  военно-учебные заведения, готовящие командный состав Армии. Их воспитанники назывались юнкерами. Слово "юнкер" пришло к нам из Пруссии - так там называли молодых людей дворянских фамилий в поместьях их родителей. В отличие от "Herr" (господин), их отца, они были "Jungherr" (молодой господин). Слово,   трансформировавшееся в русском языке в термин "юнкер". Молодые господа, отправлявшиеся в полки, сохраняли там свое название, а так, как  им в виде особого отличия и чести, предоставлялось право ношения знамени в пехоте и штандарта в кавалерии, к названию "Jngherr" добавлялись "Fanen" (знаменный) или "Standarten" (штандартен). В артиллерии такой юнкер назывался "Stueckjungherr" (штюкюнкер) - первая часть этого слова означала "артиллерийское орудие". (Версия происхождения слова "юнкер" в трактовке автора статьи представляется сомнительной. Русско-немецкий словарь издательства "Лист" Москва 1999г.  стр.467 - юнкер 1.(помещик в Пруссии) Grossgrundbesitzer m; Junker m; 2. воен.уст. Junker m.
Также  и перевод слова "Stueck" как "артилерийское орудие", также весьма сомнителен. Тот же словарь переводит на немецкий язык термин "артилерийское орудие" (стр. 235) как "Geschuetz", а слово "Stueck" (стр.462) как "штука").

Прослужив установленный срок в этом звании и успешно выдержав установленные экзамены, юнкера производились в офицеры.
Такие же строевые юнкера, то есть юнкера в рядах полков, были и у нас. Трудно сказать, когда именно звание "юнкер" появилось в наших полках. В царствование Елизаветы Петровны,  по крайней мере, оно уже было и в 1864 году окончательно закрепилось в названии училищ. (Впервые чин "фаненюнкер" мы видим в штатах полков лейб-гвардии от 13 марта 1762 года. В каждом гвардейском полку по штату 10 фаненюнкеров. Так что чин этот появился при Петре III, но не при Елизавете).

До середины XIX века подготовку   офицерских кадров вели отчасти специальные классы кадетских корпусов - средних военно-учебных заведений, ведущих свое начало времени царствования Анны Иоанновны (Кадетский корпус открыт в 1731 году. Однако все офицеры артиллерии и инженерных войск готовились только в военных училищах, первое  из которых "Школа Пушкарского Приказа", готовившее артилеристов и саперов, было открыто еще 10 января 1701 года).

К 60-м годам XIX столетия ситуация с подготовкой офицерских кадров в Росси стала довольно неблагоприятной : офицерский состав комплектовался главным образом за счет производства в офицеры молодых людей, поступивших на службу по набору, (Очень расплывчатый термин "поступивших на службу по набору". Можно понять, что молодых людей, призванных в армию служить солдатами, насильно делали офицерами. В то время солдатами в армию брали методом рекрутского набора из крестьян и мещан. Дети дворян, духовенства насильно в армию не брались. Желающие стать офицерами добровольно поступали на службу на вакантные места юнкеров в полках). и только на 1/3 из военно-учебных заведений. Такого рода юнкера и унтер-офицеры имели практические и строевые достоинства, но образовательный уровень их был гораздо ниже, чем у выпускников кадетских корпусов. (Совершенно опущен вариант производства в офицеры, отличившихся командными качествами унтер-офицеров во время войн. В такие военные периоды этот метод становился едва-ли не основным).

Увеличение численности Армии, начавшееся после Крымской войны, развитие технической стороны военного дела вызвали необходимость увеличения корпуса офицеров, предъявления к ним более высоких требований. В этой связи, по инициативе вступившего на престол Императора Александра II, был создан комитет под председательством его брата великого князя Михаила Николаевича. Комитет принял решение отделить общий курс кадетских корпусов от специальных и открыть на основе последних юнкерские военные училища.
Первыми (1863г.) были открыты Константиновское и Павловское пехотные училища в Москве с двухгодичным сроком обучения. В следующие 6 лет было открыто еще 16 в других городах Российской   Империи. Училища эти в свою очередь пережили целый ряд реформ и преобразований. В частности в 1908 году они стали именоваться уже не юнкерскими, а военными, и молодые люди принимались в них только с законченным средним образованием ( в то время как в юнкерские училища можно было поступить, имея неполное среднее образование, поскольку там существовал приготовительный класс, даваший среднее образование).
В правление Николая II курс обучения в них был расчитан на 2-3 года, в зависимости от рода училища (  в пехотных, казачьих и кавалерийских теперь обучались 2 года, в артиллерийских и инженерных - 3, здесь курс обучения был очень сложным).

В строевом отношении пехотное училище составляло батальон из 4 рот, артиллерийское - 2 батареи, кавалейрийское - эскадрон и казачью сотню, казачье - 2 казачьи сотни.

Цель всей системы образования в училищах была сформулирована в "Наставлении для образования воспитанников военно-учебных заведений" : "Христианин, верноподданный, русский, добрый сын, надежный товарищ, скромный и образованный юноша, испольнительный, терпеливый и расторопный офицер - вот качества с которыми воспитанник этих заведений должен переходить со школьной скамьи в ряды Императорской армии  с чистым желанием отплатить Государю и России честною службою, честною жизнью и честною смертью".

В военные училища принимались неженатые молодые люди в возрасте от 17 до 28 лет. В первую очередь зачислялись воспитанники кадетских корпусов, на вакансии - все желающие.
Много лет бытовало мнение (Злонамереннно воспитанное советской историеграфией на основе "Война и мир" Льва Толстого, на основе антиармейских литературных самооправдательных писаний  господина Куприна - несостоявшегося офицера,  с целью представить офицеров царской России как злобных представителей класса угнетателей простого народа), что военные училища были элитарными учебными заведениями, и в них принимались исключительно дворяне. Однако дело обстояло не совсем так. К примеру, в столичных (!!) военных училищах выходцы их дворян составляли 42.8%, дети купцов, мещан и крестьян (!) 33.2%. По мере удаления от столицы доля юнкеров-дворян уменьшалась прямо пропорционально.

При поступлении в военные училища молодые люди давали подписку о непринадлежности ни к каким политическим партиям, с обязательством впредь ни в какие не вступать (Сомнительный тезис. По моим сведениям,  до дарования стране  императором Николаем II  Конституции в 1905 году ни о каких политических партиях по Российским Законам не могло быть и речи. Заявить о принадлежности к любой политической партии означало прямой путь на каторгу ) и не жениться до окончания курса.

Выпускники кадетских корпусов зачислялись в военные училища без экзаменов после собеседования. Все остальные проходили по конкурсу.
В пехотных и кавалерийских училищах проводились вступительные экзамены по Закону Божию, рускому языку, истории и географии (в объеме курса кадетских корпусов или гимназий гражданского ведомства); в артиллерийских и инженерных - сдавали Закон Божий, русский язык, математику и физику.

Успешно сдавшие экзамены и очень строгую медицинскую комиссию считались прикомандированными к военному училищу до принятия присяги. Они получали юнкерскую форму - черный мундир и шаровары, гимнастерку защитного цвета, высокие сапоги, безкозырку с околышем по роду войск и юнкерские погоны (различные для каждого военного училища) (Юнкерская форма   менялась неоднократно одновременно с формой всей армии. Черных мундиров в Российской Армии никогда не носили. Очень темно-зеленый цвет - это все же не черный. А гимнастерки (точное название "гимнастическая рубаха")  защитного цвета   Императорская Армия надела после руско-японской войны 1904-05 годов. До этого времени гимнастерки были белыми. Юнкера носили форму унтер-офицеров соответствующего рода войск, но со своими юнкерскими погонами).

С этого дня для молодых людей начинался  месячны испытательны срок, две недели которого они проводили в стенах училища, затем две недели в летнем лагере. Это был наиболее тяжелый период суровой военной школы; слабые духом "отсеивались". Много внимания, особенно в лагерях, уделялось строевой подготовке и обучению ружейным приемам.

Принятие присяги в военных училищах было событием чрезывчайно торжественным. В начале октября после церковной службы на плау выстраивались юнкера: на правом фланге - старший курс, на левом - первокурсники. Перед строем  - аналой со святым еванглием и Крестом; неподалеку - собственный оркестр. После приветствия насчальника - равнение на знамя и сразу же, под звуки торжественного, восхищающего душу мараша "Под двуглавым орлом" появлялось белое знамя  с золотым орлом на вершине его древка. Знаменщик останавливался у аналоя, раздавалась команда "На молитву! Шапки долой!", и негромкий голос священика произносил незабываемые слова - Сложите два перста и подымите их вверх. Теперь повторяйте за мнй слова торжественной военной присяги: "Обязуюсь и клянусь Всемогущим Богом перед Святым Его Евангелием защищать Веру, Царя и Отечество до последней капли крови...". Присяга эта, существовавшая с петровских времен была длинна, точна и строга (Я затрудняюсь точно сказать, какой по счету это был текст военной прсяги, но первая петровская присяга 1699 года начиналась словами: " Великому Государю служить верно и над казной дурна и хитрости никакой не учинять, ружья и строевого платья не продавать и..." Присяга  1716 года начиналась словами: " Я XXXXXX обещаюся всемогущим Богом служить Всепрестветлейшему Нашему Царю Государю верно...". В 1720 году текст снова меняется: " Я XXXXXX обещаюсь Всемогущим богом верно служить Его Величеству ПЕТРУ Великому..." Текст присяги в послепетровские времена менялся неоднократно).

Затем адъютант училища читал вслух военные законы, карющие за нарушение присяги и награждающие за храбрость. Юнкера были серьезны, ответственны, горячо молились, целовали   поочередно Крест, Еванелие и Знамя, возвращались на свои места. Далее следовал церемониальный марш, после которого всех их ждал праздничные обед, вечером - бал, на следующий день - первый отпуск в город, очень важное событие в жизни молодых людей: отныне они становились "зеркалом" заведения. в котором учатся, и по тому, как юнкер был одет, подтянут, воспитан, как вел себя в обществе, судили не только о нем, но и об училище в целом.
С учебным курсом пехотных училищ был схож курс кавалерийских и казачьих училищ, но там изучали еще и иппологию (науку о лошадях). Юнкера - артиллеристы постигали в основном точные науки: математику, включая аналитическую геометрию, дифференциальное и начала интегрального исчисления, физику, химию, механику, черчение.
В программу инженерных училищ  входили помимо этого атака и оборона крепостей, минное искусство, подрывное дело, подводные мины, строительное искусство, железнодорожное дело, военные телеграфы.
В обязательном порядке все юнкера военных училищ изучали Закон Божий, русский и иностранные языки, учились верховой езде, танцам, фехтованию, гимнастике.
Ежегодно 15 лучших гимнастов из числа выпускников отправлялись на высочайший смотр в Царское Село. музыкальная подгтовка тоже находилась здесь на должной высоте. В каждом училище были свой оркестр и хор.

В каждом училище свой девиз. У Киевского Константиновского пехотного училища -"Помните, чье имя носите!", у Алексеевского пехотного - "Дисциплина - прежде всего!", у Тифлисского -"Жизнь -Царю, сердце - даме, честь - самому себе!", у Павловского - "Сам погибай, а товарища выручай!", у Виленского - "Виленец один - и то в поле воин!", у Николаевского кавалерийского - "И были дружною семьею солдат, корент и генерал!". Все девизы становились жизненным кредо будущих офицеров.

Нельзя не сказать несколько слов и о такой традиции российских военных училищ, как "цук" - нечто вроде современной "дедовщины", но сильно отличавшееся от последней.
"Цук" был одним из методов быстрейшего освоения юнкерами азов военной науки. Старший курс частенько "экзаменовал" младших, не превышая, однако, известных пределов, за чем строго следил комитет, куда входили портупей-юнкера и офицеры училища. Согласно традициям, старший не смел задевать самолюбие и честь младшего.

В военных училищах, где юнкера воспитывались на основах рыцарской военной демократии и сурового товарищества, не издевались над выходцами из бедных семей или сиротами. Более того, самы бедным, но хорошо успевающим, полагались специальные денежные вознаграждения, которые жертвовали в их пользу частные лица.

Ответственность за юнкеров лежала на строевых начальниках - наставниках и "отцах" своих питомцев.

Краеугольным камнем воспитательного процесса было религиозное воспитание. каждое училище имело свою церковь, которую юнкера охотно посещали, исповедывались, помогали батюшке, прислуживали на богослужении, пели в церковном хоре. На стенах церкви были мраморные доски, на которых высекались фамилии погибших воспитанников училища".

"Безверное войско учить - что ржавое железо точить!" - говорил Суворов. Каждый юнкер носил нательный крест. Молебном начинался учебный год. Молитвой начинался и заканчивался день. В дни церковных праздников юнкера были обязаны быть в своей церкви, соблюдать Великий Пост, ходить к святой заутрене на Пасху. Трудность религиозного воспитания здесь состояла в том, что цель религии - привлечь сердца людей к идеалу милосердия, а смысл всякой военной школы в том, чтобы научить людей наилучшим образом пользоваться оружием.
Видимо, согласовать понятия Креста Христова и оружия нельзя, но сочетать их можно. Для этого есть глубокое основание - рассудок и совесть человека. Окончив училище и выйдя в часть, бывшие юнкера попадали в казарменную обстановку, а то и прямо на фронт. Но если в Императорской армии не учили ненависти, не учили мстительности и жестокости, если принцип "лежачего не бьют" был вкроен в сознание, то это во многом было заслугой религиозного воспитания.
Конечно, юнкера отнюдь не были идеальными, нередко и они преступали нормы христианской морали, и все же внутри у них было духовно сдерживающее, крепкое начало: на знамени их "За Веру, Царя и Отечество" на первом месте всегда была Вера; и в день производства в первый офицерский чин начальник военного училища вешал на шею каждому юнкеру маленькую серебряную иконку Казанской Божьей Матери, которая издавна на Руси считалась покровительницей воинов - носителей мужества и чести. Удивительно, но и спустя многие годы выпускники военных училищ не забывали свои гнезда, не теряли с ними связи. У каждого училища был свой собственный журнал. Так, Александровское издавало журнал "Александровец", Павловское - "Бравый юнкер", Тверское - "Честь имею". Бывшие питомцы училищ часто писали в эти издания свои статьи, стихи и письма, в которых делились своими радостями и проблемами, рассказывали о своей службе. Юбилейные номера таких журналов были особенно трогательны: в них - множество поздравлений в адрес училища, офицеров и преподавателей.

 

---***---

TopList

 

©Веремеев Ю.Г.
Главная страница
Военная история

От автора сайта. Эта статья была опубликована в религиозной газете православных мирян Екатеринбурга "Десятина" , выходящей под руководством Екатеринбургской епрахии Русской Православной Церкви в марте 2001г. Само по себе уже похвально, что иерархи церкви прекрасно понимают роль армии в сохранении российского государства, в сохранении страны, нации и относятся к защитникам Родины так, как они этого заслуживают, а не в угоду чьим-либо политическим целям и амбициям.
Уважительное отношение церкви к военнослужащим, которых они называют не иначе, как христолюбивое воинство, заслуживает (и находит!) благодарного отклика в сердцах российских солдат и офицеров,   израненных горькой обидой незаслуженных оскорблений, унижений и обвинений со стороны продажной и предательской  демократической прессы, и столь же постыдно предательски брошенных на произвол судьбы страной, которой они всегда верно служили.
Автор сайта счел для себя необходимым довести и до своих читателей эту статью. По тексту статьи в скобках курсивом автор сайта дает только поправки фактического материала.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Автор сильно идеализирует пресловутый "цук", который реально всячески преследовался офицерами, ибо он подменял собой Устав, что совершенно не терпелось в Русской Армии. Современная "дедовщина" есть не что иное, как средство самооправдания слюнтяев в солдатских погонах, поддерживаемых демократической прессой, использующей этот термин, как основное средство опорочить армию в глазах народа и затушевать царящие в студенческой среде проституцию, наркоторговлю, воровство, грабежи, вымогательства, гомосексуализм и прочие "прелести" интеллигентного общества.