Подземно-минная борьба в Первой Мировой войне
(Западный фронт)

Часть 1. Начало минных действий

Большое предисловие.
Сегодня  понятия мины и минная война сведены к   применению неких зарядов взрывчатки, соединенных со средствами взрывания и размещенных на местности с целью уничтожения или выведения из строя боевой техники и личного состава противника. Причем, по большей части жертва сама приводит мину в действие. 

Сегодня практически нет иных пониманий самого термина "минная война". А зря. Если выйти немножко за рамки такого понимания мин и минной войны, то выявляются весьма любопытные вещи. Прежде, чем заглянуть в историю, посмотрим, что сегодня  в 2010 году делается на линии противостояния Израиля и палестинских арабов в секторе Газа.  Здесь палестинцы ведут подземно-минную войну за свое выживание. И ведут ее очень успешно, совершенно нейтрализуя успехи израильтян во всех остальных видах боевых действий.

Израиль же, явно превосходящий палестинцев в современном вооружении, столь же явно ее проигрывает. Применяемые израильтянами средства (сухопутная и морская блокада, возведение многометровой высоты стены по границе, авиационные и ракетные удары, рейды пехоты и танков) совершенно неэффективны и никак не могут пресечь поставки по подземным туннелям   материальных средств из Египта в сектор Газа.

И совсем необязательны в подземно-минной войне взрывы. Откройте любой англо-русский словарь и найдите слово "the mine".  И первый же вариант перевода этого слова будет "шахта". В других контекстах   это слово переводится как "источник", "месторождение". И придется обратиться к англо-русскому словарю военных терминов, чтобы наконец увидеть перевод "мина".

Вот и палестинцы, владея навыками и умениями подземно-минной войны, прокладывают практически неуязвимые туннели, по которым доставляют себе из Египта через границу   материальные средства и для выживания и для изготовления своих ракет "Кассам". Израиль же, по совершенно неясным причинам пренебрегает контрминными действиями, и даже не пытается противодействовать палестинцам под землей. Хотя, современные горно-проходческое  оборудование и техника  позволяют это сделать с легкостью.   Во многих странах под землей добывают и уголь и руды. В целом ряде стран строятся метрополитены.
Вот вам цена высокомерного презрения и недооценки военно-инженерного дела и значимости инженерных войск.

В отдаленном же прошлом в понятие минной войны вкладывали смысл как раз и почти исключительно как подземные  действия. Рекомендую прочесть в этом же сайте серию статей под названием "История зарождения и развития минного оружия". Пока же  же я напомню, что подземно-минной войне в прошлые века уделяли самое пристальное внимание. Достаточно сказать, что  в России одной из самых первых  инженерных частей армии Петра Великого была как раз минерная рота, о которой в документах мы находим упоминание с 1702 года. И как раз подземным минам   Иван Грозный  обязан успеху взятия Казани.

Во время Крымской войны 1854-56 годов особенно широко подземно-минная война  велась    при осаде Севастополя союзными англо-французско-турецкими войсками.  После ряда тяжелых неудач при штурме города в сентябре 1854 англичане и французы повели постепенную атаку крепости, подводя все ближе к городу параллели траншей, и стали подводить мины под русские опорные пункты (бастионы). Русские же повели активную и успешную контрминную борьбу, отодвинув тем самым падение крепости на много месяцев.

Однако, во второй половине XIX века, особенно с развитием нарезного стрелкового оружия и  дальнобойной нарезной артиллерии, подземно-минной войной стали все больше и больше пренебрегать. Дело это крайне неспешное, требующее, чтобы противостоящие друг другу армии были неподвижны по меньшей мере несколько месяцев, и при этом хотя бы у одной из сторон имелись бы ключевые пункты обороны, падение которых, приводит к краху всей обороны. Чаще всего это возможно, если такими пунктами являются крепости.  Значимость крепостей в войне с развитием оружия снижалось. Несколько достаточно крупных войн второй половины XIX века (русско-турецкая война 1877-78 гг., австро-прусская война 1866г., франко-прусская война 1871 г.) оказались войнами маневренного характера, в которых подземно-минной войне места не нашлось. Это привело к тому, что большинство военных теоретиков стали полагать, что с развитием военной техники, транспортных средств, дальнобойной артиллерии, стреляющей снарядами с очень сильной взрывчаткой, война вообще станет краткосрочной,  очень подвижной и в ней не будет случаев многомесячных осад и долгих противостояний воюющих армий.

Подземно-минное дело в последней четверти XIX века стало постепенно отмирать. Минерные роты были переформированы в обычные саперные, обучение минному делу было сведено на нет. Постепенно были утрачены навыки минной войны, оборудование для быстрой отрывки подземных ходов не развивалось.

И только русско-японская война 1904-05 годов заставила военных специалистов в какой то мере обратить внимание на этот вид боевых действий.
При обороне Порт-Артура выяснилось, что средства обороны начинают явно и существенно превосходить средства нападения.  И хотя, готовность крепостных сооружений к моменту начала осады едва доходила до 30%, японская   армия безуспешно атаковала русские позиции на протяжении почти трех месяцев. Японцы понесли огромные потери во время двух штурмов, но результат был нулевой, хотя была пущена в ход тяжелая осадная артиллерия и был использован Вобановский метод постепенной атаки.

И тогда японцы, эти старательные ученики во всех областях человеческой деятельности, применили, полагаемый европейскими специалистами устаревшим, способ добиться результата. Они начали подземно-минную войну.   В сентябре 1904 года они повели минные галереи в направлении ключевых пунктов русской обороны - форт II, форт III и укрепление №3.

Для Русской Армии была характерна, как и во всех армиях Европы того времени, недооценка роли и значения инженерных войск. Саперные подразделения Порт-Артура были недостаточны по численности, а специалистов-минеров в них не было совсем. Даже среди офицеров. К тому же, в крепости не было в достаточном количестве даже обыкновенных металлических лопат, не говоря уж о специальном минном оборудовании. Все это привело к тому, что контрминные действия были начаты с серьезным опозданием, велись неумело и вяло.

В итоге русские подземно-минную войну в Порт-Артуре проиграли. Японцы смогли последовательно взорвать все важнейшие укрепления русских, и затем оттеснить обороняющихся внутрь города. Это и предопределило капитуляцию крепости.

Успех японцев сильно обеспокоил европейские армии. Русско-японская война принудила армии Европы возобновить внимание к вопросам способности проводить успешные осады. Немцы провели ряд военных учений с применением подземных мин  между 1908 и 1913, и  выпустили новые инструкции.  Однако, их специалисты сочли, что подземно-минная война может иметь место лишь при осаде крепостей. Против полевых позиций она применяться не должна, поскольку мощная артиллерия довольно легко разрушает любые полевые укрепления и тем самым прокладывает путь атакующей пехоте.

Этого же мнения, основываясь на результатах германских исследований и учений, придерживались и французы. Англичане же в 1907 году провели опытные учения в Чатеме, где в течение двух месяцев были подведены минные галереи под два устаревших форта. Затем в них были взорваны крупные заряды.
Результаты учений оказались обескураживающими. Хотя оказалось, что успех работ в мягком грунте составляет до 60 см. в час, а шум  минных работ противника можно расслышать за 45 метров, однако был сделан вывод, что королевские инженеры не имеют нужного оборудования и инструмента, не умеют выдерживать нужное направление. К тому же после взрыва, как оказалось, в сохранившуюся часть галереи для продолжения работ невозможно зайти в течение нескольких дней, так как там остаются очень ядовитые взрывные газы.

По результатам этих учений был создан Осадный Комитет, который должен был заняться разработкой нужного оснащение и обучением двух рот Королевских Инженеров.

В 1913 году в Lulworth британцы провели второе учение, во время которого было опробовано вновь разработанное оборудование и проверена методика обучения минеров.  Можно сказать, англичане  в значительной мере оказались готовы к подземно-минной войне к моменту начала Первой Мировой. Однако и здесь был сделан ошибочный вывод, что  подземные мины возможно использовать только при осаде крепостей, а в полевых сражениях они неприменимы.

Тогда еще никто не мог и предположить, что примитивные траншеи и глубоко упрятанные под землю убежища, бревенчатые укрытия для пулеметов, прикрытые спереди многорядными проволочными заграждениями и пулеметным огнем,   окажутся куда устойчивее в обороне, нежели бетонно-кирпичные многометровой толщины крепостные форты. Как и то, что война при их помощи окажется загнанной в позиционный тупик.
Западный фронт с осени 1914 года на 4 года станет совершенно неподвижным. Кровопролитные многомесячные наступления смогут смещать линию фронта на считанные сотни метров. И многодюймовые орудия окажутся бессильными перед колючей проволокой, блиндажами. Не помогут и отравляющие газы, аэропланы.
В поиске средств выхода из "траншейной войны" вспомнят и про подземные мины, которые, в конечном счете, тоже не дадут желаемого результата. Война закончится, когда Центральные Державы (Германия, Австро-Венгрия, Болгария и Турция) просто полностью  исчерпают свои материальные и людские ресурсы. Блеснет, правда лучик надежды выхода из позиционного тупика - танки, но они уже не успеют сказать свое веское слово.

Конец предисловия.

1914 год.

На Западном фронте немцы после захвата Бельгии и Люксембурга  силами трех армий   (1-я, 2-я, 3-я) к 20 августа вышли на северную границу Франции, где натолкнулись на французскую 5-ю армию и несколько британских дивизий.  В ходе приграничного сражения немцы разгромили две французские армии, и к 5 сентября вышли к реке Марна с тем, чтобы начать наступление непосредственно на Париж. В ходе недельных боев, известных как "битва на Марне", немцы были остановлены упорной обороной французов. После этого немцы отошли на рубеж реки Эна. Начался, так называемый "бег к морю". Обе стороны, оказавшись не в состоянии пробить оборону врага  с фронта,  пытались обойти его  с северного фланга. Линии траншей противников стремительно продвигалась в сторону моря. К середине ноября фронт, дойдя до побережья, стабилизировался.

Период маневренной войны к октябрю 1914 закончился. Однако, еще ничто не предвещало, что подземно-минная борьба примет  циклопические масштабы и продлится все четыре года Великой бойни. Первые подземно-минные и контрминные действия не выходили за рамки сугубо местных тактических задач полкового или дивизионного уровня.

В  октябре 1914 на Аргонском фронте 22/3 саперная рота 1-го инженерного полка французской армии в ходе оборудования оборонительных позиций наряду с отрывкой укрытий и убежищ для пехоты стала отрывать контрминные подземные галереи в сторону немецких позиций и вдоль своей линии траншей с тем, чтобы иметь возможность противодействовать возможной немецкой минной атаке. К 7 декабря сеть галерей была завершена. Но эти работы оказались бесцельными, т.к. немцы никакой минной активности здесь не проявляли.

На другом участке фронта к  югу от реки Сомма,  возле Домпрэ , в октябре командование 28-й французской дивизии, отчаявшись прорвать оборону противника    атаками пехоты,  запланировало   взять деревню с помощью постепенного выдвижения к немецким позициям сап и минных туннелей.

Пояснение. Сапа это  ход сообщения, отрываемый в направлении  позиций противника без выхода солдат на поверхность. Это делается для того, чтобы максимально близко   подтянуть podzemna-voina-01.jpg (32728 bytes)пехоту к позициям противника и затем атаковать его с расстояния, когда он уже не успевает отбить атаку. Преимущество этого метода в том, что даже если противник и знает об отрывке сапы, он не может уничтожить работающих своим ружейным огнем, поскольку те в любой момент укрыты от огня. Заметим, что в начальный период войны пехоту ручными гранатами практически не снабжали, а траншейной артиллерии (минометов) просто не существовало. Да и гаубиц,  только которые в начальный период войны могли вести навесной огонь, имелось у воюющих сторон очень немного.

На рисунке: пример отрывки сапы.

Сапу, как способ отрывки хода сообщения для безопасного приближения к противнику под его огнем предложил еще в XVII веке французский фортификатор Себастьян де Вобан (возможно, это было известно и до него, а он лишь четко сформулировал правила и нормы отрывки сап). С тех пор этот способ широко применялся во всех осадах.

podzemna-voina-08.jpg (17897 bytes)На рисунке  из книги де Вобана  "Книга о атаке и обороне крепостей" издания 1744 года показана отрывка сапы. Первый сапер выдвигает нечто вроде щита на колесах и под его прикрытием отрывает ров глубиной 30-40 см. Второй углубляет ров до примерно 1 метра, третий, до полутора метров. И так далее.
Разумеется, в начале XX века приемы отрывки сапы несколько изменились, но суть и сам способ остался неизменным.
Существует понятие "тихая сапа". В этом случае разрабатываемый грунт на поверхность не выбрасывается, а уносится  в тыл. И над всей сапой одновременно с ее отрывкой устраивается маскировка. Противник может и догадываться о сапных работах, но вот определить где идет тихая сапа очень сложно.
В период Первой Мировой войны существовал вариант под названием "русская сапа". Этот вид сапы отличался тем, что по сути дела отрывался подземный ход, а извлекаемый грунт уносили в тыл. При этом слой грунта над этой подземной выработкой  имел толщину не более полуметра. Естественно, что защитить от снарядов он не мог, но отлично маскировал сами работы. Такая сапа была вполне целесообразна в 1914-15 годах, когда полевых пушек у линии фронта было еще относительно немного, а тяжелых орудий и совсем мало.

Конец пояснения.

За  работу принялись две саперные роты. Однако, немцы, захватив в ночном бою 11 ноября 1914   нескольких французских саперов, узнали о подготовке минной атаки и 3-я баварская саперная рота начала вести встречный контрминный туннель. Эти работы с обеих сторон длились около 9 месяцев безрезультатно для обеих сторон.

Первой минной атакой на Западном фронте, доведенной до логического завершения - взрыва заряда ВВ, очевидно стоит полагать выполненную  в лесах Аргонна к 13 ноября одной из германских крепостных саперных рот, а именно 2-й ротой 30-го Рейнландского саперного полка в секторе 6-й роты 30-го пехотного полка. Когда туннель приблизился к французским траншеям на 12 метров, в него был заложен 40-киллограммовывй заряд. Взрывом была образована воронка диаметром 6.5 метра.  Отряд саперов лойтнанта Ницше, воспользовался растерянностью французских солдат, броском занял воронку и приспособил ее к обороне.
Это позволило пехоте захватить участок траншеи и продвинуться вглубь французских позиций на несколько сот метров. Этим успех минной атаки и был исчерпан.

Французская саперная рота 5/2 начинает минные работы в Аргонне 18 ноября в 3 км к востоку от позиций рейнландцев. Работы над двумя галереями к западу от дороги Haute-Chevauchee и  к северу от высоты 285 для роты стали началом  более чем двухлетней минной войны в одной из главных активных областей минной войны.
8 декабря французы взрывают две мины в отрытых туннелях, но безрезультатно. В тот же день они закладывают три новых туннеля, но оказалось, что немцы успели прорыть восемь или девять собственных минных туннелей и 12 декабря успешными взрывами под французскими позициями они заставляют противника отойти на новые позиции.

На новой позиции французские саперы закладывают сразу девять минных туннелей. Двухнедельная изнурительная круглосуточная   работа позволила пройти в каждом туннеле 45-50 метров.
4 января 1915 года в 6.50  французы взрывают в девяти туннелях в общей сложности 3 тонны пороха. Тут же последовала атака пехотного полка Гарибальди. Утверждается, что атака была успешна, однако нет никаких сведений о том, что немцы оставили свои позиции.

podzemna-voina-02.jpg (18432 bytes)Действия немецких минеров осенью-зимой 1914 года оказались более успешными. 2-я рота 16-го саперного полка в районе Ravin de Mortier подвела очень точно под французские траншеи шесть туннелей, и заложила в каждый по 60 кг. взрывчатки. 17 декабря в момент начала пехотной атаки 2-го Рейнландского полка мины были взорваны, уничтожив значительное количество французских солдат, и разрушив несколько десятков метров траншеи. Оставшиеся в живых не смогли оказать сопротивления,  и немцы заняли горный хребет к западу от Ravin de Mortier. Дальнейшее продвижение немцев было остановлено.

1-й Рейнландский полк, который сражался против полка Гарибальди, также ответил французам успешным взрывом мины 29 декабря, разрушив часть французской траншеи. Гарибальдийцы попытались в этот же день нанести миной потери немцам, однако, ошибка в расчетах привела к тому, что мина взорвалась в нейтральной зоне, образовав воронку, которую немцы немедленно заняли.

Пожалуй, первой минной атакой, преследовавшей крупную тактическую цель, стал туннель в Шампани, который французы прокладывали к господствующей высоте 200 в течение ноября 1914 года. Командующий 4-й армией генерал de Langle добился разрешения от главнокомандующего генерала Жоффра произвести  8 декабря  атаку 34-й дивизии  после взрыва подземной мины и мощной артподготовки.  В 13-00 были произведены три взрыва, после которых атака на высоту 200 оказалась успешной. Дивизии удалось в течение дня удержать высоту, хотя немцы контратаковали несколько раз.

10 декабря французы взорвали мину   вблизи  La Targette в секторе Vimy.  Командир 33-го корпуса генерал Петэн (Petain) приказал предпринять   этот взрыв после того, как на теле убитого немецкого офицера были найдены  документы, указывающие, что 1-я баварская дивизия запланировала  атаку на деревню Ecurie с использованием подземных мин.  Французы захватили образовавшуюся воронку и началась минная война по обе стороны Лилльской дороги, которая здесь продлится более года.

Зимой 1914 подземно-минная борьба между французами и немцами также развернется на плато горного хребта  Бют де Вукуа (Butte de Vauquois) возле деревни Вукуа (Vauquois) расположенной на высоте 289 м. выше уровня моря. Ценность горного хребта как отличного наблюдательного пункта, привела к жестокой борьбе за него.

Англичане предприняли свою первую минную атаку в декабре 1914 возле Festubert силами  бригады Dehra Dun индийского корпуса. Туннель был проложен на 24 метра к пункту, который, как оценивают, был в пределах 4 метров от немецкой сапы и заряжен  205 килограммами пироксилина.  Однако, немцы обнаружили работы, и огнем тяжелых минометов заставили индийцев отказаться от попытки взорвать заряд.
На этом же участке немцы предприняли и свою первую минную атаку против англичан семью быстрыми сапами в направлении на юг к  Festubert, которую они начали 20 декабря.  Этим занялся 7-й Вестфальский полк. В этот период во Фландрии шли непрерывные дожди, и вода постоянно заливала открытые сверху сапы. Когда сапы приблизились к британским позициям на 10 метров, англичане стали забрасывать их гранатами. Однако, немцы растянули над сапами наклонные проволочные сети-гранатоуловители, а последние 4-5 метров сап закрывали дощатыми щитами. Минометов требуемой мощности у англичан не было и воспрепятствовать немецким работам они не могли.
Взрывами зарядов пироксилина по 50 кг. в каждой сапе немцы смогли проделать хода сообщений в британские траншеи, по которым устремилась пехота. Индийцы, находившиеся в траншеях,   частично были убиты при взрывах, частично деморализованы и не смогли оказать сопротивления. Деморализация оказалась настолько сильной, что немцы сумели захватить и вторую линию окопов. И лишь затем они были остановлены фланговым огнем британских пулеметов.
По данным немцев в этом бою англичане потеряли 5 тыс. убитыми. 815 солдат попали в плен. Немцы также захватили 6 пулеметов и 11 малых траншейных минометов.

Это был крупный успех, хотя он так и не вышел за рамки тактического успеха местного значения. И все же английское командование было встревожено. Прежде всего тем, что эта атака оказала сильное деморализующее воздействие на солдат. Кроме того, выяснилось, что минную борьбу британцы вести не умеют, а контрминной пренебрегают по своему незнанию и неумению. Минного инструмента остро не хватает.  Конечно, 5 тыс. убитых это было преувеличение, но 815 попавших в плен, эти данные были бесспорны. Напомним, что в этот период у англичан на весь фронт имелось всего две саперные роты более или менее обученные подземно-минным работам

podzemna-voina-03.jpg (12720 bytes)От автора. По моему, это еще не подземно-минные действия, а полуподземные. Однако, очень показательные. Ясно, что немцы предприняли многотрудные сапные работы не забавы ради. Достаточно очевидно, что иного способа успешно проломить английскую оборону немцы не нашли.

В 1914 году для проходки туннелей использовался сначала обычный шанцевый инструмент (лопаты, кирки, ломы, топоры), который оказался малопригодным в тесноте подземных ходов. По мере того, как к работе стали привлекать солдат, имевших шахтерскую квалификацию, все шире стал применяться шахтерский инструмент- укороченные лопаты, кайла, шахтерские пики, шахтерские лампы.

Однако, минная война требовала быстрого продвижения под землей.  И 20 декабря немцы впервые использовали против англичан механическое буровое устройство с ручным приводом, позволявшее пробуривать в грунте горизонтальные и наклонные шурфы диаметром до 30 см. и длиной до 36 метров. Такие буры были особенно хороши для контрминных действий. Быстрота бурения позволяла приблизиться к вражеской мине еще до того, как та успеетpodzemna-voina-04.jpg (9599 bytes) подойти близко к позициям, и затем заложив в конце шурфа относительно небольшой заряд взрывчатки, разрушить  головную часть вражеской галереи. Даже если разрушения невелики, это все равно заставит противника отказаться от дальнейших работ в этом туннеле, поскольку он будет знать, что обнаружен и дальше копать бессмысленно.

Вскоре эти или подобные буровые станки стали использовать и союзники.

Вопросы вентиляции туннелей пока еще не стоял, поскольку они обычно не превышали по длине 40-50 метров и удавалось обходиться естественной вентиляцией, делая перерывы, когда там становилось особенно душно. Иногда прибегали к нагнетанию воздуха ручными мехами.

Также еще не стоял остро вопрос маркшейдерского обеспечения туннелей (точное определения направлений, уклонов и дальностей), хотя уже несколько раз работы не приводили к успеху из-за того, что заряд ВВ взрывали не под вражескими позициями по причине ошибки в определении расстояния.

Общий вывод, который можно сделать из минных операций 1914 года, состоит в том, что в этот период минные действия не выходили за рамки локальных тактических задач, и имели полковое или дивизионное значение. Масса зарядов мин была относительно небольшой, от 30 до 300 кг. в туннеле.
В основном, взрывы мин, если атакующие не допускали грубых ошибок в определении направления или расстояния, оказывались успешными и причиняли противнику определенные потери. Однако, результаты взрывов всякий раз оказывались локальными и обеспечивали захват лишь первой линии траншей. В большинстве случаев атакованным через некоторое время удавалось контратаками восстановить положение. Контрминных действий в этот период почти не велось. Очевидно по причине того, что она вообще не была организована и налажена, а войска не умели прослушивать подземные работы или пренебрегали прослушиванием. Да и сама минная опасность как серьезная угроза еще никем не воспринималась.
Вместе с тем, уже в этот период выяснилось, что численность и оснащение инженерных войск союзников явно не соответствуют условиям новой войны.  Остро встали вопросы как вообще инженерного обеспечения боевых действий (прокладка и восстановление дорог, наведение переправ, полевые фортификационные работы), так и специализированных минных подразделений.

Уже спустя сутки после  успеха немецкой минной атаки против британцев у Festubert   командующий французской Северной армией генерал Фош в своем обширном докладе от 21 декабря главнокомандующему генералу Жофру заявил, что количество саперных рот следует по меньшей мере удвоить. Критично важно сформировать специализированные минные роты, которые не следует обучать ничему, кроме как умениям, необходимым для ведения подземно-минной войны.
Жоффр, осознав роль инженерных войск в сложившейся обстановке, изъял из территориальных войск все инженерные подразделения и кинул их на фронт. Кроме того, он разрешил командующим армиями формировать необходимое количество минных рот из солдат и офицеров других родов войск, изымать из всех иных подразделений лиц, знакомых с шахтерскими, подрывными работами и обращать их на комплектование специализированных минных рот..

Особенно тяжелой сложилась обстановка у англичан. Британия  издавна имела очень небольшую по численности и комплектуемую на контрактной основе армию, дополняемую милиционными территориальными формированиями (иначе говоря - ополчением). К моменту начала войны Англия имела всего две роты, немного знакомые с подземными работами. Каждый армейский корпус имел всего по две обычные полевые саперные роты, совершенно не знакомые с  подземно-минным делом,  тогда как  требовалось иметь по меньшей мере батальон. Да и эти роты к зиме понесли тяжелые потери, поскольку использовались в качестве резервных пехотных рот.
Короче говоря,  развивать инженерные войска англичанам оказалось не из кого. Англии пришлось уже в ходе войны вводить систему  призыва в армию, к чему государственные и армейские структуры оказались абсолютно не готовы. Призывать в подземно-минные роты шахтеров оказалось невозможно, т.к. уголь был даже больше   критичен для страны, чем подземные мины. Член парламента горный инженер по образованию и угольный предприниматель Нортон  Гриффитс предложил отдать подземно-минное дело в руки частных подрядчиков, которые сами бы набирали рабочих и выполняли бы заказы армии по минированию. Первым подрядчиком он предложил себя, оговаривая себе свободу в выборе мест и характера работ.

От  автора. Это предложение показывает, в каком отчаянном положении оказалась Англия уже в самом начале войны. Это были прямые результаты принципа набора армии по контракту и отказа от военной службы по призыву. В то время как немцы уже успешно осуществляли свои первые минные атаки силами армейских саперов, англичане только размышляли как выходить из сего щекотливого положения. А ведь та война не чета   будущим войнам XXI века.
Не знают и не желают знать военную историю и историю войн наши сегодняшние сугубо штатские руководители армии, которые полагают, что к такому столь уникальному и необычному институту государства, как армия,  можно подходить с мерками гражданских департаментов. Англичанам   и в Первую Мировую и во Вторую заблуждения относительно  способности наемной армии воевать очень дорого обошлись. А в 1940 году к быстрому и полному разгрому всей британской сухопутной армии. 

Командующий английскими  войсками во Франции  лорд Френч в конце концов доложил   лорду Китченеру, что в дальнейшем при обнаружении немецких подземно-минных работ его полки будут просто оставлять позиции, против которых немцы готовят минную атаку.

Заканчивался 1914 год. Не стоит полагать, что с переходом к позиционной, или как ее назвали в Европе "траншейной войне" все боевые действия свелись к подземно-минным действиям. Нет. Бои на поверхности земли шли жестокие. Атака следовала за атакой.Артобстрелы, предваряющие атаки, становились все более массированными и длительными.  И англо-французы и немцы несли колоссальные потери. Пулеметы и шрапнель выкашивали наступающие полки в считанные минуты.
Но чем более массированными становились атаки, тем более активными становились работы по созданию систем полевой обороны, в основе которых лежали стрелковые траншеи, блиндажи, убежища, блиндированные пулеметные гнезда и многорядные заборы из колючей проволоки.
И все более становилось ясно, что пехотными атаками, даже поддерживаемые тяжелой артиллерией,  оборону противника не сломить. По мере того, как утрачивались надежды на успех боев наземных, стали все больше прибегать подземно-минной борьбе Одновременно искали другие способы достижения успеха. Вернулись к почти позабытым ручным гранатам. Развился новый вид артиллерии - траншейная (минометы, бомбометы). Вспомнили и про огнеметы. Вскоре появилось химическое оружие.
Так что, подземно-минная борьба была лишь одним из способов пробивания вражеской обороны.

От автора. А то, что мы сегодня называем минами, в те времена назывались фугасами. Если быть точным, то "самовзрывными фугасами". Да и в 1914 году они практически не применялись. По некоторым данным, в качестве противопехотных мин в 1915 году стали использовать ручные гранаты, привязанные к стойкам проволочных заборов. Вытяжные шнуры прикрепляли к колючей проволоке. Вот когда родились ставшие усилиями досужих, но неграмотных в военной истории журналистов, знаменитыми по чеченской войне начала XXI века "растяжки".

К концу 1914 года активность минной войны быстро нарастала, хотя по большей части она велась не глубокими туннелями, а сапами, т.е. подземными ходами малого заглубления.

Быстрота развития минной войны диктовалась условиями, сложившимися на Западном фронте. Примером могут служить события во французской провинции Шампань. На одном из участков фронта  французы владели высотой 191, с которой они просматривали немецкое расположение на несколько километров вглубь от позиций, и легко выявляли любые приготовления и действия немцев. Обе стороны понимали всю важность этой высоты и вели за ее овладение тяжелые бои. После нескольких неудачных попыток взять высоту 191 немецкие саперы проложили к французским позициям несколько сап и удачными взрывами нескольких мин обеспечили пехоте успешное взятие высоты.

Словарик терминов.
podzemna-voina-00.jpg (23311 bytes)Разъяснения терминов охватывают только данную тему и не объясняют  всех вообще значений того или иного слова.

Туннель (он же галерея, штольня) - горизонтальная или наклонная подземная выработка, создаваемая для различных целей подземно-минной борьбы. Такими целями могут быть создание мины или контрмины; создание поста прослушивания подземных работ противника, обеспечение возможности вентиляции подземных выработок; обеспечение возможности удаления из выработок грунта или отвода воды; соединение параллельно идущих туннелей между собой и т.п.

Сапа - траншея (ход сообщения), прокладываемая скрытно в направлении позиций противника с целью максимально возможного сближения с ними. Работы по отрывке выполняются без выхода копающих на поверхность, что обеспечивает им защиту от ружейно-пулеметного огня противника. Часто сапы могут иметь сверху перекрытие из бревен с землей, дощатых щитов и т.п. Иногда сапами называют туннели, идущие на глубине не более, чем 0.5м. от дневной поверхности.

Ствол (шахтный ствол) подземная выработка, идущая вертикально или под наклоном более, чем 45 градусов.

Шурф - подземная вертикальная, наклонная или горизонтальная выработка образующаяся с помощью различного рода бурильного оборудования и имеющая обычно диаметр 15-30 см. Как правило, он предназначен для закладывания в него небольших зарядов взрывчатки с последующим взрывом. Образовавшаяся в результате взрыва полость может использоваться затем для закладки более крупного заряда взрывчатки. Либо взрывом заряда в шурфе может быть выведена из строя вражеская мина или контрмина. Также шурфы используются для установки в них приборов прослушивания вражеских подземных работ. Шурфы, выходящие на дневную поверхность обычно используются либо для местной вентиляции, либо для наблюдения за противником с помощью перископов.
Иногда вместо слова шурф в том же понимании используется слово скважина.

Мина - подземная выработка (туннель, галерея, штольня),  проложенная под позиции противника с заложенным в ее конечной части заряда взрывчатого вещества для последующего взрывания с целью выведения из строя фортсооружений противника и личного состава. Как правило, в результате взрыва мины на поверхности земли возникает воронка (взрывной кратер).

Контрмина - подземная выработка (туннель, галерея, штольня), проложенная под мину противника с заложенным в ее конечной части заряда взрывчатого вещества для последующего взрывания с целью выведения из строя мины противника.

Минная камора -(она же минный горн, горн), помещение, отрываемое в конце мины или контрмины и предназначенное для размещения заряда взрывчатого вещества.

Камуфлет - такой взрыв заряда в мине или контрмине, в результате  которого образуется лишь подземная полость без образования на поверхности земли кратера (воронки). Чаще камуфлеты используются в контрминах. Также камуфлетом часто  называют образовавшуюся при взрыве такого заряда подземную полость.

Маркшейдерское обеспечение - комплекс измерений и работ, обеспечивающие прокладку подземных выработок в нужном направлении и на требуемое расстояние как по вертикали, так и по горизонтали.

Забивка - ( она же тампонаж) уложенные в мину или контрмину в определенном порядке мешки с песком, камни, бревна, грунт, кирпич, которые отделяют заряд взрывчатки в мином горне от остальной части выработки. Задача забивки не дать взрывным газам выйти наружу по выработке и заставить их работать на выброс грунта.

Обшивка туннеля (штольни, галереи)-обычно деревянные рамы определенной конструкции,   предотвращающие обваливание, осыпание грунта с потолка и стенок выработки. Обшивкой также называют обделкой, одеждой выработки.

Геофон -  специальный особо чувствительный микрофон или иное устройство, позволяющее слышать подземные работы противника. Например, удары кирки или лопаты могут быть обнаружены и идентифицированы на дальности до 60 метров.

Плывун -  тип грунта, представляющий собой очень водонасыщенный подвижный песок, смешанный с илом. Вследствие этого такой грунт чрезвычайно подвижен и очень быстро заполняет любую подземную выработку смесью песка, ила и воды.

Источники и литература

1. П.И.Бирюков и др. Учебник. Инженерные войска. Военное издательство МО СССР. Москва.1982 г.
2. Руководство и программа по подземному минному делу. Литературно-издат. отдел политуправления РВС. Москва. 1928г.
3. S.Jones. Undeground Warfare 1914-1918. Pen & Sword military. Barsley. 2010.
4. М.Виниченко. Оборона Севастополя 1854-1855. Наземно-подземное противостояние. Цейхгауз. Москва.2007 г.
5. М.Виниченко. Оборона Порт-Артура Подземное противоборство. Экспринт. Москва.2006 г.
6. D.V.352. Feld-Pionierdienst (F.Pi.D.). Muenhen. 1912.
7. В.Яковлевъ. О подготовкъ кръпостей къ подземной минной оборонъ по опыту Порт-Артура. С-Петербургъ. 1909г.
8. В.В.Яковлев. Записка о примъненiи минъ. Типографiя Главнаго Военно-Техническаго Управленiя. Петроградъ. 1917г.
9. Де Вобан. Книга о атакъ и оборонъ кръпостей. Въ Санктпетербургъ при Императорской академiи Наукъ. 1744.
10. Наставление для инженерных войск. Полевая фортификация (ПФ-43). Военное издательство НКО СССР. Москва. 1946г.

26 января 2011г.

 

---***---

TopList

 

 

 

©Веремеев Ю.Г.
Главная страница
Военная история

Заметки на полях.
Если подземно-минная война в Первую Мировую имела такие большие масштабы, отчего о  ней практически ничего неизвестно?

Думается, что по трем основным причинам.

Причина первая. Во время войны подземно- минные действия являлись одной из наиболее охраняемых тайн. Зачастую о том, что под ними ведутся работы по прокладке минных галерей не знали ни солдаты, ни офицеры своей же   пехоты. Дело в том, что если  к противнику просачивались сведения о минах, это могло привести к тому, что многомесячный тяжелейший труд сотен саперов оказывался бесполезным.

Причина вторая. Минные работы это многомесячный  монотонный однообразный труд, лишенный всякой внешней красивости. Здесь нет ни самоотверженных подвигов пехоты, ни красоты конной атаки, ни впечаляющих выстрелов артиллерии, ни орлинной гибели пилотов. Смотреть тут не на что, писать не о чем. Просто сотни людей роют и роют землю. Причем  самой этой работы не видно. Даже толком рассмотреть что то   невозможно. Туннели узкие, темные, душные. Копошатся где то там солдаты, а зачем, почему - непонятно. Обычнейшая земляная работа. Драматичность   и безжалостность этой борьбы была понятна очень немногим.   Ведь и сами бойцы этих сражений обычно не имели возможности оценить результаты.
Значит писать тут не о чем, и эти работы не пользовались вниманием пишущей и снимающей братии. Эти страницы Великой войны так и остались никем не описанными, и остались незамеченными в военной истории.

Причина третья. Гора трудов по большей части рождала мышь результатов. Особенно, если контрминные действия противника оказывались успешными. Т.е. минная война не оправдала возлагавшихся на нее надежд. Не принесла   ожидаемых  результатов.

Вот эти три причины вместе и привели к тому, что война под землей оказалась забытой и никем не воспетой.