Подземные мины в Первой Мировой войне. Часть 5 podzemna-voina-05.html

Подземно-минная борьба в Первой Мировой войне
(Западный фронт)

Часть 5. Британский сектор фронта. 1917г.

К началу 1917 года война шла по пути достижения победы путем изнурения противника, хотя ни та, ни другая сторона этого не хотели. Для Германии единственным способом выйти из войны достойно, был сокрушительный разгром союзников. Однако, и  союзники все еще пытались добиться победы  военным разгромом противника и не отказывались от наступательных действий,

Однако, ошибки и недочеты британцев в минной войне 1915-16 годов оказались настолько многочисленными и сыгравшими столь значительную роль в неудачных действиях английской армии в Северной Франции, что Генеральный штаб сделал неверные выводы из накопленного опыта. Там пришли к выводу - неудачи связаны в основном с тем, что пехота не сумела грамотно использовать результаты взрывов. И если учесть все ошибки и научить пехоту должным образом, то массированное применение мин, в особенности в сочетании с огнем артиллерии, обеспечат успех любой атаки.
Поэтому в начале 1917 года англичане все еще считали мины оружием, способным взломать немецкие оборонительные позиции и обеспечить пехоте  победу.
Это была системная ошибка.
Дело в том, что одна, пусть и очень крупная мина, могла уничтожить порядка 30-80 метров вражеской траншеи. Даже с учетом разлета грунта - не более 200 метров. Такая брешь достаточно легко закрывалась огнем пулеметов и минометов с флангов и со второй линии траншей. Создать ряд из нескольких мин и тем самым сделать брешь по фронту достаточно большой, было делом крайне сложным и трудоемким. Но даже в этом случае позади первой траншеи в сотне-другой метров находилась вторая, третья, …траншеи, которые мины затронуть никак не могли. И пока пехота броском достигала первой траншеи, противник успевал подвести резервы и занять вторую траншею. Скорость-то движения людей во всех армиях одинакова. А во многих случаях немцы в предвидении атаки просто отводили свою пехоту во вторую траншею еще до взрыва, а затем контратакой восстанавливали исходное положение.
Нужно было боевое средство, способное стремительно прорвать все линии траншей и выйти на оперативный простор, подтянув за собой пехоту. Кавалерия для этих целей в условиях современной войны не годилась, в чем все убедились еще осенью 1914 года. Англичане искали это средство, и к сражению на Сомме нашли его. Танки, вот что требовалось. Но несовершенство первых образцов машин, отсутствие тактики действий танков в 1916 не дало возможности военачальникам понять, что они, наконец, нашли способ выйти из позиционного тупика. Над ними все еще довлели артиллерия, отравляющие газы и подземные мины.

podzemna-voina-5-04.jpg (18781 bytes)На снимке слева: немецкие саперы у входов в свои минные туннели. Возле правого входа виден стоящий бур, чуть правее его бурильная электрическая машина. Хорошо видны подходящие к ней провода.

В статье о минной борьбе во французском секторе Западного фронта в 1915-16 годах я писал о минных действиях французов у деревень Каренси (Carency) и Вукуа (Vauquois). В марте 1916 в этом секторе фронта англичане сменили французов на позициях      на хребте Vimy (Vimy Ridge) и у города Аррас (Arras). Последний это столица провинции Па-де-Кале.
С  середины лета 1916 немцы прекратили активную минную борьбу на хребте Вими (Vimy Ridge) и у Арраса (Arras), ограничиваясь прослушиванием британских работ. Однако и англичане не намеревались здесь   наступать в 1916, и поэтому также ограничились использованием оставшихся от французов туннелей для прослушивания и развития контрминной системы

Хребет Вими.
С октября 1916 года позиции в северной части хребта Вими (Vimy Ridge) занял Канадский корпус. Минная тишина продлилась до февраля 1917 года, когда было решено осуществить здесь крупное наступление.
182-я туннельная  рота капитана  Малкуина (Mulqueen)  стала активно прокладывать мины, которые были остановлены летом 1916 года в высокой степени готовности. Однако, командир 1-й канадской дивизии (1st Canadian Division)   генерал Карри (Currie),  чьи полки должны были наступать на хребте Вими, ссылаясь на неудачный опыт подобного наступления  на Сент Элой в апреле 1916 года, потребовал отказа от применения мин. Он небезосновательно  мотивировал это тем, что у Сент Элой кратеры настолько изуродовали местность перед наступающими, что командиры подразделений были дезориентированы, а  движение пехоты по густой грязи  стало просто невозможным.

Хотя, группа канадских офицеров изучила обстоятельства боев у Сент Элой, побывала на занятой летом 1916 территории после наступления на Соме у деревень Ля Буассель (La Boisselle) и Овие (Ovillers), и пришла к выводу, что в определенных условиях и при принятии соответствующих  мер кратеры не станут препятствием к наступлению, однако командование канадского корпуса, среди которого самым активным противником минирования стал начальник штаба корпуса генерал-лейтенант Банг (Byng), решило отказаться от использования мин при наступлении на ключевую высоту 145.
Правильность такого решения подтвердили сами немцы, взорвав 9 марта 1917 года сразу девять мин в нейтральной зоне (т.н. группа кратеров Лонгфилоу (Longfellow)). Интересной особенностью этих взрывов было то, что немцы не преследовали  целей причинить противнику потери или обеспечить себе условия для атаки. И эти кратеры не были нужны немцам, чтобы выдвинуть свои позиции ближе к траншеям  канадцев, как они это делали в 1915-16 годах.
Эта группа кратеров Лонгфилоу (Longfellow) образовала сильное заграждение против наступления канадцев. Эти кратеры эффективно закрыли проход между большим кратером севернее Бродмаш (Broadmarsh), и другими кратерами южнее, оставив только 100 метров полосы, пригодной для движения пехоты. Проще говоря, немцы сделали для себя то, что невольно для них собирались сделать британские минеры из 182-й туннельной роты. Генералу Карри (Currie) нельзя отказать в здравом мышлении.
Добавим, что немцы этим способом также оградили себя от возможных атак британских танков, действия которых в 1917 году становились все опаснее.

При подготовке к наступлению на хребте Вими  британцами было подготовлено 11 мин. Из них  в день начала наступления 9 апреля 1917 было взорвано только три. Парадоксально, но их взорвали как раз для того, чтобы прикрыть от возможной немецкой контратаки северный фланг. Т.е. британцы здесь тоже использовали кратеры как противопехотные заграждения. Остальные 8 подготовленные и снаряженные британскими туннельщиками мины так и остались в бездействии. Про них вскоре просто забыли. Про них вспомнили и обезвредили  только спустя 80 лет. При этом погиб под обвалом один из опытнейших английских деминеров подполковник Майк Уоткинс (Mike Watkins).

От автора.  Оно конечно, если англичане могут забывать под землей более чем по 54 тонны взрывчатки за раз, то очевидно для них Оттавская Конвенция о запрещении противопехотных мин имеет смысл. Все одно - использовать с толком и по делу мины (любые!) англичане не умеют. Не умели в Первую Мировую, не умели и во Вторую. Всегда у них было от своих же мин больше неприятностей, чем пользы. Можно понять яростную нелюбовь сегодняшних английских офицеров к минному оружию.

Фронт у Арраса.
В районе наступления у города Аррас  (Arras) 9 апреля 1917 Новозеландской туннельной ротой была взорвана единственная мина  на северо-востоке у  Блэгни (Blagny).

В целом в районе хребта Вими и у города Аррас такое резкое снижение минной активности, а фактически и прекращение минных действий было продиктовано с одной стороны разочарованием английского командования в минах, с другой (и это, очевидно, главная причина) тем, что немцы начали отход к Линии Гинденбурга, и минные работы становились бессмысленными. Немцы оставляли позиции до того, как к ним успевали подвести мины.

Мессинское сражение.
Стоит напомнить, что еще  весной 1916 года английское командование планировало наступление с ограниченными целями во Фландрии. Основной  задачей этого наступления была задача захвата горного хребта  Мессин (Messines Ridge)  и его северного продолжения - хребта Пилкем (Pilckem Ridge). Однако,  выполнению этого плана  помешало  сражение на Сомме, которое   длились с лета по ноябрь 1916 года. После неоднократных  переносов сроков наступление на Мессин было вообще отложено на год.

podzemna-voina-5-01.jpg (35780 bytes)Само Мессинское сражение начнется  7 июня 1917 года. Это сражение характерно тем, что размах и ожесточенность минных действий со стороны британцев здесь достигнет своего максимума  за все время войны. На фронте протяженностью около 15 километров от высоты 60 на севере до  фермы Онтарио на юге будет в июне 1917  взорвано 19 мин и еще больше будет   подготовлено, но не использовано.
Можно сказать, что это будет единственный случай. когда минирование будет осуществлено в соответствии с концепциями Нортона Гриффитса, т.е. массировано. К чему это приведет посмотрим ниже. Предварительно нужно описать количество и расположение мин, и сколько потребовалось времени и усилий.

Значительная часть мин в районе хребта Мессин была подготовлена еще летом-осенью 1916 года для так и не состоявшегося тогда   наступления.

Так, в  районе высоты 60 туннельные работы шли еще с осени 1915 года. Весной 1916 канадская туннельная рота сменила английскую 175-ю роту. К августу 1916 канадцы заложили в мину 24.3 тонны аммонала и 3.5 тонны пироксилина.
Также была подготовлена рядом еще одна мина, в которую было заложено 32 тонны аммонала.
В начале ноября 1916 их сменила австралийская туннельная рота, которая стала готовить третью мину, получившую название Катерпиллар.

Хотя наступление в 1916 году было отложено, однако  минные работы у высоты 60 и над миной Катерпиллар продолжались. Перед британцами стояла задача сохранить эти мины в готовности ко взрыву, что было сделать сложно. Немцы здесь вели активные контрминные действия. Взрывами контрмин они несколько раз разрушали взрывные электросети британцев. Кроме того, зимой  1916-17 немцы  осуществили очень успешную разведку боем, в которой приняли участие  и их минеры. В результате атаки   тринадцать британских минных галерей мелкого заложения  были обнаружены и разрушены. Входы в глубокие британские системы, однако, были вне досягаемости атакующих.

В районе Сент Элой канадцы  в августе 1916 начали вести мину, получившую название Королева Виктория (Queen Victoria). Эта мина шла в стороне от кратеров № 2 и 3, образовавшихся при взрывах 27 марта 1916. В эту мину предполагалось загрузить 43.4 тонны аммонала. Это на данный момент был рекордный заряд британцев. Мина была полностью готова и загружена взрывчаткой к 28 мая 1917 года. Хотели подвести еще две мины в район кратеров №№ 2 и 3 (см. часть 3 настоящей серии статей), но не поспели к началу сражения в июне 1917 года.

Немцы, как я уже писал выше,  еще летом 1916 утратили интерес к минной войне, и не слишком обременяли себя развитием контрминной системы. Большая часть саперных подразделений была переброшена на создание оборонительных сооружений на Линии Гинденбурга.  И хотя, свои мины у Сент Элой они в ряде мест подвели под британские позиции, однако канадскую  мину Королева Виктория (Queen Victoria) они не обнаружили.

От автора.  Так что уже во второй половине 1916 Германия стала истощаться, и никаким качественным превосходством в обученности личного состава, в качественно превосходном оснащении компенсировать нехватку личного состава и материалов было невозможно. Еще раз подтверждается постулат фон Клаузевица, гласящий, что количественное превосходство само по себе обладает собственным превосходящим качеством. Никогда не сможет "небольшая, но сильная профессиональная армия" одержать верх над армией массовой, поскольку именно численное превосходство дает и качественное преимущество.

В районе Блафф (Bluff) еще в 1916 году  под влиянием Нортона Гриффитса  были запланированы два грандиозных проекта мин, которые должны были иметь огромную протяженность и огромные заряды ВВ.  Отрывку должны  были вести две изобретенные горно-проходческие машины.
Первый предусматривал четыре большие мины возле фермы Эйкхоф (Eikhof Farm) и Дам Штрассе (Dam Strasse), которые должны были быть перпендикулярными ответвлениями от туннеля длиной 1317 метров, заканчивающегося в  460 метрах позади немецких линий.
Второй  проект предусматривал, также с использованием горно-проходческой машины   длинный туннель длиной приблизительно 1432 метра)от Буа Ка (Bois Carre)  к Гранд Буе (Grand Bois). Он должен был заканчиваться на 700 метров позади немецкой линии фронта. От него должны были отходить семь ветвей, в которые должно было быть заложено в общей сложности  240 тонн взрывчатки.
Оба проекта не были осуществлены вследствие того, что обе машины оказались неработоспособны. Таким образом, летом 1917 года  в районе Блафф мины готовы не были.

Южнее Сент Элой  в районе выступа Холандшешуа (Hollandscheschuur), иначе называемом Голландской фермой, английская 250-я туннельная рота в канадском  секторе фронта летом 1916 прокладывала три мины, хотя наступление на хребет Мессин все откладывалось. Немцы   слышали шум работ и пытались противодействовать британскому минированию. Так они взорвали две контрмины ( Коин (Coin) и Кассель (Cassel), которые так и не успели вывести за пределы своей линии фронта, и сильно повредили британские туннели. Однако, англичане сумели восстановить туннели, а у немцев уже просто не было здесь саперов, которых отозвали на оборонительные работы на новой позиции. Это привело к тому, что англичанам удалось довести все три мины до  завершения и заложить заряды взрывчатки. Первый в июне массой 15.5 тонн, второй в июле массой 6.8 тонны и третий 8 тонн в августе 1916. Глубина мин колебалась между 17 и 18 метрами.
Немцы знали об этих минах, но   противодействовать работам им было нечем. Только 10 февраля 1917 они смогли взорвать одну контрмину. Да и здесь англичане восстановили   свою мину.

Еще южнее, в районе Петти Бойс ((Petit Bois) 250-я туннельная рота начала вести мину еще в конце 1915 года. В феврале 1916 они попытались использовать горно-проходческую машину, но неудачно. Однако, грунт позволял и без машины продвигаться со скоростью до 45 метров в неделю. Немцы здесь обнаружили английские работы и имея хорошие   контрмины, созданные в 1915 году, они 10 июня 1916 взорвали две крупные контрмины. Немцы были крайне удивлены, что один из двух взрывов не дал значительного выброса грунта вверх. Они не знали, что взрыв пробил английский туннель и зыбучий водонаполненный песок хлынул вниз и заполнил около 380 метров туннеля. В головной части туннеля оказались отрезанными от выхода  20 английских туннельщиков.  Из них выжил только один.
Галерея была восстановлена и были сделаны ответвления. Заряды18.7 тонн и 15 тонн были заложены а в конце июля и середине августа 1916.

Еще южнее  Пети Бойс (Petit Bois) 250-я рота начала две мины  в конце 1916  в районе Меделстеде Фарм (Maedelstede Farm). Они  представляли собой длинную   галерею длиной  приблизительно 204 м.,  которая затем   разошлась на две. Одна, чтобы поместить мину на расстоянии в 793м. в Буа де Витшите (Bois de Wytschaete), вторая под немецкой линией фронта.
Эта мина уже готовилась к наступлению в 1917 году, в отличие от вышеописанных мин, которые готовились и были готовы к взрыванию еще летом 1916.Первая галерея достигла длины 488 метров от места разветвления, но была брошена, когда стало ясно, что она не  поспеет к началу наступления.   Вторую галерею зарядили  43 тоннами аммонала и она была готова 6 июня 1917 года за сутки до начала наступления.

Если на вышепоказанной схеме опуститься ниже, то мы увидим мины в районе   Пекхэм Фарм (Peckham Farm). Работа над ними была начата еще в декабре 1915 года. Одна мина прокладывалась на глубине 20 метров, а вторая   и третья  ниже на 1 метр. В общей сложности предполагалось заложить в эти две мины 39.5 тонн аммонала. Удалось пройти около 350 метров, когда туннельщики наткнулись на зыбучий песок с большим количеством воды. Хлынувшая вода утопила нескольких солдат. Вскоре пришлось бросить работы и над вторым туннелем.
Третья мина шла достаточно успешно, но и здесь начали угадываться признаки зыбучего песка.   Пришлось мину остановить, но удалось отрыть две небольшие минные каморы, в которые зарядили тщательно герметизированные заряды взрывчатки массой в сумме 9 тонн. Однако,  вскоре после того, как были отключены водяные насосы, мина заполнилась водой и и управления зарядами было потеряно.
В начале 1917 года англичане  отрыли новую галерею, которая шла выше на 3 метра. Пройдя больше 300 метров, удалось добраться до зарядов и в марте 1917 удалось восстановить электросеть. Однако один из двух зарядов оказался подмоченным и его пришлось бросить.

Несколько южнее  Пэкхэма можно видеть самую старую из британских мин, которую начали прокладывать еще в декабре 1915. Это   Спанброкмолен (Spanbrokmolen).   250-я туннельная рота после нескольких неудачных попыток пройти зыбучий песок смогла войти в слой глины и опустила галерею до глубины 18 метров. Затем мина была передана 3-й канадской туннельной роте в конце января 1916. Канадцы прошли 240 метров, когда работы были переданы 171-й роте. Эта рота прошла до отметки 524 метра и голова туннеля оказалась под немецким опорным пунктом Спанброкмолен (Spanbrokmolen). В конце июня 1916  был заложен заряд ВВ массой 43 тонны, который стал самым крупным зарядом, заложенным британцами.
Когда наступление 1916 года в районе хребта Мессинес было отложено на год, было решено продолжить работы над этой миной и проложить два ответвления под германские опорные пункты Рэг Пойнт (Rag Point) и  Хоп Пойнт (Hop Point). К первому требовалось проложить 823 метра туннеля, а ко второму 1067 метров.
К середине февраля 1917 ответвления  углубились до 37 метров и было пройдено порядка 348 метров в каждом.
Немцы, уже не имевшие здесь нужного количества саперных рот, серьезно противодействовать англичанам не могли. Пробивать вертикальные шахты с деревянной облицовкой до выхода в горизонт сухой глины в зыбучем песка при том количестве людей и материалов, что имели, оказалось невозможно. Бетонные кольца для облицовки ствола  требовали для своего изготовления много времени и цемента, а попытки бетонировать стенки ствола прямо в ходе работ не удались.
Вместе с тем, немцы сумели опустить семь вертикальных шахт в глину и повести контрмины. Взрыв первой контрмины причинил британцам лишь незначительный ущерб. Взрыв второй контрмины   две недели спустя   разрушил 150 метров одного из туннелей ответвлений и серьезно повредил часть  главного туннеля.
Этот факт показывает, что немцы отлично знали, где проходят британские туннели и лишь истощение ресурсов не позволяло им наносить контрудары нужной мощи.
3 марта 1917 германцы взрывом мощной 13-тонной контрмины, которую они вели от шахты Эвальда (Ewald), разрушили главный британский туннель.  О том, что немцы готовят этот взрыв англичане не догадывались,  пребывая в полной уверенности, что немцы в районе Спанброкмолен (Spanbrokmolen) отказались от любой минной деятельности. 
Английским туннельщикам пришлось прокладывать новый туннель длиной 440 метров, чтобы добраться до ответвлений, которые сохранились при взрыве немецкой контрмины. Было решено в конце нового туннеля заложить заряд  динамита массой 450 кг., от которого должны были сдетонировать заряды в ответвлениях. Эти работы были закончены всего за несколько часов до начала Мессинского наступления 7 июня.

podzemna-voina-5-02.jpg (14272 bytes)Еще южнее в 1916 англичане на глубине 20 метров прокладывали мину в районе Крайсстраат (Kruisstraat), которая представляла собой три туннеля, которые дошли не только до передовых траншей, но и до ходов сообщений, идущих в тыл. Ко времени планировавшегося летнего 1916 наступления на хребте в головы двух туннелей в июле 1916 были заложены заряды по 13.6 тонн каждый.  К 25 августа 1916 был закончен самый длинный туннель длиной 659 метров и в него был заложен заряд массой также   13.6 тонн.
После того, как наступление 1916 года было отложено, работавшая здесь 171-я туннельная рота начала прокладывать четвертый туннель под опорный пункт немцев Бон Пойнт (Bone Point), который находился в 354 метрах от третьего туннеля. Этот туннель должен был иметь длину более 1 километра.
В феврале 1917 немцы  обнаружили британские работы, но ошиблись в определении места работ. Взрывом камуфлета, который произошел в 40 метрах от туннеля, в результате чего был поврежден не четвертый, а первый туннель.  Повреждение туннеля привело к его затоплению. Это вывело заряд №1 из строя. К 11 апреля англичане смогли   проложить короткий туннель к бывшему туннелю №1 и заложить новый заряд массой 8.6 тонны.
К 9 мая 1917 года англичане в районе Крайсстраат (Kruisstraat)  имели четыре готовых подземных заряда взрывчатки, из которых два сохранялись с лета 1916,   один восстановленный и один новый.
Командир немецкого 25-го саперного полка, который действовал на участке фронта у хребта Мессин, оберст Фуссляйн знал о британских минах, но вследствие того, что с лета 1916 большая часть его саперов была отозвана на Линию Гинденбурга, к лету 1917 не имел здесь достаточно развитой контрминной системы и не имел возможности эффективно противодействовать британцам.

От автора.  Стоит заметить, что немцы никогда не полагались только на развитие сети галерей прослушивания. Они уделяли очень много внимания насаждению позади британских позиций своей агентуры из числа местных жителей. Эти агенты систематически брали пробы грунта из оврагов и других мест, куда беспечные англичане ссыпали грунт, извлеченный из туннелей. Имея хорошие   геологические карты и зная, из каких туннелей отсыпается грунт в тот или иной отвал, а также количество скопившегося грунта, немцы довольно точно определяли расчетным путем как количество британских туннелей, так и их глубину, протяженность и направление. Прослушивание лишь уточняло данные. Так несекретные легко добываемые сведения, сведенные воедино, могут позволить знать секретнейшие данные.
И особенно не нужно никаких проникновений в штабы, вскрывания сейфов, вербовки вражеских офицеров. Такую методику разведки любят описывать дилетантствующие писатели в книгах о разведчиках-нелегалах.
На самом деле от 70 до 90% информации разведорганы добывают из открытых источников, либо самыми примитивными способами, описанными выше.
А своим суперагентам, проникшим в недра вражеских штабов, в центре обычно не очень  то доверяют, особенно, когда получаемые от них  данные расходятся с информацией, полученной иными способами. Уж слишком часто противник, выявив у себя "крота", не трогает его, не арестовывает, а сливает через него дезинформацию, о чем "крот" обычно и не догадывается.  Это  один из самых распространенных и банальнейших приемов контрразведки. Весьма простой и убивающий сразу двух зайцев. Один заяц, это возможность гнать противнику дезинформацию. Второй, это нейтрализация усилий еще не выявленных агентов, которым свои тоже перестают верить.
Так что, не стоит особо восторгаться всеми этими   рихардами зорге, штирлицами, мата хари, кимами филби и прочими рыцарями тайной войны.

И наконец, мины у фермы Онтарио. Точнее, мины в районе фермы  Онтарио (Ontario Farm), самые южные мины, подготовленные к наступлению на хребет Мессин к лету 1917 года. 
Прежде всего это мина, получившая название Онтарио Фарм (Ontario Farm). Условия работы здесь были особенно трудными. Голубая глина, в которой было возможно вести туннели, находилась на глубине 29 метров и глубже. Над ней перемежающиеся слои сырого суглинка и зыбучего, пропитанного водой песка. Для того, чтобы начать горизонтальный туннель, приходилось всякий раз пробивать вертикальный ствол глубиной от 25 до 35 метров, непрерывно  откачивая воду, перемешанную с песком, и немедленно  укрепляя стенки шахты стальными тюбингами. Насосы очень быстро выходили из строя из-за абразивного воздействия на них песка. Неоднократно внезапно прорвавшаяся в ствол вода топила работающих солдат. Англичане для укрепления стенок вертикальных стволов стали использовать стальные тюбинги, аналогичные тем, что использовались при строительстве метро, но значительно меньшего диаметра. Немцы, испытывая нарастающий в стране дефицит металлов, использовать этот метод не имели возможности.
Таким образом,  из-за истощения материальных ресурсов и нарастающей нехватки личного состава германцы бороться на равных с британцами  с лета 1916 уже не могли. И под землей война из борьбы   на сокрушение врага к лету 1917 давно превратилась в  борьбу  на истощение врага. А здесь Германия и Австро-Венгрия, находившиеся в континентальной  блокаде, находились в заведомо проигрышном положении.
Однако, и англичане здесь столкнулись с большими трудностями. После горизонтальной проходки приблизительно 150 метров, когда была пройдена одна треть пути через нейтральную зону, слой глины сверху внезапно был прорван водой. Громадный поток воды, смешанной с песком и речной галькой в течение нескольких минут, заполнил   около 30 метров туннеля, утопив несколько десятков туннельщиков.
Немцы поняли происшедшее, заметив, что   уровень воды в близлежащих старых кратерах внезапно стал резко снижаться. Командир 25-го саперного полка оберст Фуссляйн предложил еще больше ухудшить положение противника взрывом тяжелой мины в районе Герхард. Однако туннель здесь был еще слишком близок к немецким позициям и командир дивизии запретил взрыв, опасаясь разрушения бетонированных пулеметных гнезд, которые успешно противодействовали вражеской пехоте. Это было ошибкой немецкого командования. Англичане сумели закончить работы и подготовить мину ко взрыву всего за два часа до начала наступления.
Стоит отметить, что вдобавок немцам удалось вести англичан в заблуждение с помощью дезинформации относительно того, что они здесь якобы намерены применить танки. Имея опыт использования собственных танков и понимая всю их опасность, англичане взорвали несколько мин в нейтральной зоне с целью создания противотанкового рва. Эти взрывы только затруднили дальнейшие минные работы. Британский Генштаб оказался неспособен ни вести агентурную разведку в должных масштабах, ни анализировать получаемые материалы. Иначе, без особых затруднений они выяснили, что немцы просто блефуют. У них уже нет возможностей производить танки. Тем более, что не оценив вовремя в должной мере возможности танков, немцы сильно запоздали с конструированием этих боевых машин.

podzemna-voina-5-03.jpg (10735 bytes)На этом же участке фронта возле фермы Пети Дав (Petit Douve)  еще летом 1916  3-я канадская   туннельная рота начала, а английская 171-я туннельная рота продолжила прокладку еще одной мины, опустив ее на глубину 24 метра.  Несмотря на проблемы с зыбучим песком  она достигла длины 264 метра и зашла  под немецкий выступ, созданный вокруг руин фермы Пети Дав (Petit Douve). В середине июля 1916 британцы зарядили 27.2 тонны аммонала непосредственно под фермой и затем, повели ветвь влево на 41 метр, и подготовили вторую минную камору для заряда ВВ. Немцы погрузили две облицованные деревом шахты с  на глубину 30 метров. 24 августа 1916 британцы услышали немцев Вместо того, чтобы взорвать основной   заряд ВВ, они поместили небольшой  заряд ВВ в самую близкую ответвляющуюся галерею туда, где слышали немцев, и который были намерены взорвать, если немцы ворвутся в галерею. Этот заряд был   уложен так, чтобы разрушить глиняную перемычку выше туннеля с тем, чтобы зыбучий песок ворвался в туннель и затопил его их, сделав его недоступным немцам к британскому неповрежденному заряду ВВ. Британцы  хотели скрыть существование большого заряда ВВ под немецкой позицией, чтобы не раскрыть британское глубокое минирование по всему фронту Мессина (Messines).  Немцы обнаружили забивание меньшего британского заряда ВВ и дежурный офицер с восемью солдатами проникли в туннель, чтобы удалить заряд ВВ. Однако, англичане своевременно обнаружили немцев и взорвали заряд ВВ когда германский офицер собирался перерезать провод, и убили всех девять человек. Британцы затем выяснили, что основной заряд остался неповрежденным, начали восстановительные работы, и снова разместили 450 кг. заряд ВВ в ветви с этой же целью Однако теперь это стало ошибочным решением, повлекшим потерю этой мины.  Немцы, которые внимательно отслеживали дальнейшие действия британцев и, уточнив  направление туннеля, 28 августа 1916 взорвали крупный камуфлет, который разрушил приблизительно 122 метра основного туннеля и убил четырех солдат. Основной заряд английской мины, хотя и не сдетонировал, но оказался полностью разрушенным. Дальнейшие работы  стали бесцельными, и британцы были вынуждены оставить туннель. Они пустили в него поверхностную воду и полностью его затопили.
Таким образом у фермы Пети Дав (Petit Douve) к лету 1917 года англичане мины не имели.

Вообще, южный фланг предстоящего британского наступления на хребте Мессин, которое готовили летом 1916, но которое пришлось отложить до лета 1917, оказался  крайне сложным для минных работ из-за того, что до глубин 25-30 метров грунт представлял собой водонасыщенный зыбучий песок (плывун). И чем южнее, тем горизонт плывуна был глубже.
По этим причинам пришлось отказаться от продолжения работ у  фермы Сифорс (Seaforth Farm)   после того, как было прорыто 170 метров. Другой туннель, известный под названием " Траншея 127", начатый в декабре 1915 к выступу Блэк Шед (Black Shed), пострадал от внезапного прорыва воды, когда  достиг длины 213 метров. 
Пришлось прокладывать новый туннель, но существенно глубже (30 метров). Когда туннель достиг длины 232 метра и оказался возле немецкой линии фронта, было сделано ответвление, в которое заложили 16 тонн взрывчатки.  Основной же туннель повели дальше  и в него заложили заряд 27 тонн аммонала  к 9 мая 1916.
Кроме того, были подготовлены летом 1916 еще две мины   возле фермы  Фэктори (Factory Farm). Тунели шли на глубине 23 метра. Туннельщики  171-й туннельной роты роты здесь достигли рекордных скоростей проходки от 8.5 до 9.5 метра за 8 часовую смену против обычных 2-3 метров в смену. 
Первый заряд ВВ  массой в 9 тонн  был готов 14 мая 1916, второй массой 18 тонн под самой фермой Фэктори Фарм (Factory Farm) 11 июня. Мины у  Фэктори Фарм (Factory Farm)  из группы мин у фермы Онтарио стали  самыми южными минами, взорванными в Мессинском сражении (Battle of Messines).

Предполагалось проложить и взорвать мины еще южнее. Так, еще в  феврале 1916 171-я туннельная рота проложила туннель длиной 91 метр к большому, вдающемуся  в британские позиции, немецкому выступу  напротив леса Плогстеерт (Ploegstert). Этот выступ получил условное название   Бирдкэйж (Birdcage).  От основного туннеля было сделано четыре ответвления, которые были закончены в марте и апреле 1916.  Заряды имели массу  ВВ 9, 12, 14.5 и 15.4 тонны аммонала.   Предполагалось, что взрывы четырех таких крупных зарядов  просто сотрут с лица земли весь опорный пункт Бирдкэйж (Birdcage).

Немцы создали  первую из своих глубоких контрминных систем перед своими линиями в начале 1917. Однако, к этому времени англичане  настолько увеличили производство тяжелых артиллерийских орудий и снарядов к ним, что имели возможность в течение  многих недель вести непрерывный мощный огонь по немецким позициям.  Весной 1917, немцы решили  оставить позиции возле  Пети Бойс (Petit Bois), Холандшешуур (Hollandschechuur) и Буа Куранте (Bois Quarante) и отойти несколько назад. Этот отход исключил и использование мин против выступа  Бирдкэйж (Birdcage), посколтьку немцы отошли с этой позиции.

Командир немецких минеров оберст Фуссляйн позже писал, что из-за острой нехватки личного состава и оборудования , а отсюда и невозможности прокладывать даже слуховые туннели, он к началу 1917 года смог достоверно установить наличие только двух британских мин и подозревал о еще нескольких.
В феврале 1917  Фуссляйн  раздал пехотным командирам бюллетень, в котором он указал, что британцы готовят наступление на хребте Мессин, и что пехотной атаке будут предшествовать взрывы многочисленных мин. Он примерно указал, где наиболее вероятны взрывы и требовал, чтобы командование заранее учло это в своих планах. Он предлагал подготовить  запасные траншеи и опорные пункты, отсечные позиции, а также ряд других мер.
Это было все, что немцы теперь могли противопоставить британским минным работам. Правда, следует заметить, что и в этих условиях   Фуссляйн не прекращал попыток если не совсем нейтрализовать английские мины, то хотя бы уменьшить их эффект. Так, 8 марта он доложил командованию, что провел несколько оборонительных взрывов и нарушил британскую   минную систему  у выступа Витиште (Wytschaete). 28 апреля 1917, исходя из того, что британские туннельные работы постепенно замирают, Фуссляйн пришел к выводу, что вскоре нужно ожидать наступления на хребте Мессин и доложил командующему группой армий кронпринцу Рупперту, что в ряде мест немецкие саперы не в состоянии противодействовать британской минной атаке. Наиболее вероятными пунктами, где англичане смогут взорвать свои мины  он назвал  районы   Катерпиллар (Caterpillar), высота 60, Блафф (Bluff), промежуток между Блафф (Bluff) и Сент Элой(St Eloi), Спанброкмолен (Spanbrokmolen) и Крайстраат (Kruistraat).

24 мая Фуссляйн (Fusslein) сообщил о признаках подземных работ в этих областях, но в районе Спанброкмолен (Spanbrokmolen), где британская галерея была взорвана немецкой контрминой немца, в ближайшее время можно считать не опасным по минам.. Фуссляйн (Fusslein) также полагал, что угроза британской минной  атаки  на Витиште (Wytschaete) также предотвращена немецкими  контрмерами.

От автора. Думается, что весной 1917 года Фуссляйн оказался в сложном положении. С одной стороны у него забрали большую часть личного состава и лишили возможности проводить активные и масштабные контрминные действия, да даже иметь возможность простого прослушивания, а с другой требовали успокоить германское командование. Вот и приходилось полковнику одновременно и бить в колокола и  затыкать уши ватой командованию.

16 апреля 1917 инспектор минирования британского Генерального штаба   (Inspector of Mines at GHQ) полковник Харви (Harvey) подвел итоги минных   работ по  подготовке наступления на хребте Мессин. Из двадцати девяти мин,  часть которых   прокладывались, начиная с осени 1915, а большая часть с весны 1916, плюс те, которые готовились в период с лета 1916 до лета 1917, восемнадцать   готовы к применению, и еще три или возможно четыре будут готовы к 15 мая 1917. Три мины уничтожены немцами, завершение или восстановление двух мин  сомнительно, и две, сохранившиеся  с лета 1916 оказались не нужны.   Кроме того, четыре мины, подготовленные для наступления в июне 1916 оказались значительно южнее фронта в Бирдкэйж (Birdcage), и теперь находятся вне зоны наступления.
По мере приближения дня начала наступления огонь британской артиллерии стал столь интенсивным, что он начал срывать и те немногие контрминные работы, которые немцы еще могли осуществлять. Тяжелые снаряды разрушали дороги, силовые электрокабели немцев. Фусляйн приказал взорвать все контрмины, которые возможно могут повредить британские мины. Однако, вследствие того, что с лета 1916 года немцы не имели возможности в должной мере прослушивать британские туннели, эти взрывы не привели к положительным результатам. К тому же немецкая разведка установила, что генеральное наступление на хребте Мессин британцы начнут 10 июня. В создавшейся обстановке в начале июня Фуссляйн приказал тщательно замаскировать, взорвать и засыпать все входы в свою контрминную систему. Это совсем остановило немецкие контрминные действия.

Вместе с тем, в свою очередь у британского командования возникли серьезные сомнения в том, что мины сработают  как надо. Ведь подавляющая часть зарядов пролежала в земле год или почти год. Аммонал очень хорошо впитывает влагу и подвержен слеживаемости. Влажный и слежавшийся аммонал склонен к отказам или неполным взрывам. К тому же, англичанам стала известна новая немецкая тактика обороны, заключавшаяся в том, чтобы непосредственно   перед началом атаки противника оставлять свои передовые позиции и открывать сосредоточенный массированный огонь тяжелых орудий по нейтральной зоне, английским позиция и по своим собственным опустевшим траншеям. Батареи заранее скрытно сосредотачивались на вероятных направлениях британской атаки, тщательно подготавливали данные для стрельбы, но не стреляли до начала атаки.
В английском Генштабе в свете вышеперечисленных обстоятельств начала прорабатываться идея преждевременного взрыва мин с тем, чтобы немцы приняли  взрывы за сигнал к атаке (как англичане действовали раньше) и открыли бы заградительный артогонь, обнаружив тем самым свои батареи. В этом случае у англичан появлялась возможность обнаружить и подавить эти батареи своим контрбатарейным артогнем. К тому же, в этом случае даже высокий процент отказов мин ничего по сути дела не менял.
Однако, после обсуждения нового плана с командирами трех корпусов, которые должны были наступать, сочли более целесообразным придерживаться прежнего плана, имея ввиду и новый вариант, если обнаружатся явные признаки отхода немцев с передовых позиций.

Следует отметить, что в отличие от   минных атак 1915-16 годов  к лету 1917 в районе хребта Мессин англичане находились в более благоприятных условиях. Немцы, вследствие истощения своих возможностей уже не могли вести активные контрминные действия (в возможностях наступательных действий под землей немцы разочаровались гораздо раньше). Кроме того, туннели проходили в слое сухой глины, над которым находилось 20-30 метров зыбучего песка. Способ облицовки стенок шахты стальными тюбингами позволял преодолевать эту трудность и пробивать вертикальные стволы до слоя глины. А вот немцы из за дефицита металла в стране использовать этот способ не могли. Деревянная облицовка не выдерживала напора плывуна, а облицовка стенок бетоном требовала слишком много времени. Требовалось также выжидать, пока бетон схватится, чего плывун часто сделать не позволял. Все эти обстоятельства позволили англичанам подвести мины непосредственно под опорные пункты и траншеи немцев. В ряде случаев и под вторые и третьи траншеи.

Поскольку никогда раньше англичане не взрывали одновременно такое количество зарядов столь большой массы, то было приказано всем перед взрывом покинуть любые здания, подземные и наземные укрытия и траншеи, находящиеся ближе установленных расстояний от мест взрывов. В первый день наступлений в атаку должны были подняться одновременно девять дивизий.
Взрывы мин и первый залп тяжелой артиллерии были синхронизированы по времени. Взрывы и первый залп орудий были назначены на одно и то же время - 3 часа 10 минут 7 июня 1917.

Один английский артиллерийский офицер, наблюдавший с расстояния 15 километров взрывы двух мин - возле высоты 60 и  Катерпиллар, позднее писал, что он ощутил  настолько сильный сдвоенный подземный толчок, что едва устоял на ногах. Стена огня поднялась на огромную высоту. И одновременно открыли огонь все батареи.
В истории немецкой 204-й дивизии, державшей оборону у высоты 60, описывается, что взрывы этих мин ощущались как сильное землетрясение, ударная волна прошла несколько километров, снося на своем пути участки леса, поднимая в воздух тяжелые металлические сооружения.  Для многих солдат их траншеи и тяжелые бетонные убежища стали могилами.

От автора. Эти описания свидетельствуют о том, что заряды взрывчатки на высоте 60 и Катерпилларе с точки зрения взрывного дела были очень чрезмерными. При подземных взрывах наружу не должно подниматься пламя взрыва и образовываться воздушная ударная волна. Это говорит о том, что значительная часть взрывчатки не выполняла никакой работы, т.е. израсходована зря. Должны присутствовать только подземный толчок и выброс вверх грунта и дыма. Но англичан можно извинить. В те времена не существовало точных формул расчета подземных взрывов. Да и сегодня, пожалуй, никто достоверно не скажет, как поведет себя взрыв 20-40  тонн аммонала. Одно дело, когда взрывают десятки или сотни килограмм, и несколько иное, когда счет идет на тонны.
Да, современная практика взрывного дела знает примеры, когда взрывали и по 180 тонн. Например,   образование взрывным способом плотины в Медео (Казахстан), которая защитила Алма-Ату от селей и позволила создать прекрасный спортивный комплекс. Но большие массы взрывчатки обычно распределены  в виде относительно небольших зарядов на значительному участке местности. А у хребта Мессин заряды массой в несколько тонн и   десятков  тонн были сосредоточены каждый   в одной точке.

Историки немецкой 204-й дивизии утверждали, что в результате этих двух взрывов дивизия потеряла 10 офицеров и 677 солдат. Однако, оберст Фуссляйн опровергал эти данные и заявлял, что может доказать гибель от двух мин всего 35 человек. Остальные погибли в результате артобстрелов и действий английской пехоты.
Установить, кто здесь более правдив, невозможно. Командованию дивизии выгодно  оправдывать свое поражение шоком личного состава от ужасного зрелища взрывов и потерями от мин. Фуссляйну же нужно было доказывать, что его минеры все же добились значительного снижения эффектов британских мин.

Взрыв мины Королева Виктория (Queen Victoria) в районе Сент Элой (St Eloi) массой 43.4 тонны образовал кратер глубиной около 15 метров и диаметром 82 метра. На этом фоне уже оплывшие кратеры марта 1916 смотрелись как просто воронки от снарядных разрывов. И результат оказался похожим - местность стала труднопроходимой для пехоты и успех атаки 41-й дивизии был предопределен тем, что немцы из-за своей слабости были готовы сдать свои позиции без серьезного боя. Они начали отход, не особенно сопротивляясь и лишь сдерживая англичан для того, чтобы отход не превратился в беспорядочное бегство.

В районе Пети Бойс (Petit Bois), где наступала 18-я дивизия, взрывы двух мин оказались весьма результативными. Хотя кратеры создали препятствия для наступающих британцев, однако они сумели обойти их. Сопротивления немцев практически не было. По мнению англичан мощные взрывы оказали шоковое воздействие на уцелевших. Командир одной из рот 7-го Лейнстерского полка (7th Leinster Regiment) лейтенант Уоллис Лайон (Wallace Lyon) писал впоследствии, что немцы так и не открыли пулеметного огня, а сидели в своих убежищах. Рота взяла в плен от 200 до 300 немецких солдат, находившихся в полной прострации.  Атака в этом районе удалась.

Взрыв мины Спанброкмолен (Spanbrokmolen) также можно считать удачным, хотя сам взрыв запоздал на 15 секунд и солдаты 14-го Королевского   стрелкового полка (14th Royal Irish Rifles) были сбиты с ног мощным толчком. Англичане утверждают, что потерь  в личном составе не было. Местность в полосе действий полка изменилась до неузнаваемости, но накопленный опыт 1916 года позволил предусмотреть наличие у командиров взводов компасов. При получении боевой задачи они определяли будущее  направление атаки по компасу и во время атаки придерживались этого курса.

Хотя английская история описывает взрывы мин на хребте Мессин 7 июня 1917 как основу успеха наступления, однако, косвенные свидетельства показывают, что успех наступления на хребте был предопределен самим состоянием противоборствующих сторон и мины разве что несколько уменьшили и без того небольшие потери англичан. Очевидно немцы полагали, что слабость войск, которые здесь обороняются, все равно заставит очистить хребет и отвели большую часть своих подразделений, оставив на позициях лишь прикрытие. Об этом говорят два факта.
Первый -лейтенант Брайан Фрэлинг (Brian Frayling), который осматривал часть хребта, нашел единственное подтверждение того, что немцы в момент взрывов здесь все же присутствовали - оторванную ногу в ботинке. Трупов он так и не нашел.
Второй -   на высоте Кеммел (Kemmel Hill)  в двух милях от мины Спанброкмолен (Spanbrockmolen) был возведен помост, с которого высшие генералы английской армии и многочисленные журналисты могли наблюдать за взрывом и атакой.  А такие шоу обычно  устраиваются лишь в тех случаях , если успех боя стопроцентно гарантирован.

Мина возле фермы Онтарио(Ontario Farm), находившаяся на глубине 27 метров, хотя и взорвалась, но плывун, как выяснилось, оказался не по зубам взрывчатке. Хотя кратер и образовался, но грунт при взрыве не поднялся высоко, а лег в непосредственной близости от него. Кратер же сразу оказался наполненным плывуном, из которого взрывные газы выходили в течение нескольких часов.

Эта мина, а также мины "Траншея 127" и "Траншея 122" (ферма Фэктори (Factory Farm)) находились  в полосе наступления II-го Австралийского и Новозеландского корпуса.  По мнению командования корпуса эти мины только резко ухудшили условия наступления. Образовавшиеся кратеры заставили командиров разбивать свои боевые порядки для обхода кратеров. Резко ухудшились условия наблюдения, местность оказалась покрытой слоем жидкой грязи. Австралийцы поставили вопрос о том, что результаты действия мин не окупают себя в данной обстановке. Как доказательство отрицательной роли мин в этом наступлении австралийцы привели участок Пети Дав (Petit Douve),  где в результате немецких активных контрминных действий еще летом 1916 британцы были вынуждены отказаться от минирования. А 7 июня 1917 немецкие траншеи на этом участке были взяты австралийцами без особых затруднений. Баварцы просто оставили линию фронта в канун наступления.

Командующий британскими войсками генерал Харви (Harvey), подводя итоги успешного наступления на хребте в июне 1917, согласился с отрицательными мнениями  пехотных командиров относительно минирования.   Он обратил внимание на то, что большинство целей было выбрано за пятнадцать месяцев до июня 1917, многие  мины готовились еще для летнего наступления 1916 года, и уже не отвечали изменившимся с тех пор позициям.    Подготовленные и снаряженные взрывчаткой мины уже невозможно переделывать, когда обстановка меняется. Они должны быть либо брошены, либо взорваны. Причем, в последнем случае эффект от мин может быть только моральный. В прошедший период  между  1915 и июнем 1917, британцы разработали иные, более эффективные методы прорыва вражеской обороны. Прежде всего - танки. Подземно-минная война уже не отвечает требованиям времени.

Командир немецкого 25-го саперного полка, который занимался минными действиями на данном участке фронта оберст Фусляйн в своих записях  указывал, что   успех британцев в Мессинском наступлении ни в коей мере не зависел от мин.

Мессинская минная атака стала последней серьезной минной операцией британской армии в 1917 году, да и вообще в этой войне.  Между тем, немцы, впечатленные размахом британской минной атаки на хребте Месин  не сумели сделать правильные выводы и полагали, что англичане и впредь будут активно использовать мины. Так,  севернее Ипрского выступа (Ypres Sailent)   немцы приняли за начало минных работ   отрытые британцами укрытия для мостового имущества, которое те собирались использовать при форсировании   канала Изер (Yser) к северу от Ипра.
Немцы, собрав последние свои резервы, сформировали две новых роты минирования, которые приступили к отрывке оборонительных систем в Бузинге (Boezinghe) и Хит Сэс (Het Sas), и в под своей  линией фронта, на глубине 10-25 метров и в 100-30 метрах позади, которые им удалось опустить до 30-40 метров.  Эти работы оказались совершенно бессмысленными, поскольку англичане и не собирались производить минирование. 

В Рэйлвэй Вуд (Railway Wood)  к северу от Менинской дороги (Menin Road) и  в Хуге (Hooge), где британская 177-я туннельная рота находилась с конца 1915,  немцы ввели в действие еще одну   роту рядом с 352-й саперной минерной ротой. Фуссляйн полагал, что они сорвали британское минирование  в Рэйлвэй Вуде (Railway Wood) после Мессинского сражения (Battle of Messines)  рядом мин, взорванных  на своих  собственных линиях 13 и 14 июня 1917.
Британцы же никогда не планировали там минную атаку, и  немецкие взрывы  оказались бесполезными.

Окончательно запутавшийся Фуссляйн   сумел убедить командование армии, что   англичане не начинают Третье сражение за Ипр потому, что не располагают свободными туннельными ротами и не могут начать прокладку мин. Фактически британцы не готовили минные атаки, и все, предпринятые немцами усилия контрминной  борьбы были затрачены впустую.

Британцы после Мессина отказались от наступательных минных действий, а контрминные операции не требовались, поскольку немцы еще летом 1916 года стали сворачивать свои наступательные минные работы.

Так, на британском участке фронта минная война была свернута к  лету 1917 года и в 1918 году возобновлена не была.

 

Источники и литература

1. П.И.Бирюков и др. Учебник. Инженерные войска. Военное издательство МО СССР. Москва.1982 г.
2. Руководство и программа по подземному минному делу. Литературно-издат. отдел политуправления РВС. Москва. 1928г.
3.S.Jones. Undeground Warfare 1914-1918. Pen & Sword military. Barsley. 2010.
4.М.Виниченко. Оборона Севастополя 1854-1855. Наземно-подземное противостояние. Цейхгауз. Москва. 2007 г.
5.М.Виниченко. Оборона Порт-Артура Подземное противоборство. Экспринт. Москва. 2006 г.
6.D.V.352. Feld-Pionierdienst (F.Pi.D.). München. 1912.
7.В.Яковлевъ. О подготовкъ кръпостей къ подземной минной оборонъ по опыту Порт-Артура. С-Петербургъ. 1909г.
8.В.В.Яковлевъ. Записка о примъненiи минъ. Типографiя Главнаго Военно-Техническаго Управленiя. Петроградъ. 1917г.
9.Де Вобанъ. Книга о атакъ и оборонъ кръпостей. Въ Санктпетербургъ при Императорской академiи Наукъ. 1744.
10.H.Dv.220/4. Ausbildungsvorschrift fuer die Pioniere (A.V.Pi.). Teil 4. Sperren. Verlag Mittler und Sohn. Berlin. 1935

Рейтинг@Mail.ru

---***---

 

 

 

©Веремеев Ю.Г.
Главная страница
Военная история