Подземно-минная борьба в Первой Мировой войне
(Западный фронт)

Часть 2. Французский сектор фронта. 1915-16гг.

1915 год.

Первые недели 1915 года явились продолжением пока еще не слишком значительных минных действий.
Год открыли немцы, взорвав свою первую мину в Шампани 3 января 1915, используя 110 кг донарита, коммерческого взрывчатого вещества в основе которого лежит аммиачная селитра, самая подходящая для взрывных работ в грунте взрывчатка.  Селитра обладает очень хорошей фугасностью (400), тогда как тротил только 285. При ее взрыве образуется много взрывных газов, что обеспечивает хороший выброс грунта. К тому же селитра существенно дешевле и проще в производстве.

Январь 1915 года в Шампани прошел в обоюдной подземно-минной борьбе французов и немцев в районе высоты 191. Несколько успешнее были немцы, которые подвели к французским позициям сразу несколько туннелей, готовя один из первых крупных взрывов. В некоторых туннелях немцы вели работы чрезмерно шумно, отвлекая на них французских минеров, которые повели навстречу немецкой минной атаке контрминные галереи. А в туннелях, которые немцами предназначались для действительной атаки,  работы велись либо предельно тихо, либо в моменты наибольшего шума из ложных туннелей. Этот шум мешал французам верно определять направления и близость немецких туннелей
Утром 23 января французы взорвали контрмину, которая уничтожила ложный туннель немцев. В течение дня они произвели еще три взрыва контрмин. Это было уже  в опасной близости от немецкого боевого туннеля №2. Тогда немцы заложили большой пороховой заряд в туннель и взорвали его. Это было сделано с целью убедить французов в том, что их данные оказались верными и, мол немцы вынужденно  поспешно взорвали свою мину.

podzemna-voina-06.jpg (25345 bytes)На рисунке схема германской минной атаки на высоту 191 3 февраля 1915. Синими линиями показаны немецкие траншеи, красным французские. Зеленые линии это немецкие минные туннели и сапы. Желтые кружки это  места взрывов четырех мин.

К 27 января четыре главных туннеля уже были на расстоянии 35-45 метров от французских траншей и было решено отрыть в головах туннелей минные горны для размещения в каждом 5 тонн пороха.
30 января удалось в пятый туннель заложить еще 4 тонны пороха. Итого, к 3 февраля было заложено 24 тонны пороха. К взрыву мин приурочивалась атака немецкой пехоты.
Очевидно, на начало 1915 года это была самая крупная минная атака немцев. Грунт был поднят четырьмя одновременными взрывами на высоту до 100 метров. Были полностью разрушены несколько десятков метров французских траншей. Однако немцы не совсем верно учли направление ветра и часть грунта обрушилась на немецкие штурмовые колонны. Некоторые солдаты оказались засыпанными по пояс. Но пехотная атака началась своевременно. Были захвачены не только траншеи первой линии обороны, но и второй, и даже частично третьей линии. Французы были деморализованы и много их сдалось в плен добровольно.

Но и эта минная атака дала лишь местный локальный результат. Развить прорыв в наступление немцам так и не удалось. Правда, следует отметить, что артиллерия не смогла обеспечить даже такой успех.

podzemna-voina-05.jpg (36242 bytes)На рисунке показана забивка мины. В головной части туннеля делается минная камора (горн), т.е. помещение, позволяющее разместить необходимое количество взрывчатки. Позади каморы устанавливается щит из бревен.
За щитов возводится кирпичная стенка. Кирпичи раствором не скрепляются. За кирпичной стенкой в туннель закладываются мешки с песком на длину около 2 метров. Затем, вновь щит из бревен.
За щитом на длину около 2 метров укладываются горизонтально бревна торцами к щиту. Каждый слой бревен прокладывается слоем дерна или глины. Снова щит из бревен, и снова закладка мешками с песком.

Задача забивки состоит в том, чтобы не допустить прорыва взрывных газов в свободную часть туннеля, что приведет к резкому снижению эффективности взрыва, а то и вовсе свести результат взрыва к нулю. И в то же время забивка должна позволить достаточно быстро и легко разобрать ее после взрыва. Это необходимо по двум причинам:
1.Чтобы туннель было возможно использовать для выдвижения штурмовых групп в образовавшуюся на поверхности земли после взрыва воронку и далее в траншею противника.
2.Чтобы было возможно использовать туннель для дальнейших работ в случае неуспеха взрыва.

Столь сложное устройство забивки было разработано не сразу. В первые месяцы туннель просто закладывали мешками с песком или засыпали грунтом. Это приводило к тому, что силой взрыва мешки или грунт уплотнялись до прочности почти равной прочности цельного грунта.

17 февраля французы начали атаки на горные хребты Лез Эпажи (Les Eparges)  и  Бют де Вукуа ( Butte de Vauquois), которым предшествовали взрывы мин. Владение этими хребтами позволяло немцам держать под наблюдением местность в восточном и западном направлениях около Вердена.   В частности, горный хребет Лез Эпажи 320 м. высотой, позволял немцам обозревать всю долину   Во (Woevre) до Вердена. Естественно, что эти ключевые позиции неизбежно  должны были стать главными пунктами подземной войны.
Французская саперная рота 14/15 на хребте Лез Эпажи начала вести туннели через северные и западные склоны еще в середине ноября 1914.
7 февраля 1915 французы с огорчением поняли, что противник ведет навстречу контрмины.  Чтобы не потерять четыре месяца тяжелой  работы, было решено взорвать мины, чтобы пехота могла атаковать западную часть  хребта 17 февраля.
Эти четыре мины были взорваны в 14-00 17 числа, но, поскольку мины пришлось взрывать до того, как они достаточно приблизились к немецким позициям   и лишь образовали воронки на подступах, была запланирована часовая артиллерийская подготовка. Под прикрытием огня артиллерии пехота должна была занять воронки, а после прекращения артогня броском достичь немецких окопов.

Атака в целом удалась и западный край хребта Лез Эпажи был захвачен французами. На этом участке в дальнейшем развернется невидимая на поверхности, но до крайности свирепая подземная битва, которая растянется вплоть до осени1918 года.

От автора. Достаточно очевидно, что к зиме 1914-15 года артиллерия была не в состоянии проламывать путь пехоте. Земляные укрытия  и траншеи, колючая проволока в сочетании с винтовочно-пулеметным и шрапнельным огнем оказались непреодолимы для пехоты. Что французской, что немецкой.   Длительный (минимум суточный) артобстрел позволял понять, где противник намерен наступать, и пока наступающие многодневными артобстрелами разрушали одну позицию, обороняющиеся успевали чуть позади подготовить новую линию обороны и подтянуть резервы. Следовательно, разрушение фортсооружений противника должно было быть внезапным, чтобы можно было бы надеяться на успех.
Пришлось осваивать подземно-минную войну. Иных способов сломать оборону в тот момент просто не существовало. Если удается скрыть минные работы, то внезапный взрыв на позиции противника может дать определенный успех.
И похоже, что  основательные педантичные немцы в этой подземной борьбе были результативнее порывистых французов.

А вообще, на уровне сознания обычного человека, да и солдата, воюющего на поверхности земли, очень трудно представить себе и оценить весь драматизм и ужас подземной войны. Внешне ведь все сводится к непрерывному рытью   предельно узких и тесных подземных ходов в темноте, при нехватке воздуха. Но каково офицеру и солдату, которые затаив дыхание,  слушают эту черноту и мучительно пытаются угадать -  куда ведет встречный ход противник, как близко он, и не собирается ли он вот-вот взорвать свою контрмину. А тогда... гибель. И смерть может оказаться не мгновенной, а долгой и мучительной от удушья в коротком отрезке уцелевшего туннеля. И никто не спасет, никто не сможет прийти на помощь. Ты еще жив, но уже и мертв. Живой мертвец, что может быть ужаснее. И не останется от тебя даже могилы.

Минная война  в 1915 году разворачивалась не только в Шампани. Маленькая деревенька Каренси (Carency) расположенная в северной части хребта Вими (Vimy) в северном департаменте Франции Па-де-Кале стала одним из пунктов, за который развернулась острая минная борьба в январе 1915.

Начали минные действия в борьбе за владение Каренси французы 1 января 1915.   Вот как развивались события:

Немецкие позиции находились южнее  и французы должны были атаковать в северном направлении. Было выбрано три  наиболее перспективных участка, которым дали обозначения Альфа, Бета и Гамма. Участок Альфа обеспечивал выход к немецким траншеям на южной окраине деревни, а участки Бета и Гамма обеспечивали охват деревни с юго-востока. Сначала было отрыто несколько ходов сообщения (сап), что обеспечило отрывку траншей ближе к немецким позициям. Это с тем, чтобы уменьшить объем туннельных работ.
Работы шли в очень сложных погодных условиях.   Ходы сообщений постоянно заливало дождем.

18 января французы стали прослушивать немецкие контрминные работы. В наибольшей степени они угрожали галерее № 1. Однако, французы, используя ручной бур, сумели просверлить шурф навстречу немецкой контрмине и взорвать в нем 10 кг. шеддита. Понесли ли немцы при этом потери, осталось неизвестным. Однако, германские саперы на некоторое время прекратили работы в этой контрмине.

От автора. Разумеется. Если ваш туннель обнаружен противником ( а на это ясно указал взрыв небольшой контрмины с зарядом шеддита), то смысла продолжать здесь уже нет. Туннель под контролем и, если упорствовать, то новыми взрывами противник его все равно разрушит. Целесообразнее на время прекратить здесь работы. Враг может решить, что вы отказались от этого туннеля окончательно, и через какое то время возможно снимет наблюдение (прослушивание) в этом месте.
Вообще, вся минная война в 1915 и сводилась к тому, что противники без конца начинали рыть то в одном, то в другом месте. То бросали работу здесь, то возобновляли. Немцы и французы  стремились запутать друг друга с тем, чтобы вывести свою мину под вражеские позиции или контрмину под вражескую мину. Очень важно было определить момент когда взрывать свою мину или контрмину. Нужно взорвать очень точно по месту, чтобы разрушить туннель противника и при этом опередить его по времени.
Особо важно  при контрминных действиях, определить точно, куда он тянет свою мину и заблаговременно протянуть в точку встречи свою контрмину.
Контрмину нужно начинать прокладывать тогда, когда противник еще не может услышать ваши работы. Иногда даже до того, как он вообще начал минные действия. И нужно позволить противнику подтянуть свою мину как можно ближе к вашим позициям.  Это значительно увеличит объем работ противника по прокладке мины и одновременно позволяет уменьшить свои контрминные работы. К тому же это известная гарантия того, что противник не ведет минных работы в других местах, ведь его возможности не беспредельны.
Взрыв вашей контрмины должен быть такой силы, чтобы как можно больше разрушить его мину, и в то же время, чтобы на поверхности земли не образовалось бы воронка.
Иногда все это напоминало воздушный бой двух групп самолетов-истребителей, только длящийся не секунды и минуты, а недели и месяцы.

К 29 января французы заложили взрывчатку во все три мины. Однако, взрывы пришлось отложить в связи с тем, что изменились тактические намерения французского командования.
Вскоре французы обнаружили, что немцы подбираются к заряду ВВ, заложенному в галерее №1. Попытка  противодействия взрывом 10 кг. заряда в шурфе навстречу немецкой контрминной галерее не удалась, и тогда было решено взорвать мину в галерее №1 и провести частную пехотную атаку, чтобы хоть как то использовать результаты взрыва.
В первых числах февраля рано утром французы взорвали эту мину Масса заряда составляла несколько тонн пороха. . Образовалась воронка 15 метров в диаметре. Французы смогли занять не только воронку, но и небольшой участок немецких траншей.

Их  здесь ждало неприятное открытие. Было обнаружено  множество входов в минные галереи. Оказалось, что немцы уже давно ведут активные минные работы, которые не были выявлены своевременно. 8 февраля немцы произвели взрыв мины. Он оказался неудачным, но теперь было ясно, что на одну французскую галерею № 1 на участке Альфа немцы имеют по меньшей мере с десяток

Французское командование пришло к выводу, что они  утратили инициативу в минных действиях, и попытались взрывами мелких зарядов (до 10 кг. шеддита) в пробуриваемых шурфах навстречу немецким минам остановить противника. Эти меры оказались безуспешными, но шурфы позволили улучшить прослушивание минных работ германских саперов.

Одновременно было решено изменить тактику минирования. До этого времени сначала как можно ближе к противнику отрывались сапы (ходы сообщения) и уж затем отрывались  неглубокие туннели. Это диктовалось соображениями уменьшения объема работ и ускорения прокладки мин.
Теперь же было решено начинать отрывку туннелей далеко позади своих траншей (противнику значительно труднее обнаружить работы) с тем, чтобы вести их с наименьшим уклоном (сильно облегчаются условия удаления разработанного грунта из туннеля). Это обеспечивает возможность прокладки туннелей на большой глубине. Германцы обнаружат такие  туннели значительно позднее и им будет гораздо труднее вести свои контрмины. Даже зная о французском туннеле, немцы будут сильно опаздывать с контрмерами.

Поскольку существовала опасность, что немцы захватят французские мины на участках Бета и Гамма, было решено также взорвать их с такими же целями, что и  мину в галерее №1 на участке Альфа. Взрывы были назначены на 4-30 24 февраля 1915.

От автора. Итак, в феврале 1915 минная война уходит глубже под землю. Наверное, читателю, зевающему над этими строками, минная война кажется нудной и скучной. Вдобавок малорезультативной. Вроде как вместо нормальной скорости показа фильма человеку предлагают смотреть его замедленным раз в десять.
Да, так оно и было. Поэтому и в то время минеров журналисты своим вниманием не баловали, и о миной войне ничего не писали. Так минная война осталась неизвестной страницей этой Великой Бойни.

Однако, немцы уже знали, что следует ожидать взрывов и соответственно подготовились. Взрыв на участке Бета не дал ровным счетом никаких результатов, поскольку плотный немецкий огонь не позволил проникнуть в воронку даже разведгруппе французов.

На участке Гамма произошел отказ заряда.  Минерам пришлось разбирать забивку и устранять обрыв огнепроводного шнура. Поскольку оказалось невозможно в требуемое время забить заряд снова, от взрыва на участке Гамма отказались.

От автора. Довольно странным представляется использование французами для воспламенения  мин огнепроводного шнура. Ведь еще в Крымскую войну  в период подземно-минной борьбы за Севастополь в 1854-55 годах русские минеры применяли гораздо более надежный электрический способ взрывания. Успехи русских и неудачи французских саперов еще тогда должны были убедить европейских специалистов в необходимости развития электрического способа взрывания. Но Европа должных выводов из той войны не сделала. Спустя полвека Франция все еще считала  огневой способ взрывания основным, если не вовсе единственным.

"Отсталая" Россия и "передовая" Европа...

В первые дни марта немцы у Каренси взорвали три контрмины, но не повредили французские туннели.  Тем временем  к деревне Каренси кроме уже задействованной роты 20/3 была подтянута еще одна саперная рота (14/5), которая взяла на себя работы на участке Альфа.

В одну из последующих ночей французских саперов ждала неожиданная удача. Из-за необходимости обойти большую глыбу скального грунта они изменили направление и случайно наткнулись на уже готовую к взрыву немецкую контрмину. Немцы явно знали о мине, которую ведет противник и выжидали, когда она окажется достаточно близко. Изменение направления спутало карты германцев. Один сапер проник в немецкий туннель, вытащил из заряда электродетонаторы. Он успел обрезать провода одного, но  в этот момент немцы подали ток на второй. Сапер погиб, но французы овладели зарядом ВВ.

И все же у Каренси германские саперы были успешнее французских. 12 марта 1915 они взорвали две крупные контрмины.
Первый взрыв разрушил сразу три галереи и засыпал трех саперов, которых, однако, удалось откопать.
Второй взрыв  разрушил французскую галерею №5 на 40 метров от входа, уничтожив часть результатов многонедельной работы. При этом оказались отрезанными от своих пять саперов из 6-го территориального полка. Их товарищи были вынуждены  пытаться спасти их , и одновременно заряжать 200 кг. шеддита галерею №7.

И здесь немцы допустили серьезную ошибку. Они, как и французы, слышали подаваемые засыпанными минерами сигналы, и решили, что успех взрывов полный, а шумы работ это попытки спасти товарищей.
Между тем, французы делали и то и другое одновременно. Спасательные работы одновременно являлись маскировкой минных работ. В результате было спасено четверо из пяти засыпанных, забита разрушенная часть галереи №5, а сама она была продолжена. Наконец она была заряжена 200 кг. шеддита и взорвана. Шум и крики на немецкой стороне убедили французов, что взрыв был результативным.
Однако, в данном случае взрыв мины был самоцелью, а не средством обеспечения пехотной атаки на германские позиции

Подземно-минная борьба у Каренси становилась изнурительной. Ни та, ни другая сторона уже не могли отказаться от минных и контрминных работ, и оставить инициативу противнику. И в то же время среди солдат пехоты нарастал минный ужас, лишавший их мужества. Они были готовы в любой момент бросить позиции и бежать при малейших подозрениях на то, что противник намерен взорвать очередную мину.  Перспектива в любой момент просто взлететь на воздух пугала невероятно.

Вот тогда и родился термин "минный страх", который стал с тех времен основным поражающим фактором любых мин. И не только подземных. Страх иррациональный, вызываемый полным бессилием хоть как то защититься от мины.

От автора. С появлением и развитием мин в нашем современном понимании этого оружия минный страх усилился тем, что теперь каждый солдат понимал, что он сам может стать своим же убийцей. Причем, этому страху в наибольшей степени подвержены не новички, а уже повоевавшие опытные солдаты, испытавшие и узнавшие на собственном горьком опыте, что такое мины. И что любопытно, так это то, что во всех войнах погибло и было искалечено на минах в сотни раз меньше солдат, нежели от других видов оружия. Мины в основном калечат души бойцов. И в большей степени  как раз тех, кому повезло не наступить на мину или не зацепиться за проволочку.

Мартовские события  у Каренси убедили французов, что вести подземно-минную войну лишь одними минными галереями недостаточно. Необходимо создать подземно-минный фронт обороны.

С этой целью они решают прокладывать туннели в направлении противника на двух уровнях и соединять эти туннели поперечными ходами с тем, чтобы в любой момент можно было начинать минные или контрминные работы в любом угрожаемом месте достаточно близко к противнику и удаленно от своих позиций.
Продольные туннели отрываются на дальность на 20-30 метров от своих окопов и затем соединяются поперечными туннелями. Причем, продольные туннели должны начинаться в тылу, с линии вторых или даже третьих позиций и проходить под траншеями первой позиции.
Таким образом, с помощью поперечных туннелей (имеется в виду- поперек туннелей, идущих в сторону противника) образовывалась непрерывная цепь туннелей вдоль линии траншей впереди них на 20-30 метров. Вражеские работы теперь можно было прослушивать по всей линии фронта. В меловом грунте на дальность до 20 метров.
Кроме того, образующаяся сетка туннелей обеспечивала большую безопасность минеров, поскольку в случае обвала туннеля  минеры могли выйти из под земли через любой другой. И еще одно достоинство выяснилось вскоре - такая схема обеспечивала естественную вентиляцию и отпадала надобность в шумных вентиляторах с ручным приводом.

На эти работы были выделены две территориальные саперные роты (4/8 и 9/2). Они начали отрывку девяти продольных галерей на наиболее угрожаемых участках (Альфа и Гамма), которые должны были пройти под траншеями первой позиции на глубине 15-20 метров. Это, по мнению специалистов исключало возможность немцам захватывать или разрушать эти главные туннели, которые должны были стать основой подземно-минного фронта обороны.

От автора. Итак, весной 1915 года минная война уходит глубоко под землю. Появился новый элемент обороны - подземно-минный фронт.

Вскоре к этим двум саперным ротам были добавлены еще две. Кроме того, было приказано придавать им по потребности пехотные роты.

Началась подземная операция под названием "Осада Каренси" (Siege of Carency). Уже   к 26 марта  стало ясно, что хотя немцы работают очень активно, любой их туннель теперь обнаруживается своевременно и взрывами небольших зарядов в пробуриваемых навстречу шурфах удается срывать эти работы.
Ночью 16 апреля французские минеры наткнулись на остатки немецкого туннеля. Там были обнаружены обрывки одежды. В кармане лежало письмо, датированное 15 марта. Вероятнее всего это было результатом взрыва французской контрмины 29 марта или 2 апреля.

22 апреля немцы наносят контрудар. Они все же сумели обмануть французов, приблизиться к их системе и взрывом мины убить двух саперов. Французы немедленно ответили двумя взрывами 100 и 400 кг. на глубине 15 метров. Результаты остались неизвестны.

От автора. Похоже, что в апреле 1915 у Каренси подземно-минные действия  из средства обеспечения последующей атаки пехоты превращаются в подземную войну саму по себе. Это несколько напоминает войну в воздухе. Там тоже по большей части истребители воюют друг с другом, забыв о том, что изначально задача авиации состояла в поддержке наземных войск.

Вместе с тем, французы не собирались только обороняться. Они также вели атакующие мины.  Поскольку работы велись одновременно в очень  многих местах, то немцы были дезориентированы, и их противник смог довести до германских позиций семнадцать туннелей в начале мая 1915. Дата пехотной атаки была назначена внезапно на 5 мая и у саперов были всего сутки, чтобы заложить заряды и забить туннели. Каждый заряд имел массу от 200 кг. до полутора тонн. А всего было заложено 17.5 тонн взрывчатки. Этот взрыв должен был стать самым грандиозным с момента начала подземно-минной войны.

Однако, атака была отсрочена на сутки, потом еще на сутки, а затем и вовсе была перенесена на 9 мая. Это сильно обеспокоило специалистов, опасающихся за отсыревание огнепроводных шнуров.

9 мая 1915 года штурмом деревни Каренси началась Вторая битва при Артуа. а В 6-00 артиллерия начала четырехчасовую артподготовку. Все 17 мин (17.5 тонн шеддита) были взорваны группами в течение 20 минут с 6-45 до 7-05.
На участке Альфа взрывы мин полностью разрушили окопы и убежища на протяжении 300 метров. Массированный артобстрел не позволил немцам подтянуть на этот участок резервы. Пехотной атакой, начавшейся в 10-00, участок был взят после незначительного сопротивления. И хотя, немцы удерживали Каренси еще трое суток, однако целостность обороны была нарушена и деревню пришлось сдать.

К этому времени французское командование выработало основные технические приемы прокладки минных туннелей:
1. Прежде всего, туннелей должно прокладываться одновременно не менее двух.
2.Между соседними туннелями расстояние 15-20 метров.
3. Глубина порядка 15 метров. 
4.Избегать  оборудовать вертикальные стволы. В крайнем случае их можно прокладывать для скорейшей проходки скального грунта.
5. Контрмины должны быть только камуфлетами. Т.е. взрыв должен иметь мощность такую, чтобы разрушить вражескую мину, но не образовать воронку на поверхности.
6. Первые 40 метров туннеля должны иметь высоту 1.3-1.5 метра и ширину 1 метр. Дальше высота 0.8 м., ширина 0.6 м.
7. Между параллельными туннелями необходимо прокладывать соединительные.
8. Извлеченный из раскопа грунт должен удаляться туда, где противник не сможет его обнаружить.

Тактика контрминных действий может быть активной или пассивной.
При активной тактике предполагается быстро вести туннель под вражескую мину, маскируя работы шумами работ противника, для чего предварительно изучить режим его работы.
При пассивной тактике контрминные работы прекращаются как только выяснится направление работ противника. В контрмину закладывается заряд и организуется прослушивание. Как только противник приблизится достаточно, контрмина взрывается.
Как правило используются обе тактики попеременно.

Еще одним  пунктом, где  зимой и весной 1915 развернулась  активная подземно-минная война,  стала деревня Буа Сан-Мар (Bois Saint-Mard) в департаменте Уаз (Oise) на севере Франции.
Здесь грунт был в основном скальный и известняк. И когда французский пехотный командир доложил, что ему слышны шумы подземных работ, ему просто не поверили. А между тем, немцы вели мину. Причем делали это в высшей степени шумно. Командир   роты 9-го саперного полка в силу своей немецкой исполнительности при полнейшей неопытности спешил подвести мины, совершенно не соблюдая мер звукомаскировки. Для разработки грунта в туннеле он использовал бурильные машины с приводом от  бензиновых моторов (шум моторов и дым выхлопов был хорошо заметен с позиций французов) и взрывные работы.

Командир французской саперной роты 19/1 капитан Гуаля (Gourlat) начал прослушивать немцев   из мелкого туннеля 16 января, но три дня спустя его начальник полковник Пранге (Prange), начальник инженерной службы 37-й дивизии, приказал прекратить прослушку и все работы по прокладке контрмин, полагая это обманными действиями немцев (уж слишком они демонстрировали прокладку туннеля).
25 января Гуаля уже чувствовал сотрясения грунта от взрывов бурильных зарядов ВВ. Он попытался самостоятельно остановить немцев, приказав пробурить шурф навстречу немецкой мине и взорвать небольшую контрмину. Однако, в известняке бур прошел всего 2 метра и его заклинило.

Тем же вечером немцы взорвали 2 мины в 4 метрах от французских траншей. Образовались две воронки диаметром по 20-25  метров. Оказалось уничтоженными 50 метров траншей, убито 25 и ранено 22 солдата пехоты.
При этом Гуаля констатировал, что немцы заканчивают работы в третьем туннеле. Они явно приступили к закладке заряда ВВ. Взрыва следовало ожидать через 4-5 часов после взрыва первых двух мин. Он предложил отвести пехоту на 30-40 метров назад, отрыть там новые траншеи и прикрыть их колючей проволокой.

От автора. По-моему, капитан Гуаля инстинктивно нащупал еще один тактический прием контрминных действий - отвод пехоты с угрожаемых участков на несколько десятков метров назад с оборудованием запасной позиции. Он вполне применим, если прокладка контрминных туннелей невозможна или сильно запаздывает. Или в распоряжении командования нет достаточно саперов. В этом случае взрыв мины лишь разрушит пустые траншеи, а вражеская пехота наткнется на сильные окопы. Последующей контратакой можно восстановить прежнее положение.

Несколько отвлекаясь от темы. Прием отвода пехоты с первой линии траншей в момент начала артподготовки немцы широко практиковали в первый период Отечественной войны. Наша артподготовка  перепахивала пустые окопы, а поднявшаяся в атаку   пехота сначала напарывалась  на минные поля и проволочные заграждения, которые немцы заблаговременно создавали между своими первой и второй линиями траншей, а затем натыкалась на вторые пехотные позиции немцев. Артиллерия в этот момент помочь ничем не могла, поскольку уже израсходовала большую часть снарядов, и к тому же должна теперь переместиться вперед, чтобы доставать до второй линии. Застрявшую и понесшую потери пехоту немцы немедленно контратаковали, и отбрасывали назад. Зачастую  немцы при этом захватывали и наши траншеи первой линии.
Прием не особенно хитрый и описанный в Боевых Уставах. Но его надо знать. Это я к тезису "Для того, чтобы успешно воевать,  нужно отбросить в сторону никому не нужные боевые уставы, которые только приучают к шаблону". Дорого же нам обошлось в 41-42 годах пренебрежение или незнание   Боевых Уставов.

На хребте Лез Эпажи ( Les Eparges)   после взрыва французской мины 17 февраля 1915 наступило минное затишье, которое продолжалось до начала мая. Бои за овладение хребтом шли жестокие, но мины не использовались. Затем минная война резко обострилась.  Немцы прибегли к массированному применению мин. В результате многочисленных взрывов мин  прекратило свое существование целое плато. Некоторые воронки достигали диаметра 60 метров. Многие воронки слились и пейзаж стал напоминать поверхность Луны.
В конце сентября и октябре 1915 немцы взорвали ряд мин вокруг Пункта X в восточном конце горного хребта. 
Первую 26 сентября. У французов трое были убиты, четыре ранено и пятнадцать были засыпаны или пропали без вести.
Два дня спустя немцы взорвали еще две мины поблизости, убив шестерых.
Затем последовали ежедневные тяжелые   артиллерийские и минометные обстрелы.
13 октября, массивная мина, взорванная в 1-30 , уничтожила пять отделений  французского 303-го полка.
Еще две мины взорвались в 2-15 и одна в 4-10. Эти две были крупнее, чем первая. Они уничтожили   большую часть 303-го полка. Оставшиеся в живых попытались защитить позиции , но не могли сориентироваться, настолько изменилась местность после взрывов.
В конце концов французы заняли оборону по северным краям линии минных воронок, немцы по южным.
16 октября французы ответили немцам двумя взрывами и захватили воронки, которые доминировали над немецкими позициями.

В течение октября и ноября 1915 количество минных взрывов на хребте Эпажи (Eparges) доходило до четырех в неделю. Образовалась непрерывная цепь воронок длиной 700 метров. Немцы, имевшие преимущество в том, что южный склон хребта был довольно крутым, имели возможность вести горизонтальные выработки существенно глубже французских.
Значение хребта Эпажи было велико, поскольку с него можно было обозревать всю долину Войе (Woevre), что давала германской армии огромные преимущества для наступления на Верден (Verdun), которое они планировали на декабрь 1915 года. Это и предопределило жестокость минной войны на хребте.
Командующий французской восточной группой армий генерал Дюбай (Dubail)  11 ноября 1915  предложил сбросить противника с  хребта общей  минной атакой. Она была запланирована на 29 декабря, но нехватка специалистов и оборудования не позволила выполнить этот план.

К декабрю 1915 года французское верховное командование пришло к выводу, что все минные действия слишком разрозненны и между собой никак не координируются, не увязаны в единую стройную систему.  Каждый командующий и командир действуют на свой страх и риск и в силу имеющихся у них средств и сил. Это приводит к слишком большим, но малорезультативным затратам. Минные действия  так и не поднялись выше местного тактического уровня, хотя уже давно стало ясно, что любой сколько-нибудь крупный прорыв вражеских линий невозможен за счет использования только артиллерии. Даже и крупных калибров.
Главнокомандующий генерал Жоффр потребовал изучить опыт минных работ, представить ему общий   план минной войны на основе изучения перспективности минных действий на различных участках фронта. Планом должно было быть предусмотрено концентрирование сил и средств на   наиболее перспективных участках фронта. Он приказал истребовать от офицеров, имеющих опыт минных действий,  предложений по улучшению оборудования, приемов работ и тактических приемов.
Однако командир 35-го корпуса генерал Эбеней (Ebener), и командир 61-й дивизии генерал Нивель (Nivelle) отозвались о минных действиях отрицательно, указывая на явную несоизмеримость результатов взрывов немецких мин с теми трудами, которые те приложили. В качестве примера они привели немецкий взрыв мины массой 3-4 тонны у Буа Сан-Мар (Bois Saint-Mard). Образовалась воронка 32 метра в диаметре, и было убито 3 и ранено 2 солдата. При этом своя пехота овладела воронкой, сместив тем самым позицию вперед на 15 метров. Много месяцев тяжелейших и опаснейших работ, огромный расход взрывчатки для того, чтобы убить несколько французских солдат. Эти два генерала предлагали ограничиваться только достаточными контрминными действиями.

Ряд генералов выдвинули  тезис о том, что минные действия при их огромной затратности и многомесячной работы дают несоизмеримо малый результат. Мол, те же самые результаты можно получить  огнем тяжелых гаубиц и  минометов в несколько часов.
Результатом обсуждения явилось то, что в 1916 году минная активность французской армии резко снизилась и свелась в основном к контрминным действиям, если не считать минной войны на хребтах   Эпажи и Бют де Вукуа.

Основные события на хребте  Бют де Вукуа (Butte de Vauquois)  в 1915 году развернутся на плато возле  деревни Вукуа (Vauquois) расположенной на высоте 289 м. выше уровня моря. Поскольку этот хребет  также господствовал над окружающей местностью, как и хребет Эпажи, минная борьба здесь начнется в марте 1915.
Об ожесточенности подземных боев на хребте Бют де Вакуа говорит тот факт, что между мартом 1915 и апрелем 1918 на участке длиной по фронту и шириной 340 метров будет взорвано 519 мин и контрмин.
Здесь боевые действия первыми развернули французы. Уже  17 февраля они повели 6 мин. Заряды были невелики.  20-25 кг. Половина мин не сработала.

В марте 1-я рота 30-го Рейнского саперного полка (1.Pi. /30), полка, развернутого из   довоенного крепостного батальона, начала минирование из подвала дома, о котором узнали французы (саперная рота 1/50). Они тут же  начали вести оборонительные галереи особенностью хребта Бют де Вукуа было то, что его грунт представлял собой твердый песчаник. Его было трудно разрабатывать, зато не было необходимости делать обшивку потолка и стен. Кроме того, туннели не уходили глубже 3-4 метров.
Борьба шла с переменным успехом.
К середине апреля 1915  французы вели девять мин   к немецким позициям, но из-за мелкого заложения, эти туннели были уязвимы даже для   ручных гранат. 
В начале мая 1915 французы попытались взорвать одну из мин, но из-за их приверженности к черному пороху, который часто отсыревал, попытка не удалась.
13 мая французы были вынуждены взорвать две контрмины, каждая по 30 кг. шеддита, чтобы остановить весьма быстрое продвижение противника.
В эту же ночь немцы сумели прорваться в одну из французских галерей, но работавшие там саперы успели вовремя отступить, а  капрал Менге сумел взорвать 100кг. заряд и разрушить туннель.
Французы использовали свои неповрежденные галереи в последующие несколько дней, чтобы взорвать четыре мины и одну контрмину, разрушив тем самым немецкие позиции на линии фронта, а также те немецкие туннели, которые опасно близко подошли к их собственным линиям. Однако, это привело к тому, что германским минерам стала понятна французская система туннелей.  они оказались в состоянии возобновить свое продвижение и взорвать три сильных заряда ВВ близко к французской линии фронта.
Французы ответили в июне 1915, начав работы над более сильной системой подземной обороны, основанной на линии туннелей, идущих в строну немцев на 15 метров через каждые 15 - 20 м. вдоль всего фронта на 400 м. Эти галереи дали потенциальное преимущество, но немцы ответили новыми галереями на глубине 4 м., начав вести их. К тому же германцы стали использовать малошумящие высокомощные буровые установки с электроприводом . Они воспользовались и французской тактикой контрминной системы.
22 августа французские "кроты" случайно обнаружили обширную естественную карстовую полость. Но практически одновременно в эту же полость вышли и немцы. Первые немедленно взорвали там заряд взрывчатки и принялись поспешно забивать свой туннель. Кайзеровские саперы ответили взрывами двух контрмин в этой полости (475 и 550 килограмм).
Летом 1915 саперная рота  5/1 была усилена двумя ротами (5/3 и 5/51)  и, казалось, французы получили преимущество, сумев взорвать за 4 месяца 77 зарядов ВВ  в ответ на 51 немецкий. Каждые два   из трех зарядов ВВ взламывали поверхность, создав массу воронок по 10 метров каждая.   Пехота попыталась использовать воронки, чтобы продвинуть линию траншей вперед, но после ожесточенных боев удержаться в них не смогла.

Постепенно, обе стороны на хребте Бют де Вукуа пришли к убеждению, что только мины обеспечивают продвижение вперед хотя бы на несколько метров. При этом, следует заметить, что если в июне 1915 туннели в основном проходили на глубине 4-6 метров, то  к концу года они стали уходить вниз на 15-20 метров. Дело в том, что   новые туннели приходилось вести под дном воронок. При этом чаще стали происходить обвалы из-за того, что прочный до взрывов песчаник, становился после них подвижным. К тому же минеры стали часто сталкиваться со взрывными   полостями, заполненными взрывными газами.
Более совершенное бурильное и вентиляционное оборудование обеспечивало немцам боле высокие темпы работ и скорейшее возобновление их после взрывов. В туннелях они стали использовать для удаления грунта рельсовые вагонетки, которые   двигались с помощью троса, идущего от мотолебедки, стоявшей у входа в туннель. . Причем вагонетки подавались так, что разрабатываемый бурами грунт сыпался непосредственно в них. Эти меры резко уменьшили объем ручных работ и в разы повысили производительность. Тем самым французы вынуждались взрывать своим мины преждевременно, а нередко бросать свои туннели и даже сами разрушать их.

Германские саперы проявляли больше изобретательности в деле обмана противника. Они стали заглублять свои мины так, что они проходили под  воронками от старых взрывов на глубине от 25 до 40 метров. При этом они имитировали активные работы в своих старых туннелях малой глубины и периодически взрывали там заряды ВВ (явно преждевременно), убеждая французов в эффективности их контрминной системы. А между тем, немецкие работы в галереях глубиной в 40 метров совершенно не прослушивались французами

К декабрю 1915 заряды мин на хребте Бют де Вукуа стали превышать 1 тонну.  А в феврале 1916 французы взорвали мину в 2300 кг.

1916 год.

В феврале 1916 германская армия начала крупное наступление в районе Вердена. Хребты   Лез Эпажи  и Бют де Вукуа в этом наступлении играли роль  важнейших  наблюдательных и командных  пунктов, что критично затрудняло действия французов и облегчало атаки немцев.  Генерал Нивель (Nivelle)   противник подземно-минной войны, но сторонник контрминной, когда стал командующим 2-й армией отдал распоряжение 2-му корпусу об усилении контрминной борьбы и разработал подробные инструкции. И хотя, инициатива в минной борьбе на хребте  Эпажи была отдана германской армии, однако она  продолжалась в течение всего 1916 года. Некоторые немецкие заряды достигали массы   40 тонн.

Немцам было очень важно захватить господствующие высоты хребта Бют де Вукуа. 3 марта 1916 они взрывают на глубине 35 метров заряд   массой 16.5 тонн. Взрывом будут уничтожены 3 французских сапера и 12 наблюдателей из пехоты. Французы так и не обнаружили этой мины из-за ее большой глубины. Но и расход взрывчатки потребовался большой.
Лейтенант Andre Pezard, из 46-го пехотного полка так описал результаты этого взрыва:

"Все  наблюдательные пункты восточной оконечности хребта  были взорваны вместе с ходами сообщений; целый угол хребта исчез в пустоте; воронка диаметром 60 метров. Это почти невообразимо; холм разрезан насквозь. Первая немецкая линия траншей тоже сметена; между ними и нами открывается кратер, который расширяется и становится более глубоким все больше вправо  В глубине кратер  имеет желтый и серый цвет; странный  аромат плесени плавает в пустоте. По всей  разрушенной линии  чудовищные кучи комьев грунта и целых кусков скал.  Выброшенный из под земли грунт образовал  вокруг воронки  кольцевой вал двадцать метров шириной, восемь или десять метров высотой. Там мы потеряли половину солдат, навсегда засыпанных грунтом, растерзанных и расплющенных. Их невозможно откопать, чтобы по христиански предать земле...."

podzemna-voina-07.jpg (15463 bytes)К этому моменту французам стало ясно, что использовавшееся  весь 1915 год оборудование уже не отвечает задачам. Превосходство немцев в техническом оснащении обеспечивает серьезные преимущества в подземной войне. И  для ускорения  ответных действий на хребет доставляется экпериментальная электрическая буровая установка Bornet фирмы   Service Electromecanique (SEM)  Эта  установка могла бурить шурф в скальном грунте  диаметром до 15 см. на длину до 50 м. со скоростью 8 - 10 м. в час.

23 марта 1916 французские саперы поспешно взрывают очередную мину, поскольку обнаружили повышенную активность немцев вблизи туннеля. Взрыв на первый взгляд  оказался удачным. На воздух взлетела церковь в деревне Вукуа, 60 метров первой немецкой траншеи и 30 метров второй траншеи. 30 немецких  солдат пропали без вести. Однако, к успеху французской пехоты это не привело. Удалось занять только южный край кратера в непосредственной близости от своих траншей. Вдобавок, оказалось, что выброшенный взрывом грунт образовал на немецкой стороне кратера высокий вал. Это дало  возможность немцам наблюдать и обстреливать снайперским огнем несколько десятков метров траншей противника.

Свой западный фланговый туннель №1b (Stollen 1b) на хребте Бют де Вукуа немцы начали прокладывать еще в ноябре 1915. И хотя он имел высоту всего 80 см, а ширину 150 см.,  к середине февраля 1916 удалось проложить всего 86 метров. Взрыв этой мины станет самым грандиозным на Западном фронте. Немцы отроют в конце туннеля минный горн размерами 5 на 4.5 метра и высотой 2.7 метра, который вместит в себя 50 тонн взрывчатки. Это на 6.8 тонн больше, чем знаменитая английская мина St. Eloi, которую британцы взорвут летом 1917 года во время сражения при Мессине.
Закладку взрывчатки немцы начали 25 февраля и длилась она силами тридцати солдат три с половиной недели, включая последующую забивку туннеля. В заряд немцы установили 500 электродетонаторов и проложили три дублирующие электровзрывные линии. Забивка представляла собой 6 метров бетона и 80 метров мешков с песком ( 25 тыс. мешков). Причем, через каждые 5 метров устанавливалась прочная стенка из бревен.

Взрыв 50-тонной мины немцы произвели лишь 16 мая 1916. Взрыв образовал воронку диаметром около 60 метров. Было разрушено около 35 метров   французских траншей в трех линиях обороны. Погибла почти вся 9-я рота 46-го пехотного полка (108 солдат). Сильнейшее сотрясение грунта привело к   полному разрушению трех французских минных туннелей. А в них погибло 9 саперов. Однако, по неясным причинам, немцы не сопроводили взрыв попыткой сбросить французов с хребта. Возможно, что к этому моменту на этом участке фронта они не имели достаточно пехоты, способной атаковать.

От автора. И вновь "гора родила мышь". Огромный длительный труд, громаднейший расход взрывчатки, впечатляющее зрелище. И хотя, противник понес определенный ущерб и потери, к даже тактическому успеху это не привело.

Взбешенный командир 5-го французского корпуса генерал Гилюма (Halion) потребовал в ответ произвести взрыв мины массой не меньше 100 тонн. Однако, для выполнения этого задания требовалось не меньше, чем 250 саперов, а их столько у французов не было. Мина не была выполнена. Тем более, что французское командование требовало ограничиваться энергичными контрминными действиями и в ответ на прокладку немцами глубоких мин создать на хребте вторую контрминную систему на глубине 25-30 метров.

А между тем, германские саперы уже давно систематизировали свои минные действия на хребте и вели их по единому продуманному плану. Еще в апреле 1916 года они начали прокладку трех туннелей (Ost; Mittel, West) на глубине 42 метра, используя благоприятные условия местности. Крутой северный склон хребта позволял сразу начать вести туннели горизонтально. А это  позволяло со значительно меньшими трудностями удалять разработанный грунт из туннелей.  Отвод же грунтовых вод не требовал насосов.
7 июня они  выполнили три взрыва, которые из-за   недостаточных зарядов не образовали воронок, но очень встревожили французов.
20 июля немцы  взорвали большую мину под воронкой, образовавшейся при взрыве 16 мая, значительно углубив ее.
26 июля  повторный взрыв под воронкой  от 3 марта. Этот взрыв образовал воронку 50 метров в диаметре.

Подземное сражение  за  плато хребта Бют де Вукуа было проиграно. Французское командование, пришло к выводу, что немцы в конце концов просто уничтожат их позиции на плато, и в начале августа приказало 46-му пехотному полку оставить плато. За год подземной войны французские саперные роты только убитыми в туннелях потеряли около 215 солдат.
И хотя, три свежие саперные роты (27/51, 16/3 и 27/1) смогли 19 августа на плато  взорвать два заряда (один 10 тонн пороха и один в 1 тонну динамита), однако немцы своевременно распознали угрозу и временно отвели с угрожаемых участков свою пехоту. Они  могли это теперь делать потому, что французской пехоты теперь на плато не было.

Однако, минная война на хребте   продолжалась. Хотя французы оставили плато, они продолжали удерживать южные склоны. Взрыв пяти немецких мин 22 августа показал, что ободренный успехом борьбы за плато противник намерен продолжить подземное сражение, чтобы овладеть всем хребтом.
Потребовалось предпринять  серьезные меры. Было решено создать третий горизонт контрминой системы на глубине  38 метров. Для этого к хребту были подтянуты линии электропередачи и воздухопровод высокого давления. Воздух был нужен для работы пневматических бурильных установок, а электроэнергия для работы лебедок. Это компенсировало нехватку рабочей силы.

К 16 ноября французы закончили проходку наклонного туннеля 3D, идущего к линии  фронта, решив, что опередили немцев и теперь смогут противодействовать их минным туннелям.. Но, несмотря на круглосуточное прослушивание и   выполненный сильный камуфлет массой в 3.5 тонны, немцы  к 10 декабря смогли подвести под французские позиции  туннель, названный ими "штольня кайзера" (Kaiser Stollen) и взорвать в нем заряд массой 35 тонн. Образовался кратер диаметром более 70 метров. При этом были разрушены четыре контрминных туннеля и значительный участок линии траншей. Было убито 21 солдат и ранено свыше 50. 

Немцы не забывали и о контрминных работах. Так, к сентябрю 1916 они закончили контрминную галерею Готтеберг (Gotteberg) для защиты сектора, где  французы  взорвали свою мину еще 23 марта 1916. 

В конце 1916 немцы все еще имели преимущество за счет лучшего проходческого снаряжения и значительной механизации работ, лучше подготовленного личного состава. Очевидно, лучше работала и немецкая разведка. Только этим можно объяснить, что они своевременно подтягивали на нужные участки тяжелые минометы и точным огнем разрушали входы во французские минные туннели. Остается неясным, каким образом немцы узнавали на каких глубинах работают французы, но всякий раз оказывалось, что их туннели метров на 10 оказываются ниже французских.  Используя более сильные взрывчатые вещества. нежели французы, немцы могли взрывать свои контрмины на дальности 30 метров от французских туннелей, тогда как те, не более чем на 20 метрах. Так и осталось тайной, какими средствами немцы могли очень точно определять расстояние  и точное направление до головы французской мины.
Сильное противодействие германской авиации не позволяло французам вести и эффективную воздушную разведку с тем, чтобы обнаруживать входы в минные туннели.  Словом, немцы подходили к минной войне комплексно, задействуя и координируя все доступные средства. 

Проигрывая минную войну на хребте к концу 1916 года, французы были вынуждены сами разрушить свои последние семь мин.
Однако, отказ от ведения мин не означал, что не должна продолжаться и контрминная борьба. В это же время французы  начинают прокладку новой сети контрмин, из которых только одна (№V) начала прокладываться с тыловой позиции. Причем, из-за особенностей местности и стремления подвести ее ниже немецкой мины, вести ее пришлось под очень крутым углом (70 градусов). Это потребовало установки шахтного подъемника с электроприводом. В конце декабря французы попытались разрушить   глубокую мину противника, для чего стали готовить камуфлет из 11 тонн шеддита и 11 тонн черного пороха, но и здесь их преследовала неудача. При закладке пороха в контрмину 31 декабря, он воспламенился и взрывом убил сразу 36 опытных саперов, находившихся в туннеле.

Так закончился 1916 год во французском северном секторе Западного  фронта. Год очень драматичной и массированной подземно-минной войны. Я сознательно оставляю за рамками этой статьи наземные бои, которые велись с неменьшим ожесточением и которые хорошо описаны в истории Первой Мировой войны.  В общем то, в 1916 году подземные действия из средства обеспечения наземного наступления и обороны фактически превратились в самостоятельный вид боевых действий мало связанный с тем, что происходило на поверхности, хотя и те и другие бои имели целью захват и удержание важных позиций.

От автора. Опыт подземно-минной войны 1914-1918 годов приведет специалистов военного дела к убеждению, что подземно-минные действия в будущих войнах не найдут применения. И хотя в СССР последнее Руководство  по подземным минам будет издано в 1928 году, а в немецком Наставлении H.Dv.220/4 издания 1935 года устройству   подземных мин будет отведено несколько страниц, это будет выглядеть просто эхом отгремевшей подземной войны прошлых лет. И действительно, во Второй Мировой войне мы не находим случаев серьезных подземно-минных действий. Эта война действительно стала подвижной и маневренной. Средства нападения будут превосходить средства обороны. Это приведет к тому, что вопросы обороны будут решаться не упорным удержанием территорий, а контратакующими действиями. Образно говоря, вопросы обороны будут решаться наступлением. Естественно, что подземно-минные действия в таких условиях неприменимы.

И все же, конец XX- начало XXI века возродят подземные действия. Возродят там, где противоборствующие стороны долгие годы будут пребывать в состоянии перманентного конфликта. Я имею в виду линию разделения сил палестинских арабов и израильтян. Правда, плестинцы сегодня используют туннели в основном для целей материального снабжения сектора Газа. Но известен и факт взрыва подземной мины. Это произошло в ночь с 27 на 28 июня 2004 года, когда палестинцы подвели мину под израильский блок-пост и взрывом 170 кг. тротила уничтожили его.

 

Источники и литература

1. П.И.Бирюков и др. Учебник. Инженерные войска. Военное издательство МО СССР. Москва.1982 г.
2. Руководство и программа по подземному минному делу. Литературно-издат. отдел политуправления РВС. Москва. 1928г.
3.S.Jones. Undeground Warfare 1914-1918. Pen & Sword military. Barsley. 2010.
4.М.Виниченко. Оборона Севастополя 1854-1855. Наземно-подземное противостояние. Цейхгауз. Москва. 2007 г.
5.М.Виниченко. Оборона Порт-Артура Подземное противоборство. Экспринт. Москва. 2006 г.
6.D.V.352. Feld-Pionierdienst (F.Pi.D.). Muenhen. 1912.
7.В.Яковлевъ. О подготовкъ кръпостей къ подземной минной оборонъ по опыту Порт-Артура. С-Петербургъ. 1909г.
8.В.В.Яковлев. Записка о примъненiи минъ. Типографiя Главнаго Военно-Техническаго Управленiя. Петроградъ. 1917г.
9.Де Вобан. Книга о атакъ и оборонъ кръпостей. Въ Санктпетербургъ при Императорской академiи Наукъ. 1744.
10.H.Dv.220/4. Ausbildungsvorschrift fuer die Pioniere (A.V.Pi.). Teil 4. Sperren. Verlag Mittler und Sohn. Berlin. 1935

---***---

TopList

 

 

©Веремеев Ю.Г.
Главная страница
Военная история

Заметки на полях.
Французы весь 1915 и почти весь  1916 год в качестве взрывчатки в минах все еще использовали черный дымный порох, обладавший очень существенными недостатками:

1. Порох склонен к отсыреванию, что не позволяет долго держать его в минных камерах и совсем исключает его использование в сырых туннелях.

2. При переноске и укладке мешков с порохом в туннеле образуется крайне опасная по взрыву смесь воздуха с пороховой пылью.

3.Бризантность, т.е. способность пороха дробить окружающую породу значительно ниже, нежели обычные бризантные взрывчатки.

Очевидно, что французские саперы использовали порох вследствие того, что в арсеналах страны все еще хранилось с XIX века очень много черного пороха, тогда как динамит, пироксилин, мелинит и амиачная селитра были в дефиците.