Военная история

Минно-подрывное искусство XVII века
(Историко-технический очерк)
Часть 4
Средства инициирования взрывных устройств и их применение в XVII-XVIII веках.

Предисловие.
В предыдущих  частях статьи были описаны различные взрывные устройства, которые применялись в далеком прошлом, что  свидетельствует о том, что они применялись гораздо чаще и шире, чем это принято считать.

Увы, но отсутствие или недостаток информации по той или иной отрасли военного дела почти всегда приводит историков к неверным выводам о том, что того или иного средства или способа ведения войны в какой то исторический отрезок времени просто не существовало и оно (он) появилось значительно позднее.

Так произошло и с минно-взрывными средствами. И о сегодняшних то изделиях  найти в открытом доступе материалы затруднительно, а в XVI-XVIII веках, когда книг вообще издавалось очень мало, а по военному делу и того меньше, тем более.   По военному делу всегда писали больше о том, что производило на всех наибольшее впечатление. Это прежде всего пушки и ружья, несколько меньше писали о крепостях, чуть-чуть о мостах и почти ничего о взрывных устройствах. В лучшем случае несколько строк в трактатах об артиллерии.

В этом плане книгу Крайнахса, изданную  в 1672 году в Гамбурге можно считать прорывом в этом "заговоре молчания". Вместе с тем, Крайнахс практически ничего не пишет о средствах инициирования взрывных устройств. А между тем кремневые замки, которые использовались в ручном огнестрельном оружии, широко использовались и в минно-подрывном деле. Вот о них я и попытаюсь рассказать в данной статье.
Должен при этом отметить, что практически во всех исторических работах, посвященных взрывному делу прошлых веков, как единственный способ приведения в действие взрывных зарядов  описывается    лишь использование открытого огня в различных вариациях (пороховые дорожки в лотках, сосисы, стопины, фитили, пороховые трубки и т.п.).
Конец предисловия.

Считается, что  с начала XV века и примерно до 1500 года для выстрела из ручного огнестрельного  оружия использовался фитильный замок. Суть его проста - в зажиме поворотного рычага закреплен отрезок медленно горящего фитиля. Стрелок  в нужный момент нажимает на спусковой крючок и тем самым поворачивает рычаг так, что горящий конец фитиля прижимается к полке, на которой насыпан порох. Воспламенение пороха на полке приводит к воспламенению пороха в казенной части ружья. Т.е. происходит выстрел.

На снимке справа: немецкий фитильный замок второй половины XV века.

Достаточно очевидно, что такой способ воспламенения пороха был вполне удовлетворителен для стрелкового оружия, но совершенно неприемлем для  мин (петрад, как они тогда назывались). Прежде всего из-за того, что фитиль требует постоянного контроля и именно там, где будет произведено воспламенение пороха.

Можно полагать, что до этого времени  применение петард имело довольно  ограниченный характер. Но опять таки, мы это утверждаем лишь потому, что не располагаем всеобъемлющей информацией.

Производство выстрела с помощью фитиля в артиллерии использовалось вплоть до середины  XIX века. А вот ручное огнестрельное оружие потребовало  иного способа производства выстрела уже к XVI веку. И уж тем более фитильное воспламенение  не удовлетворяло требованиям петардиеров (то бишь взрывников).

Примерно в 1500 году был изобретен ружейный колесцовый кремневый замок. 

Его идея заключалась в том, что он имел стальной диск (колесико), который мог вращаться с помощью  часовой пружины, и  подпружиненный поворотный рычаг, в зажиме которого был закреплен кусочек пирита (медного или железного колчедана). До выстрела, рычаг с  пиритом  был отведен от диска и удерживался стопором (на изображении справа этот момент показан наверху.). Пружина диска (колесика) была предварительно закручена с помощью ключа и тоже застопорена. При нажатии на спусковой крючок сначала высвобождалось колесико, которое начинало вращаться с большой скоростью. Следом высвобождался рычаг с пиритом, который прижимался к стальному колесику, что приводило к образованию снопа искр, который попадал на пороховую полку.
Оружие с таким замком значительно меньше зависело от погодных условий. От сырости требовалось теперь уберегать лишь порох на полке и внутри ружья.

Справка.
Пирит (серный колчедан, железный колчедан, дисульфид железа) минерал, дающий при трении о него железа пучок искр, не уступающий кремню. Но пирит значительно более мягкий нежели кремень. Использовался в колесцовых замках вследствие того, что кремень слишком быстро стачивал колесико.
Конец справки.

Это изобретение по достоинству оценили петардиеры поскольку этот замок не требовал присутствия человека непосредственно возле порохового заряда, не требовал непрерывного ухода за ним. А это давало возможность потянуть за спусковой крючок издали с помощью шпагата. Этот замок можно было разместить внутри петарды и он оставался в готовности к работе неопределенно долго (пока не ослабнут пружины).  Петарду  с его помощью можно было привести в действие в точно желаемый момент времени. Петарда с колесцовым замком не выдавала себя дымом и запахом тлеющего фитиля. Существенным  моментом оказалась повышенная безопасность  применения поскольку в непосредственной близости от пороха теперь не было открытого постоянного пламени.

А главное, теперь стало возможным использование  петард  как, говоря современным языком, противопехотных мин-растяжек и мин-ловушек.

От автора. Так что нашим современникам не стоит пузыриться от гордости, утверждая, что это именно они (чеченские боевики, афганские душманы, солдаты кайзера и т.д.) изобрели мину-растяжку и изобрели ее в XX веке. Эта мина родилась  еще в XVI веке  и ниже я это докажу. Все последующее в этой области, как и в области мин-ловушек, это всего лишь всякий раз переход на более современную элементную базу.
Ну никто же не утверждает, что это именно он изобрел радио только потому, что современная радиостанция очень отличается от той, которую изобрел не то Попов, не то Маркони. А почему в области мин сие позволительно?

Однако, колесцовый замок не нашел широкого применения во взрывном деле. Для того времени он был очень сложен в изготовлении, требовал много дорогостоящей пружинной стали.   Использовать замок однократно  (он ведь погибал при взрыве) было слишком дорого.

Примерно в 1540 году был изобретен ударный кремневый замок (Snaplock), который был гораздо проще по конструкции и существенно дешевле.  Он не имел часовой пружины, которую нужно было заблаговременно заводить ключом подобно часам.

На втором подпружиненном рычаге в зажиме располагался кремень.
При нажатии на спусковой крючок рычаг с кремнем поворачивался вперед, ударялся кремнем об огниво и отбрасывал рычаг с огнивом. При этом высекался пучок искр, который поджигал порох.

Вот этот замок из за его простоты, надежности и дешевизны по мнению английского историка Дэвида Роджера  стал использоваться во взрывном деле примерно с 1540 года. Он полагает, что первоначально петардиеры использовали замки от сломанных ружей. Думается, что это не так. Замок для того времени это все же сложное изделие и целесообразнее его просто снять с одного ружья и поставить на другое.

К тому же в коллекции военного музея в Кобленце хранится кремневый замок, явно предназначенный для использования в петардах. Он отличается от ружейного спусковым механизмом (виден спусковой шпагат)  и иным способом закрепления (виден крепежный стержень). В общем то правильнее его было бы называть "кремневое запальное устройство".

Этот ударный кремневый замок был существенно усовершенствован примерно в 1620 году.  Огниво было согнуто на 90 градусов, что позволило при взведенном замке иметь затравочный порох на полке накрытым нижней частью огнива. Это обеспечивало возможность  перемещать и поворачивать оружие, не опасаясь того, что порох ссыплется с полки. К тому же в какой то мере огниво защищало этот затравочный порох от ветра и дождя. При нажатии на спусковой крючок кремень ударялся об огниво. При этом одновременно образовывался пучок искр и откидывающийся под давлением кремня рычаг с огнивом открывал полку с затравочным порохом.

Этот усовершенствованный кремневый ударный замок получил название на английском "Flintlock". Без радикальных изменений эти замки прослужат на стрелковом оружии вплоть до появления капсюльных замков в первой трети XIX века.

От автора. Нет, замок так называется не по имени знаменитого пиратского капитана Флинта, т.к. это выдуманный литературный персонаж. Быть может писатель наоборот дал своему персонажу имя Флинт, исходя из названия популярного на флоте оружия - ружей с замком Flintlock. Ну это уже так - мои домыслы.

Внедрение во взрывную практику кремневых запальных устройств (минных взрывателей, говоря современным языком) в качестве средства инициирования   взрывных устройств  привело к появлению предтечи современных противопехотных мин, мин-ловушек и объектных мин.

От автора. Тут мы сталкиваемся с трудностями терминологии. По сути дела уже тогда появились как таковые противопехотные мины, мины-ловушки и объектные мины. Но в те века минами называли исключительно подкопы под стены крепостей, в которые закладывались пороховые заряды для взрыва стен. В тех же немецком, французском и английском языках шахты и сегодня называют "mine". Придется ниже по тексту для отличения взрывных устройств от подкопов называть первые "петардами", а минеров и взрывников петардиерами.

Итак,  взрыв петард  с применением  кремневых замков мог производится тремя способами:

1. Управляемый взрыв. К спусковому механизму запального устройства  подсоединен длинный шпагат, второй конец которого находится у петардиера. Он находится на безопасном для себя расстоянии.   Петарда, в которую вставлен кремневый замок это  по сути дела управляемая мина.
2. Взрыв, производимый самой жертвой. К спусковому механизму подсоединен  шпагат, второй конец которого:
     а) закреплен под петардой или вблизи нее, а сама она спрятана под безобидным предметов или внутри него. Взрыв происходит когда жертва попытается переместить (поднять, взять) безобидный предмет. По сути дела это мина-ловушка;
      б)  закреплен за дерево (столбик и т.п.) на некотором расстоянии от петарды. Взрыв происходит когда жертва зацепившись случайно за шпагат, натянет его. По сути дела это противопехотная мина натяжного действия.
3. Взрыв, происходящий по истечении заданного отрезка времени. К спусковому механизму подсоединен  шпагат, второй конец которого соединен с часами (например, присоединен к часовой стрелке).  По сути дела это объектная мина с таймерным взрывателем.

История сохранила имена двух  изобретателей мин-ловушек XVI века.
Один из них некий Ralph Rabbards (Ральф Раббардс), который предложил в 1570 году своего рода взрыватель разгрузочного действия. Конец шпагата присоединялся к пружине, на которой лежал соблазнительный предмет. Когда жертва брала этот предмет, пружина распрямлялась и тащила за собой шпагат вторым концом присоединенный к спуску запального устройства, что приводило к взрыву петарды.

На рисунке справа: гравюра, изображающая устройство мины-ловушки (петарды) XVII века. Это корзина, на дне которой уложен  кремневое запальное устройство (1), от которого вверх тянется шпагат (2). Он привязан к  какому то привлекательному предмету (3), имеющему форму бублика. Над запальным устройством  уложен заряд пороха, окруженный шрапнелью (4). Корзина заполнена чем то вроде овощей и яиц. При попытке извлечь из корзины этот привлекательный предмет происходит взрыв и жертва поражается разлетающейся шрапнелью.

От автора.  Кому то это может показаться примитивным устройством, которое легко обнаруживается и идентифицируется. Отнюдь! Если на подобные ловушки легко ловятся сегодняшние солдаты, то в XVII веке, когда минное дело вообще было развито слабо, а солдаты были неграмотны в таких делах, но считали себя вправе пользоваться всем, что попадается под руки, такие ловушки были очень эффективны.

Второй это немец Samuel Zimmerman (Самуэль Циммерман) из Аугсбурга. В это же время он предложил два типа мин-ловушек. Одна из них это кресло, внутри которого спрятана петарда и  запальное устройство  разгрузочного действия. Взрыв происходил, когда жертва, севшая на стул, попыталась бы встать. Вторая мина-ловушка это кошелек, лежащий на улице. Внутри петарда с  запальным устройством  разгрузочного действия. Взрыв происходил, когда жертва пыталась поднять кошелек.

От автора.  Это вовсе не означает, что в минно-подрывном деле все изобретения  исходили исключительно от  просвещенных и образованных европейцев, а отсталая Россия плелась где то далеко позади. Просто они любят и хранят свою историю, а мы от века к веку, от режима к режиму усердно стираем свою историю и переписываем ее заново. Европейцы как зеницу ока берегут свои архивы, а мы каждую смену режима начинаем с уничтожения архивов. Так было в 1917 (вспомните сцены погромов госучреждений), так было в 1991 (чему автор был свидетелем).
Кстати, в этом деле далеко не последнюю резко отрицательную роль сыграла созданная при Петре Академия Наук, заполненная в XVIII веке почти полностью иностранными учеными, которым из-за их научной непригодности не нашлось места у себя дома  в европейских университетах. Вот они то в своем стремлении доказать, что до них в России не было никаких светлых умов, постарались уничтожить все исторические российские хроники прошлых веков с тем чтобы  написать искаженную историю Руси и убедить россиян в их второсортности.

К сожалению, исторические хроники оставили нам мало описаний примеров применения  кремневых замков в петардах, используемых как минное оружие.  Дело в том, что минное дело не терпит огласки, и чем меньше известно о минах, тем они эффективнее. Подавляющее число писателей прошлых веков не имело ни малейшего представления о минах (петардах) и они обычно относили случаи гибели от них то к несчастным случаям, то к действию артиллерии. И все же кое что обнаружить удалось.

Так в 1581 году во время осады русского города Пскова войсками польско-литовского короля   Стефана Батория, последний послал руководителю обороны города князю Ивану Шуйскому шкатулку, в которой якобы находилось послание с предложением о капитуляции. При открывании шкатулки произошел взрыв от которого погиб дьяк (не знали поляки, что не княжеское это дело шкатулки открывать).  Это пример мины-ловушки, которая не могла иметь иную конструкцию кроме как с использованием кремневого запального устройства.

Нечто подобное описывается и в других исторических хрониках. В 1581 году, проживавший в аббатстве Борглум (Польша) отставной полковник Паульсен получил почтовую посылку. При открывании ящика внутри сработало запальное устройство, которое воспламенило пороховой заряд. Порох был либо некачественный, либо частично отсырел и полковник отделался тяжелыми травмами и ожогами.
Подобный случай имел место в 1764 году в Дании.

Несколько больше известно об использовании взрывных устройств с кремневыми запальными устройствами на флоте. Я полагаю, что это связано  с тем, что военный корабль это очень крупная и заметная цель, и его уничтожение впечатляет общественность.  К тому же гибель одного крупного военного корабля может в корне изменить всю военную обстановку на море. Видимо поэтому в исторических хрониках применение взрывных устройств на море отражено в большей степени нежели на суше.

В 1585 году итальянский  военный инженер Федериго Джамбелли (Federigo Giambelli), предложивший свои услуги английской короне, при осаде англичанами порта Антверпен, принадлежавшего тогда Испании, заложил в два брандера по 7000 фунтов (3175 кг) пороха  и снабдил их кремневыми замками с часовыми механизмами. Оба судна в ночь с 4 на 5 апреля вместе с обычными 32 брандерами  были направлены к бонам, закрывавшим доступ в порт. Испанцы, полагавшие, что это обычные брандеры, которые не смогут повредить боны, не предприняли никаких мер. По истечении часа, оба брандера взорвались.  Один из них у берега, а другой очень удачно в центре заграждения. В результате  в заграждении образовалась брешь протяженностью  более 60 метров и погибло около тысячи испанских солдат (явное преувеличение).   

Слева: гравюра, изображающая взрыв брандеров.

Некоторые историки полагают, что эти взрывы стали одной из причин капитуляции Антверпена.
Это пример объектной мины с таймерным взрывателем.

Другой подобный случай датируется 6 апреля 1588 года, когда голландская шхуна вошла в порт Дюнкерк, в котором стоял испанский флот. Таможне капитан заявил, что привез пиво и сыр. После спуска парусов немногочисленный экипаж пересел в лодку, якобы для того, чтобы завезти якорь ближе к выходу из порта с тем, чтобы после разгрузки без проблем выйти из порта. Однако экипаж исчез вместе с лодкой, а через некоторое время шхуна, поставленная вплотную к испанским кораблям, взорвалась. Было потоплено три испанских корабля, два из которых были загружены запасом пороха для всего флота. В порту было разрушено несколько зданий.
На берегу были обнаружены остатки взрывного устройства с кремневым запальным устройством , что дало основание полагать, что и этот взрыв был делом рук
Федериго Джамбелли.

В 1628 году при осаде  войсками короля Людовика XIII порта и крепости Ла-Рошель, занятой протестантами, англичане предприняли попытку  деблокады крепости с моря. В ночь с 1 на 2 октября   1628  года англичане с одного из своих кораблей спустили на воду 10 или 12 изобретенных Корнелиусом Дреббелем (Cornelius Drebbell)  плавучих петард. Некий Карл Бернард (Carles Bernard) так описывает их устройство - бочонок из белой жести, заполненный порохом и подвешенный к деревянному поплавку. Наверх  выходит ось, имеющая сверху горизонтальный  рычаг, выходящий за пределы поплавка. Внизу к оси привязан шпагат, соединенный с кремневым ударным замком. При встреча с бортом судна рычаг поворачивается, что приводит к срабатыванию замка и взрыву.
Это несомненно был один из первых образцов морских мин. Бернард пишет, что одна из петард взорвалась и сильно повредила французский корабль. Остальные мины французы сумели выловить и обезвредить.

Известен случай попытки диверсии в 1645 году с помощью  объектных мин с таймерным взрывателем (говоря современным  языком) против двух шведских кораблей ("Лев" и "Дракон"), стоявших в гавани Висмара.  На них собирались отправиться в Швецию адмирал Блюм и начальник Управления вооружения Вранзель. Накануне отплытия некто попросил отправить на этих кораблях два сундука с имуществом в Швецию. Один из сундуков был погружен на борт корабля "Дракон" и стоял в трюме возле крюйт-камеры (помещение для хранения  пороха корабельных пушек), когда один из матросов услышал странный шум, исходящий из сундука, и доложил капитану. Сундук был вскрыт. Внутри был обнаружен пороховой заряд с добавкой серы и горючей смолы. Там же лежали часы, соединенные с кремневым замком типа Flintlock.
Диверсант был выявлен и казнен 5 июля 1645 года.

Случай использования натяжного шпагата, соединенного с кремневым пистолетным замком для приведения петарды в действие (то бишь управляемой мины) известен в 1650 году во время Гражданской войны в Англии, начавшейся в 1642.
В 1650 году английский королевский флот под командованием принца Руперта был блокирован английским парламентским флотом в Португалии на реке Тахо. Принц с целью нанести решающий удар по флагманскому кораблю  парламента "Леопард" подослал на лодке к кораблю своих переодетых в местных торговцев моряков, которые предложили квартирмейстеру корабля приобрести бочку масла. Когда бочку начали поднимать на борт, матросы заподозрили неладное и перестреляли "торговцев". При осмотре был обнаружен шпагат, идущий от лодки в бочку. Внутри бочки был обнаружен пороховой заряд, пистолет со взведенным замком, а к спусковому крючку был привязан шпагат.
Диверсанты должны были, отплывая от корабля, потянуть шпагат, что привело бы к взрыву и пожару на корабле.
Утверждается, что изобретателем данной мины был лично принц Руперт, который был известен как  ученый-пиротехник.

На картине справа: Руперт (Рупрехт) Пфальцский, герцог Камберлендский (1619-1688). Сын Фридриха V и Елизаветы Стюарт. Племянник Карла I, брат курфюрстины Софии, дядя курфюрста Ганновера, будущего короля Великобритании Георга I.

Это редкий случай, когда мы можем видеть лицо изобретателя минного оружия. Да и то лишь потому, что и помимо этого принц был очень известной личностью.

Вполне вероятно, что принц и был создателем этой мины,  и это не просто приписывается ему, как это часто имеет место в отношении высокопоставленных особ. Дело в том, что впоследствии принц стал членом Королевского научного общества и в 1662 году опубликовал свою работу по улучшению качеств пороха.

XVIII век.

Модифицированные кремневые запальные механизмы для инициирования различного вида взрывных зарядов использовались  вплоть до появления капсюльных ружейных замков в первой трети XIX века. Естественно, что в течение XVIII века запальные  механизмы совершенствовались.

Известно, что во время войны за независимость  английских колоний в Америке (1775-1783)  участник войны на стороне мятежников некий Дэвид Бушнелл (David Bushnell)  разработал таймерный кремневый взрыватель, который уже не был простой комбинацией часов и кремневого ружейного замка, а являлся цельным устройством. Этот таймерный взрыватель Бушнел намеревался использовать в диверсионных подводных взрывных зарядах, которые должны были устанавливаться под днища вражеских кораблей с помощью им же изобретенной подводной лодки.  Википедия утверждает, что лодка была построена и в 1775 году даже была предпринята попытка подрыва английского корабля Игл, стоявшего на якоре в устье Гудзона. Попытка не удалась, но отделившаяся от лодки мина взорвалась в назначенное время.
Ряд историков утверждают, что лодка так и не была построена, и факт попытки диверсии ничем не подтверждается но сохранившийся экземпляр взрывателя вполне работоспособен.

В моем распоряжении нет описания устройства и работы взрывателя, но по фото можно предположить, что он работал по принципу будильника. При этом освобожденная пружина начинала вращать кремневый диск, трение которого об огниво приводило к образованию снопа искр. Эдакая реплика древнего колесцового ружейного замка.
Впрочем, колесцовый замок еще в
XV-XVI веках имел преимущество перед ударным в том, что давал более сильный и продолжительный пучок искр. Осечки случались гораздо реже.

Бушнелл также изобрел плавучую противокорабельную мину. Эти мины должны были спускаться вниз по течению  и сталкиваясь с кораблями противника, взрываться. Для этого мина имела поворотный рычаг, выступающий за боковые габариты и соединенный со специально разработанным кремневым взрывателем.

На фото справа: реконструкция сплавной мины Бушнелла. 

При встрече с бортом корабля рычаг поворачивался и взрыватель срабатывал. Мина могла также использоваться как управляемая. Для этого к концу рычага привязывался длинный шпагат, за который оператор с безопасного расстояния тянул, когда было необходимо взорвать заряд. Такое устройство могла применяться и на суше.

От автора. И вместе с тем, французский инженер и артиллерист Пьер Сюререй де Сен-Реми, издавший книгу по артиллерии в 1697 и которую перевел на русский в 1732 граф Христофор фон Миних, в главе 14, описывая подробно устройство и использование петард для разрушения крепостных ворот и мостов, ни словом не обмолвился о возможном их инициировании с помощью кремневых запальных устройств. Он описывает только применение  пороховых запальных трубок  и фитилей. Не знать о замках он не мог, поскольку их применение описано  еще у Крайнахса (1672г.).
Могу предположить, что невнимание де Сен-Реми к замкам диктовалось их  низкой надежностью.

К слову. Этот тот самый Миних, которого принято во всей нашей исторической литературе всячески оплевывать. Мол, друг другого негодяя и фаворита глупейшей императрицы Анны Иоанновны Бирона, лукавый царедворец, тиран Русской Армии. А между тем именно он при Петре построил Балтийский порт, организовал судоходство по Неве, проложил Ладожский канал. Став в 1732 году генерал-фельдцехмейстером, привел в порядок армейские финансы,  упорядочил полковые штаты,  создал военную медицину, создал при полках школы для обучения грамоте солдатских детей. Он же создал Шляхетский кадетский корпус для  подготовки офицеров.
Наверное это наш русский менталитет возвеличивать и хранить  память о тех, кто разрушал Российское государство (Разин, Пугачев, Герцен, Ленин, Солженицын) и шельмовать тех, кто не щадил и своих и чужих сил ради  процветания страны и всех ее жителей (Иван Грозный, Павел I, Бирон, Столыпин, Сталин)

Послесловие.

В 1805 американец Роберт Фалтон (Robert Fulton) изобретатель, работавший  попеременно   то на английский, то на французский, то на американский флот, разработал целую группу взрывных устройств,  в основе которых по прежнему лежал ударный кремневый замок flinlock.  Однако, это не было простое использование кремневого ружейного замка. В механизмах Фалтона от него оставалась лишь сама идея и некоторая схожесть. Эти устройства довольно широко применялись  в период наполеоновских войн.
Так,  в 1812 году американцы использовали взрывной заряд со взрывателем Фалтона, чтобы взорвать английский корабль  Ramillies, который блокировал морское сообщение США с Францией. С этой целью в трюм перехваченной американцами шхуны Игл, которая должна была доставить груз муки на флагманский английский корабль, под бочки с мукой было заложено десять бочонков с порохом. Они  были обложены камнями, бочонками со смолой и ракетами. В две бочки с порохом были установлены кремневые взрыватели разгрузочного действия, которые должны были сработать, как только будут подняты первые бочки с мукой.
Управлял шхуной юный флотский офицер Джон Скаддер (John Scudder). Он приблизился к английским кораблям, имитировал, что с небольшим экипажем не может справиться с управлением, и в виду корабля Ramillies  экипаж "панически" покинул шхуну  на лодках.  Немедленно с корабля была выслана шлюпка с офицером и матросами, которые пришвартовали шхуну к борту корабля и начали разгрузку муки. Взрыватель сработал безупречно. При взрыве погибли английский лейтенант и десять матросов, находившиеся на борту Игла.

Утверждается, что Ramillies был при взрыве потоплен или по меньшей мере надолго вышел из строя. Однако, Википедия не подтверждает, что английский 74-пушечный линейный корабль 3 класса Ramillies  подвергался  минной атаке. Там указано, что корабль принимал участие в боевых действиях против США в 1812-14 годах, затем вернулся в Портсмут и был отправлен на слом лишь в 1850 году.

Первая четверть XIX века характеризуется изобретением и началом применения новых взрывчатых средств и средств воспламенения.  Хотя революционные инициирующие ВВ, такие  гремучая ртуть  и гремучее серебро были открыты еще в 1784 и в 1788 годах,  практическое применения они нашли лишь в 1814, когда американец Д.Шоу изобрел ударный капсюль.  Он мгновенно стал могильщиком кремневого замка. Уже к 1840 году  ударно-капсюльный замок  полностью вытеснил в армиях кремневый. Еще бы, наряду с очень высокой надежностью и простотой устройства, он позволил в первые годы довольно легко и просто переделывать  кремневые замки в капсюльные.

На фото слева: один из первых образцов капсюльно-ударного замка. Явно заметно, что он создан на основе кремневого ударного замка.

Естественно, что и взрывные устройства и средства их инициирования очень быстро стали эволюционировать. Кремневые запальные устройства ушли в историю. Но это уже был другой век и тема исчерпана.

Благодарность автора Антону Калмыкову из Волгодонска, отыскавшему для меня в сети ряд раритетных книг по военной истории.

Август 2016г. 

Источники и литература

1.U. fon Cranachs. Deliciae Cranachianae oder rare und kunstreiche Fried-und Krieges-Inventiones, bestehende in XI Kupfferstiche. Hamburg.1672r. 2.M.Croll. The history of landmines. Leo Cooper. Barnsley. 1998
3.L.Monin, A.Gallimore.The devil`s gardens. History of landmines. Pimlico.Sydney.Australia. 2001
4.W.C. Schneck.The Origins of Military Mines. Engineer Bulletin. 1998
5.А.И.Иволгин. Развитие и применение минно-подрывных средств. Военное издательство. Москва. 1956г.
6.J.J. fon Wallhausen.Manuale Militare oder Kriegs Manual. Auctorius.Frankfurt. 1616
7.Сайт "StandingWellBack" (www.standingwellback.com/home/2014/9/11/how-gun-locks-were-used-in-ieds-for-over-250-years.html)
8.Экспозиция военного музея в Кобленце (Германия).
9.П.С.де Сенъ-Реми. Меморiи или записки артiллерiйскiя. Академiя наукъ. Санктпетербургъ. 1732 года

---***---

TopList

 

©Веремеев Ю.Г.
Главная страница
Военная история