Военная история

Лейб-гвардии Саперный батальон
(Очерк истории)
Часть 1. Пролог
1812 -1825 гг.

Общепринято считать, и об этом пишется в немногочисленных описаниях истории инженерных войск Русской Армии, что в конце 1812 года император Александр I, восхищенный боевыми подвигами русских саперов в войне 1812 года,   повелел в качестве награды и в знак признания заслуг саперов сформировать Лейб-гвардии Саперный батальон. Некоторые авторы для вящего усиления значимости саперных подвигов даже пишут, что якобы один из саперных батальонов за выдающиеся боевые качества и был причислен к гвардии. Само собой подразумевается, что этот батальон принял самое активное участие в последующих боевых действиях и покрыл себя неувядаемой славой в заграничном походе 1813-14 годов.

Увы, все гораздо прозаичней и проще. Хотя русские саперы принимали самое деятельное участие в войне 1812 года и внесли свой внешне малозаметный, но значительный вклад в достижение победы над Наполеоном, лейб-гвардии Саперный батальон к этому не имеет никакого отношения, хотя действительно, толчком к появлению в составе гвардии собственной саперной части явилась война 1812 года. Свой первый боевой поход батальон совершит лишь в 1828 году, т.к. через 16 лет   после своего появления на свет, хотя хорошо сослужит короне в день мятежа декабристов 14 декабря 1825 года.

К 1812 году гвардия была уже довольно многочисленна. Зародившись в петровские времена в виде всего лишь двух пехотных полков (Преображенского и Семеновского) к началу войны с Наполеоном   гвардия,  состояла из шести   пехотных, шести кавалерийских полков, бригады и нескольких батарейных рот   артиллерии. И лишь инженерных частей в составе гвардии не было.

l-g-batalion-1-6.jpg (23284 bytes)Император Александр I обратил внимание на это ненормальное положение. Для обеспечения боевых действий армия имеет свои саперные части, а гвардия нет, что ставит ее в невыгодное положение. И Александр I своим Высочайшим Указом от 27 декабря 1812 года  повелевает тогдашнему военному министру генерал-лейтенанту князю Горчакову сформировать лейб-гвардии Саперный батальон в составе четырех рот. Приказано было отобрать в этот батальон "из пионерных рот армии лучших людей и отличнейших офицеров".
Александр на этот батальон возлагает не только выполнение задач инженерного обеспечения действий гвардейских полков, но и обучение солдат батальона  на уровне инженерных унтер-офицеров (кондукторов) с тем, чтобы из батальона  можно было черпать кадры унтер-офицерского состава для армейских Саперного и Пионерного полков.
Офицеры батальона приравнивались по чинам и жалованью к офицерам гвардейской артиллерии.

Руководство  формированием лейб-гвардии Саперного батальона было возложено на тогдашнего управляющего инженерным департаментом генерал-лейтенанта Оппермана. Однако, последний в это время находился в походе с Русской Армией в районе города Модлин и перепоручил создание батальона генерал-майору Шванебаху, который в это время замещал Оппермана в Петербурге.

Последний в соответствии с разрешением князя Горчакова  затребовал из десяти минерных и пионерных армейских рот, которые не участвовали в заграничном походе Русской Армии  по два унтер-офицера и по десять рядовых. Всего 120 нижних чинов. Их было предписано было выслать в Петербург срочно почтовыми санями. Особое внимание обращалось при отборе на исправность, хорошее поведение, способных и знающих грамоте.

От автора. За свою службу в Советской Армии мне не раз приходилось выполнять подобные приказы - отправлять или получать солдат для формирования нового подразделения и хорошо знаю, что ни один командир ни за что не расстанется с толковым солдатом или сержантом. Да и  сами такие солдаты отправку в другую часть воспринимают  как оскорбление. Поэтому всегда и везде царствовал принцип "На боже, что мне не гоже". Думаю, что в те времена все обстояло точно также.

Кроме того было предписано отправить в Петербург 600 рекрутов 4-го набора. Они должны были быть молодыми, здоровыми и хотя бы немного грамотными. Вдобавок, в батальон были направлены 60 воспитанников военно-сиротских отделений.

Высочайшим Повелением от 17 февраля 1813 года командиром лейб-гвардии Саперного батальона был назначен командир 1-го Пионерного полка полковник Сазонов Николай Гаврилович. Он будет командовать  батальоном до 3 июля 1820 года, т.е. на его плечи ляжет вся тяжесть превращения сборной толпы в отлично обученный, спаянный, единый воинский коллектив.  

Судя по тому, что 14 апреля 1818 года он будет произведен в генерал-майоры, а спустя два года  будет назначен начальником инженеров   гвардейского корпуса, с этой задачей он справился отлично.

Но еще за несколько дней до этого 8 февраля 1813 года батальон будет подчинен Великому Князю Константину Павловичу как начальнику всей гвардии.

Окончание формирования батальона было назначено на весну 1814 года.

Высочайшим Повелением от 31 декабря 1812 года в батальон были отобраны лучшие офицеры из 1-го и 2-го Пионерных полков и Инженерного корпуса.

От автора. Вот в то, что в батальон отбирали лучших офицеров - верю. Еще бы - служба не в забытых богом городишках и местечках, а в столице, да еще и с повышением сразу на два чина. Перспективы радужные.

Заметим также, что Инженерный корпус это вовсе не большое воинское объединение, состоящее из нескольких дивизий. Под термином "Инженерный корпус" понимались все инженерные офицеры и унтер-офицеры,   проходящие службу в пехотных, кавалерийских и артиллерийских частях, крепостях на должностях   инженерных специалистов.  

l-g-batalion-1-8.jpg (12206 bytes)Первоначально батальон состоял из четырех рот (в скобках фамилия шефа роты):
*1-я Минерная рота (генерал-лейтенанта Оппермана);
*2-я Минерная рота (подполковника Афанасьева);
*1-я Саперная рота (полковника Сазонова);
*2-я Саперная рота (подполковника (Фирсова).

Необходимо пояснить разницу между саперами и минерами. Основными задачами саперов были- возведение фортификационных сооружений (бастионы, реданы, редуты, люнеты, флеши и т.п.) прежде всего для артиллерии, ремонт дорог и мостов, устройство противопехотных и противоконных заграждений (рогатки, волчьи ямы, чеснок и т.п.). Минеры предназначались для производства взрывных и зажигательных работ, производства разрушений (уничтожение мостов, повреждение дорог и различных сооружений), разрушения фортификационных сооружений, ведения подземной минной и контрминной войны. Мины в современном понимании этого вида оружия в те времена практически не применялись, разве что изредка при обороне крепостей.

На снимке слева: мундир сапера лейб-гвардии Саперного батальона обр. 1812 года.

От автора. Трудно этот цвет назвать зеленым. Скорее зеленовато-бурый. Однако в те времена добиться стандартизации цвета было невозможно. Цвет мундиров мог колебаться от почти черного, до травянисто-зеленого. Обычно в мундиры одинакового цвета были одеты солдаты, которым они шились из сукна одной партии, поставленного из одной  фабрики. Верхом гордости полковых командиров было то, что каждая рота одета в мундиры одинакового цвета.

Однако, на практике существенной разницы между саперами и минерами не наблюдалось. Понтонеры же, в то время все еще целиком относились к артиллерии и входили в состав артиллерийских частей.

Всего в лейб-гвардии Саперном батальонеl-g-batalion-1-1.jpg (33540 bytes) должно было состоять по штату 2 штаб-офицера (полковник и подполковник), 17 обер-офицеров, 80 унтер-офицеров, 920 рядовых ( всего 1000 строевых нижних чинов).
Из нестроевых полагалось 9 барабанщиков, 9 музыкантов (2 валторны, 2 кларнета, 2 фагота, 2 флейты и 1 барабан).

Недостающими людьми батальон был пополнен из резервной Пионерной роты, Санкт-Петербургского гарнизонного полка   и ряда армейских полков.

Форма одежды для лейб-гвардии Саперного батальона была установлена такая же как и для Саперного и Пионерного полков с добавлением на воротники мундиров  солдат   обычных гвардейских "катушек" из желтого с красным басона, а на обшлага и воротники офицеров было установлено особое серебряное шитье. Погоны красные. Панталоны того же цвета, что и мундир (зеленые) с черными кожаными крагами для зимнего времени и  белые  из фламского полотна с белыми же штиблетами для летнего времени. Сапоги.

l-g-batalion-1-5.jpg (7307 bytes)Эполеты офицеров лейб-гвардии Саперного батальона, как и во всех гвардии имели поле не цветное по цвету погон, присвоенному той или иной армейской части, а цвета приборного металла, т.е. серебряного. Кант эполета красный по цвету погон солдат батальона.
На снимке слева эполет обер-офицера лейб-гвардии Саперного батальона (1817 г.).

l-g-batalion-1-9.jpg (26162 bytes)От автора. Тут требуется пояснение - краги в данном случае, это кожа, нашитая на нижнюю часть штанов от низа до колена. Краги покрывают сапоги, давая тем самым двойную защиту ног от сырости и холода. Штиблеты, это вовсе не туфли, а своего рода чехлы,покрывающие сапоги. Они застегиваются на девять пуговиц.

l-g-batalion-1-2.jpg (8627 bytes)На рисунке слева выше шитье и обшлаг рукава офицеров лейб-гвардии Саперного батальона, ниже "катушки" на воротнике и обшлагах нижних чинов. У унтер-офицеров по верхнему и переднему краю воротника проходил белевой басон, а "катушка" пришивалась только одна, а не две, как у рядовых. Воротник покрывался черным плисом и со всех сторон обшивался красным кантом.

От автора. Именно "кантом" обшивался, а не "имел красную выпушку", как это пишется в современных изданиях по военной форме. Цитирую из первоисточника: "Для рядовыхъ -мундиръ двубортный, темнозеленаго сукна, съ стоячим воротникомъ изъ чернаго плиса, оттороченнымъ по верхнему и боковым краямъ краснымъ суконнымъ   кантомъ..."

Шинель из некрашеного темно-серого или светло-серого сукна с с воротником, погонами и пуговицами как на мундире. Ремни из отбеленной мелом кожи.

На кивер помещался серебристый двуглавый гвардейский орел, сидящий на скрещенных топорах. На солдатских киверах орел делался из белой английской жести, а на офицерских из посеребренной латуни.

Если судить по рсиункам из шестнадцатого тома "Исторического описания одежды и вооружения Российских войск.." издания 1902г., то на киверах батальона султанов не было.

На рисунке справа киверный герб лейб-гвардии Саперного батальона образцаl-g-batalion-1-3.jpg (11304 bytes) 1812 года. Армейские саперы и минеры в то время носили на кивере гренаду об одном и о трех огнях.

Так впервые инженерные войска Русской армии обзавелись собственной эмблемой - скрещенными топорами. Собственно, киверные характерные эмблемы  к этому времени имели лишь артиллеристы и моряки. Я имею в виду добавление к обычному гвардейскому орлу.

Этишкет и кутас у солдат были красные, а у унтер-офицеров трехцветные (белый, черный, оранжевый), у офицеров серебряный.  Репеек в минерных ротах желтый, в саперных красный.

Солдаты и унтер-офицеры минерных рот в качестве вооружения получили пистолет  и саперный тесак обр.1797г. В саперных ротах вместо пистолетов были положены ружья драгунского образца. Пистолет носился в кожаной кобуре( От автора. Именно в кобуре, а не в"ольстре", как часто пишут в современных изданиях).

Однако тесаки, ружья и пистолеты не были основным вооружением батальона. Тесаки скорее были рабочим инженерным инструментом, а ружья и пистолеты средством самообороны.

Основное вооружение минеров и саперов это был шанцевый инструмент. Кl-g-batalion-1-4.jpg (14826 bytes) носимому инструменту относились:
1.Тесак саперный солдатский обр. 1797г.
2.Топор с багром,
3.Лопата железная шанцевая.
4.Лом.
5.Кирка.
6.Лопата железная саперная.
7.Топор плотничный.

Каждый солдат на походе кроме тесака и ружья (пистолетов) нес один из этих предметов.

Однако носимым шанцевым инструментом оснащение батальона не ограничивалось. На повозках перевозили дополнительно различного рода лебедки, тали, иные  грузоподъемные устройства,   маркшейдерский инструмент, пилы для распиловки как круглого леса, так и досок, деревянные бабы для заколачивания свай и многое другое.

От автора. Вообще, нам, людям XXI века трудно себе представить насколько технически хорошо оснащались инженерные части. Едва ли не все устройства и инструменты тех лет канули в вечность и теперь мы никогда не узнаем как и каким образом был доставлен в Петербург , например обломок скалы для постамента медному всаднику или как была высечена и доставлена на Двороцовую площадь, а затем установлена огромная цельная гранитная Александровская колонна. Единственно что ясно,  так это то, что тогда не было мотора внутреннего сгорания или паровой машины и механизмы приводились в движение вручную или лошадьми. Но механизмы были и солдаты лейб-гвардии Саперного батальона ими владели.

В 1814 году офицерам на серые рейтузы были добавлены черные суконные лампасы с красными выпушками по ним и черная кожаная обшивка рейтуз в шагу (леи). В июле 1814 пистолеты в минерных ротах были заменены ружьями драгунского образца.
В январе 1816 года красные этишкеты на киверах солдат заменяются на белые.
В марте 1816 года в саперные роты выдаются черные кирасы и черные железные каски каждому офицеру, унтер-офицеру и на четверть численности солдат-саперов.   Это снаряжение предполагается использовать при производстве работ под огнем противника.
В мае 1817 года на воротники шинелей вводятся красные петлицы с белой пуговицей. Размеры петлиц - 2.2 см. шириной и 5 см.длиной. Тогда же с изменением формы старой гвардии военнослужащим батальона предписано иметь черные лацканы из плиса для нижних чинов и черного бархата для офицеров.

Впрочем, если перечислять все мелкие изменения формы, каковые происходили едва ли не ежемесячно, то вся история батальона сведется к расцветкам, выпушкам, этишкетам и т.п.

Уже через три месяца со дня начала формирования батальон был приведен в такое   состояние, что смог приступить к несению гарнизонной службы в Санкт-Петербурге (дворцовая караульная служба и другие гарнизонные наряды).

В июне 1813 года князь Горчаков устроил смотр батальону и остался доволен его организацией, дисциплиной и формой. Однако, как инженерная часть батальон еще не существовал. С целью обучения инженерному делу батальон в начале июня 1813 года был выведен в лагерь на Волково-поле под Петербургом, где согласно приказу генерал-лейтенанта Оппермана немедленно приступил к обучению стрельбе, изготовлению фашин, туров,  минных рам,  возведению фортсооружений, траншей, сап, минных галерей. Занятия продолжались по сентябрь 1813 года.

1814 год ничем примечательным в жизни батальона не отмечен

Весной 1815 года бывший французский император Наполеон Бонапарт бежал с острова Эльба, высадился во Франции и восстановил свой трон.
Коалиция стран Европы направила во Францию свои войска. В России в поход собрался и гвардейский корпус.

5 июня 1815 года в свой первый боевой поход выступил из Санкт-Петербурга и лейб-гвардии Саперный батальон. Однако, поражение Наполеона в битве при Ватерлоо 18 июня 1815 года оборвало поход.
Батальон успел к 20 июня дойти лишь до местечка Шемоле в Виленской губернии.
10 августа 1815 года батальон в составе 2-й колонны генерал-лейтенанта Строганова начал обратный марш через Полоцк - Великие Луки и 29 сентября вернулся в Санкт-Петербург.

Этот несостоявшийся военный поход засвидетельствовал, что батальон способен выполнять  задачи по своему штатному предназначению. Однако батальон нуждается в более точном определении своего штата и табеля к штату, а также в уточнении правового положения чинов. Если офицеры по своему положению, окладам были изначально приравнены к  офицерам полков старой гвардии, то унтер-офицеры и солдаты получали жалование армейское. Нормы обеспечения питанием,  обмундированием, инструментом также оставались армейскими.

Поэтому 9 марта 1816 года батальону были определены следующие штаты: 2 минерные роты и 2 саперные роты.

Каждая минерная рота состоит из:
*4 обер-офицера (капитан или штабс-капитан, поручик, подпоручик, прапорщик);
*20 унтер-офицеров;
*230 минеров;
*11 фурлейтов (управляющие повозками);
*4 барабанщика;
*7 нестроевых солдат;
*2 мастеровых:
Всего в минерной роте 278 чинов.

Каждая саперная рота состоит из:
*4 обер-офицера (капитан или штабс-капитан, поручик, подпоручик, прапорщик);
*20 унтер-офицеров;
*230 саперов;
*11 фурлейтов (управляющие повозками);
*4 барабанщика;
*7 нестроевых солдат;
*2 мастеровых:
Всего в саперной роте 278 чинов.

Кроме того, вне рот:
*1 генерал;
*2 штаб-офицера;
*3 обер-офицера;
*10 музыкантов;
*17 барабанщиков;
*5 нестроевых солдат;
*17 мастеровых;
* 3 фурлейта;
*59 денщиков.

Таким образом, батальон насчитывал 1 генерала, 2 штаб-офицеров, 19 обер-офицеров, 80 унтер-офицеров, 460 саперов. 460 минеров, 10 музыкантов, 17 барабанщиков, 33 нестроевых солдата. 25 мастеровых, 47 фурлейтов и 59 денщиков. Всего к 9 марта 1814 года - 1213 человек.

В июне 1816 года было добавлено еще 15 музыкантов, а к концу года их численность была доведена до 33 человек. Любопытно, что при таком обилии музыкантов все инструменты батальонного оркестра были деревянные.

27 февраля 1817 года в штат батальона добавляются  2 оружейных ученика, 31 декабря того же года в саперные роты добавлено по одному прапорщику.

С 18 августа 1817 года  изменяются наименования рот (без изменения их сути):
1-я Минерная рота отныне - рота Его высочества;
2-я Минерная рота  отныне - рота генерал-лейтенанта Оппермана;
1-я Саперная рота  отныне -рота полковника Сазонова;
2-я Саперная рота отныне -рота полполковника Фирсова.

22 апреля 1819 года в батальон добавляется 9 горнистов, 4 июля добавляется один военный чиновник на должность квартирмистра.

30 декабря 1820 года в батальон добавляется два обер-офицера.

24 июля 1820 года наименования рот снова меняются:
1-я Саперная рота Его Высочества;
1-я Минерная рота;
2-я Минерная рота;
2-я Саперная рота.

3 июля 1817 года шефом батальона назначается Великий Князь Николай Павлович (будущий император Николай I).  Следует отметить, что высочайший шеф уделял весьма пристальное внимание как батальону, так и инженерной службе вообще. Достаточно сказать, что уже в день своего назначения шефом батальона Николай Павлович посетил батальон в его летнем лагере под Петергофом между деревнями  Троицкое и Баби-Гоз (Сашино) и затем почти ежедневно присутствовал на занятиях батальона на протяжении всего лета. Не ослабевало его внимание к батальону и в последующие годы.

30 января 1818 года Великий Князь Николай Павлович назначается генерал-инспектором по инженерной части, т.е. становится прямым начальником все инженерных частей Русской Армии и Гвардии. Его внимание к батальону усиливается. Он потребовал, чтобы офицеры озаботились обучением грамоте солдат батальона, а требование знать грамоту сделал обязательным условием производства солдат батальона  в унтер-офицеры. В этом же году были составлены учебники для обучения нижних чинов инженерному делу.

Летние лагеря  1818 года близ слободы Рыбацкая между деревнями Усть-Славянка и Усть-Ижора показали всю пользу тщательного обучения нижних чинов и  19 августа 1818 года император Александр I учредил в каждой роте батальона теоретические саперные школы, а в батальоне практическую инженерную школу.
В каждой ротной школе, за которую отвечал лично командир роты одновременно обучалось 20 солдат, а в батальонной школе 40 солдат, прошедших ротные школы. Из числа выпускников батальонной школы комплектовались унтер-офицерские кадры армейских пионерных, саперных  и минерных частей. Лучшие выпускники становились унтер-офицерами лейб-гвардии Саперного батальона.

Также было предписано обучать в каждой роте по 10 человек плотничному делу и умению вязать узлы, что необходимо знать при строительстве мостов. По достижении нужных навыков эти десять человек сменялись следующими.

Офицерами батальона к лету 1818 года было составлено "Наставление для обучения и занятия Саперными и Пионерными батальонами". Оно состояло из трех частей: первая часть - устав гарнизонной и полевой службы, вторая часть - правила саперной и пионерной службы в поле и третья часть -саперная и пионерная служба при осаде. Этак книга оказалась первым в России полным Наставление по инженерной службе.

3 июля 1820 года первый командир батальона, ставший к тому времени генерал-майором,   Сазонов Николай Гаврилович в связи с назначением его начальником инженеров   гвардейского корпуса передает батальон новому командиру - полковнику (с 1 января 1826 г. генерал-майор) Горуа Александру Клавдиевичу, который будет командовать батальоном до 29 сентября 1828 года

В 1821 году международная обстановка в Европе обострилась и император Александр I принял решение о выдвижении частей Русской Армии к границе. Л-г. Саперный батальон был включен в состав войск гвардейского корпуса, выступающих в поход, и 26 апреля 1821 года выступил в Витебскую губернию. Через 38 дней марша 2 июля  батальон прибыл в пункт назначения местечко Городок, где принял участие 17 июля в большом параде, а 19 июля в больших армейских маневрах, после чего разместился на квартирах в местечке Купишки.

Летом 1822 года батальон вместе с армейскими 1-м и 2-м саперными батальонами, 1-м, 2-м, 3-м, 4-м и 5-м пионерными батальонами принял участие в больших маневрах под Вильно.

Однако обстановка в Европе к этому времени разрядилась и батальон l-g-batalion-1-7.jpg (16314 bytes)выступил обратным маршем в Санкт-Петербург, куда прибыл 30 июля 1822 года. Уже в Стрельне батальон встречал сам император. Для квартирования батальону были отведены Преображенские казармы в Госпитальном переулке.

Лейб-гвардии Саперный батальон был сформирован  зимой 1812-1813 годов, но прошло больше 10 лет прежде чем он был удостоен чести иметь собственное знамя.
17 февраля 1824 года  император Александр I издал Грамоту о вручении лейб-гвардии Саперному батальону Знамени.
19 февраля в Аничковом дворце с соблюдением всех церемоний и в присутствии Великого Князя   Цесаревича Константина Павловича, генерал-инспектора инженеров Великого Князя Николая Павловича, генерал-фельдцехмейстера Великого Князя Михаила Павловича знамя было прибито к древку. На следующий день 20 февраля 1824 года в манеже Инженерного замка в присутствии этих же высочайших особ была проведена служба освящения знамени и оно было вручено батальону.

На рисунке слева: Первое знамя лейб-гвардии Саперного батальона 1824 года.

Все эти годы лейб-гвардии Саперный батальон входил в состав 2-й бригады 1-й гвардейской дивизии. 3 марта 1825 года в связи с оргмероприятиями состав гвардейского корпуса изменился и батальон вместе с лейб-гвардии Измайловским, лейб-гвардии Павловским полками составил 3-ю Гвардейскую Пехотную бригаду  2-й Гвардейской Пехотной дивизии.

Источники и литература

1. А.Н.Волькенштейнъ, К.К.Случевский. Исторiя Лейбъ-Гвардiи Сапернаго баталiона 1812-1876 съ кратким обзором участiя Лейбъ-Гвардiи Сапернаго баталiона въ русско-турецкой войне 1877-1878. Типографiя Втораго Отдъленiя Собственной Е.И.В. Канцелярiи. Санкт-Петербургъ. 1879.
2.И.Ренгартенъ. Дътельность Лейбъ-гвардiии Сапернаго баталiона въ походъ 1877-1878 гг. въ европейской Турции. Типографиiя Департамента Удълов. Санкт-Петербургъ. 1879
2.  П.И.Бирюков и др. Учебник. Инженерные войска. Военное издательство МО СССР. Москва.1982 г.
3. И.П.Балацкий, Ф.А.Фоминых. Очерк истории Калининградского высшего военно-инженерного командного ордена Ленина Краснознаменного училища им. А.А.Жданова. Военное издательство МО СССР.1969.
4.В.М.Безотносный, А.А.Васильев, А.М.Горшман, О.К..Пархаев, А.А.Смирнов. Русская армия 1812-1814.. Владос. Москва. 2000г.
5.М.М.Хренов и др. Военная одежда русской армии. Москва. Военное издательство. 1994.
6.И.Ульянов. История Российских войск. Регулярная пехота. 1801-1855. Москва. АСТ.1996.
7. И.Ульянов, О.Леонов. История Российских войск. Регулярная пехота. 1855-1918. Москва. АСТ.1998. 
8. Л.Е.Шепелев. Титулы, мундиры, ордена. Ленинград. Наука. 1991.
9. С.Охлябинин. Честь мундира. Чины, традиции, лица. Русская армия от Петра I до Николая II. Москва. Издательство "Республика". 1994.
10. А.С. Доманк. Знаки воинской доблести. Москва. Издательство ДОСААФ СССР. 1990.
11.В.М.Глинка.Русский военный костюм XVIII-начала XX века. Ленинград. Художник РСФСР.1988г.
12.В.Семенов. Русский военный мундир XIX века (комплект открыток). Москва. Изобразительное искусство. 1985г.
13.Коллекция И.Ладыгина.
14.С.Г.Волконский. Записки. Восточно-Сибирское книжное издательство. Иркутск. 1991г.
15.В.А. Маевский. Гвардейские саперы. Офицеры российской гвардии в Белой борьбе. Центрполиграф. Москва.. 2002.
16.Историческое описанiе одежды и вооруженiя Российскихъ войскъ. Часть шестнадцатая. С.-Петербургъ. 1902г.

TopList

---***---

 

©Веремеев Ю.Г.
Главная страница
Военная история

Заметки на полях.  Не так-то легко отыскать материалы по истории  полков нашей армии, что XVIII-XIX веков, что более позднего периода. И уж вовсе огромной удачей считается найти описания боевого пути того или иного полка, составленные солдатом или офицером этого полка, чья судьба оказалась с ним связанной.

Инженерные войска в этом плане находятся в особенно плачевном положении. Если историю прославленных пехотных, кавалерийских гвардейских, да и просто пехотных  полков России можно найти хотя бы кусками в довольно многочисленных изданиях, то в отношении инженерных частей сплошная пустыня.

Поэтому моя огромнейшая   благодарность Вячеславу Каликинскому с далекого острова Сахалин, сумевшему отыскать и бескорыстно передать мне совершенно уникальнейшее издание "История Лейб-гвардии Саперного батальона" 1879 года издания, написанная двумя офицерами этого батальона - А.Волькенштейном (1813-1852гг,) и К.Случевским (1852-1878гг.).
Вторым бесценным даром В.Каликинского оказалась книга о батальоне, написанная непосредственным участником войны за освобождение Болгарии в 1877-78гг. офицером батальона Ренгартеном.

Я очень благодарен Козубу Антолию Ивановичу, отыскавшему для меня поистине бесценный материал о самом выдающемся  из командиров лейб-гвардии Саперного батальона А.К.Шильдере, известном русском создателе и испытателе первой российской подводной лодки (как жаль, что российские подводники не знают этого имени), изобретателе электрического способа взрывания.

Также я очень благодарен Игорю   Ладыгину, потратившему массу времени, чтобы отыскать изображения формы солдат и офицеров, знамени  этой славной, но незаслуженно забытой саперной части.