Военная история

Лейб-гвардии Саперный батальон
(Очерк истории)
Часть 7. За свободу Болгарии
1877-1878 гг.

Русско-турецкая война затронула батальон несколько раньше, чем он выступил в поход в своем полном составе. Еще 16 декабря 1876 года в действующую армию в распоряжение командира 3-го Саперного батальона в Кишинев были направлены подпоручик граф Изелич и прапорщик Андриянов, а  11 мая 1877 года в состав Почетного конвоя Императора, отправлявшегося на войну была включена полурота Лейб-гвардии Саперного батальона.

Война для гвардейских саперов началась 22 июля с получением  приказа начальника штаба округа о мобилизации, хотя еще 25 июня прибыло известие, что за форсирование Дуная сапер 2-й саперной роты Дмитрий Сазонов, убывший на войну в составе полуроты Почетного конвоя, награжден Георгиевским крестом (или как он тогда назывался "Знаком отличия военного ордена"), Это была первая награда, полученная солдатом батальона за боевые подвиги в этой войне.

22 июля батальон под командованием   исполняющего обязанности  командира батальона  флигель-адъютанта полковника Константина Константиновича Случевского ( командир батальона флигель-адъютант полковник Скалон Василий Данилович в это время по тяжелой болезни находился в отпуске и вернулся в батальон только 28 июля) выступил из лагеря в Колпино, откуда по железной дороге был доставлен в Санкт-Петербург.

В течение месяца в батальон были приняты запасные нижние чины ( 675 человек), недостающее имущество, лошади,  и батальон был развернут по штатам военного времени. 18 августа была сформирована Запасная Гвардейская саперная рота как источник пополнения батальона. Ротой был назначен командовать капитан Гаугер. В ходе подготовки к походу все прошли дополнительный курс стрельбы из винтовок. Также было проведено несколько ротных и батальонных учений. В эти же дни гвардейские саперы прошли ускоренный курс   обучения подрывным работам с использованием нового тогда взрывчатого вещества    динамита. Электрический способ взрывания им был уже давно знаком.
В обоз батальона были добавлены  четыре повозки для гальванического имущества, взрывчатки и подрывного имущества.

По состоянию на 24 августа батальон насчитывал 1 штаб-офицера (командир батальона полковник Скалон, а полковник Случевский был переведен командовать  Гренадерским Саперным батальоном), 18 обер-офицеров ( плюс 5 обер-офицеров было прикомандировано к батальону из армии), 72 унтер-офицеров, 818 саперов и минеров, 77 музыкантов и 138 нестроевых. В Запасной роте, оставшейся пока на зимних квартирах в Петербурге, имелось  4 обер-офицера, 4 унтер-офицера и 30 рядовых.
Стрелковое ооружение батальона составляли однозарядные винтовки Бердана №2.

26 августа 1877 года батальон был погружен в вагоны и двумя эшелонами отправился по Варшавской  железной дороге в направлении Вильно-Белосток-Брест-Кишинев. В первый эшелон были погружены рота Его Величества, 2-я саперная рота и половина обоза. Начальник эшелона   капитан Прескот. Во втором эшелоне следовали рота Его Высочества, 4-я саперная рота,  вторая половина обоза, штаб батальона, музыканты и знамя батальона. Начальник эшелона штабс-капитан князь Аргутинский-Долгоруков.

2 сентября батальон был уже в Кишиневе, откуда  также по железной дороге проследовал на Унгены-Яссы. Там батальон перегрузился в румынские вагоны и отправился на Бухарест-Фратешти. И только 7 сентября батальон закончил свое путешествие, став лагерем вблизи станции Фратешти.

Штаб Гвардейского корпуса снабдил батальон шестью комплектами карт Театра военных действий. В каждый комплект входили:
*10-верстная карта Европейской Турции на 6 листах;
*7-верстная карта Придунайской Болгарии на 6 листах;
*7-верстная карта Европейской Турции на 6 листах;
*30-верстная карта Еворпейской Турции на 1 листе.
Кроме того, батальон получил 50 экземпляров книги "Военный переводчик" с русско-турецким разговорником.

8-9 сентября батальон совершал пеший марш по маршруту Фратешти-Путыни-Бригадир-Зимница. Пройдя Зимницу, батальон стал биваком 10 сентября на бергу Дуная около Систово. Здесь он получил один день отдыха.

l-g-batalion-7-1.jpg (13211 bytes)12 сентября 1877 года батальон переправился через Дунай и вступил на землю Болгарии. После ночевки в деревне Царевич батальон 13 сентября прибыл в Горний Студень, где находилась штаб-квартира императора Александра II и Главнокомандующего. Бивак батальону был определен в трех верстах от Горний Студень в селении Мидхад-паша.

После нескольких дней отдыха, во время которых в батальоне не прекращалось обучение личного состава, он был включен в состав отряда генерал-майора Эллиса.До 24 сентября батальон нес аванпостную службу, или говоря современным языком, находился в боевом охранении.  21 сентября к батальону присоединились 17 сапер из команды, ранее отправленной в состав Почетного конвоя его Императорского Величества.

Утром 24 сентября 1877 года батальон выступил в направлении Плевна. К ночи расположились на ночлег в деревне Болгарени. Погода к этому времени испортилась окончательно. Шли непрерывные дожди. В эту ночевку не удалось даже разжечь костры. Следующий день батальон совершил марш в Порадим. Из-за полностью разбитой дороги батальон растянулся на нсколько километров, обоз отстал. Фактическ,  всю следующую ночь батальон собирался под проливным дождем в Порадиме. Только к утру 25 сентября батальон смог привести себя в порядок, поесть и обсушиться.

В Порадиме находилась  штаб-квартира начальника Западного отряда принца Карла Румынского, который командовал отрядом чисто номинально. Фактически управлял Западным отрядом генерал-адъютант Тотлебен. 27 сентября   батальон перешел в Богот, оставив по пути в деревне Пелишат свой обоз 3-го разряда.. На следующий день батальон находился уже в селе Ральено. Поскольку это село находилось весьма близко от Софийского шоссе, контролировавшегося турками, то батальон стал на бивак в боевом порядке.

29 сентября начался боевой марш в направлении на Иени-Баркач. Роты Его Величества и   Его Высочества были назначены в левый авангард, 2-я рота двигалась в составе авангарада главных сил отряда. 4-я саперная рота была оставлена в Ральено для ремонта дорог в этом районе. Объем их был столь велик, что роту пришлось усилить  лейб-гвардии Волынским полком в полном составе.

Авангард ( гвардейская Стрелковая бригада) и в его составе  роты Его Величества и   Его Высочества достигли Иени-Баркач, куда   в течение нескольких дней подтянулся весь гвардейский корпус. Разбитые и почти непроезжие дороги не позволяли снабжать войска продуктами в должной мере. Выручали гвардейских саперов местные болгары, которые за умеренную плату снабжали солдат бараниной и твердыми хлебными лепешками. Этому способствала и политика руского военного руководства, запретившего под страхом сурового наказания мародерство и грабеж местного населения.

30 сентября 1877 для батальона началась настоящая боевая работа. Он начал оборудовать оборонительные позиции для гвардейской стрелковой бригады и приданной артиллерии. Сюда же подтянулась и 2-я рота батальона. Следует заметить, что личный состав батальона в большей степени выступал в качестве инструкторов, десятников, руководителей работ, нежели исполнителей. Это порядок был определен генералом Тотлебеном, который при поддержке генерала Гурко проводил в жизнь принцип "саперы не валовые работники, - они десятники". Всю черную работу выполняли солдаты пехоты под руководством сапер. Сами же саперы выполняли только сложные работы типа отделки внутренних сторон батарей, устройства ниш для укрытия, блиндажей, пороховых погребов и т.п. Эта методика дала возможность возвести укрепления в кратчайшие сроки и с высоким качеством. Кроме того, это позволило высвободить часть гвардейских сапер для выполнения других задач инженерного обеспечения.

Так,  5 октября  рота Его Величества была переброшена  к деревне Чириково на берег одноименной реки. Там рота занялась оборудованием бродов и подготовкой меcт для постройки двух мостов. В течение 6 октября рота оборудовала четыре брода, отремонтировала существующий мост и заготвила материалы для строительства двух новых мостов. Кроме того, под руководством унтер-офицеров роты одна рота 1-го Стрелкового Его Величества батальона   отремонтировала дорогу по берегу реки Вида у деревни Чириково. Несколько полков гвардейской пехоты под руководством унтер-офицеров и солдат Лейб-гвардии Саперного батальона  в это же время привела в проезжее состояние дорогу Иени-Баркач - Чириково, которая проходила в лесу. Из-за этого основной объем работ пришелся на рубку просеки.

7 октября 1877 года генералом Гурко было приказано  1-й бригаде 3-й гвардейской пехотной дивизии с одной артбатареей ночью занять Медованскую позицию и к утру укрепить ее. Для организации и выполнения инженерных работ бригаде была придана 2-я рота лейб-гвардии Саперного батальона, усиленная тремя повозками с инструментом из осадного парка.

Рано утром 8 октября командир батальона определил место постройки батареи на 6 орудий и одного люнета на три роты и 4 орудия. Постройка батареи была поручена подпоручику Николенко. Не дожидаясь рабочей силы из числа солдат пехоты гвардейские саперы сами выполнили постройку к середине дня. Для сравнения - на возведение люнета силами Волынского полка потребовалось более 16 часов.

Утром 11 октября 1877 года  войска Западного отряда Руской Армии переходят Плевно-Софийское шоссе и занимают позиции у Горного Дубняка с тем,   чтобы сбить противника с его укреплений и сомкнуть блокаду турецких войск в Плевне. Гвардейские саперы были приданы 2-й гвардейской дивизии.Однако, гвардейским саперам существенного дела не находилось и 11 октября они занимались обеспечением переправы через реку Вид.

Рано утром 12 октября войска пошли на штурм, завязался тяжелый бой.  Батальон в  6.30 12 октября переправился через реку Вид, продолжая оставаться в резерве вместе с батальоном  лейб-гвардии Гренадерского полка. Однако, вскоре гренадеры и саперы были обстреляны турками. Одна пуля пробила сухарный мешок сапера 2-й роты Зайцева. Затем пули стали попадать в солдат. Командир батальона флигель-адьютант полковник Скалон развернул батальон в линию и двинул его вперед. В этот момент он был ранен турецкой пулей, но еще некоторе время вел батальон вперед. Затем он передал командование младшему штаб-офицеру капитану князю Аргутинскому-Долгорукому.

В густом лесу роты  потеряли друг друга. Командир роты Его Величества  поручик Прескотт и командир 2-й роты штабс-капитан Ренгартен, сохранившие связь, решили несколько отвести своих солдат назад до выяснения обстановки. Вскоре к ним подошел капитан Павловский полковой адъютант лейб-гвардии Гренадерского полка и попросил помощи. Гвардейские гренадеры выбились из сил и уже не могут двигаться к большому редуту турок. Когда две роты гвардейских саперов вышли на опушку леса. то увидели лежащую между двумя турецкими редутами под огнем  большую массу солдат гвардейской пехоты.
Штабс-капитан Ренгартен развернул своих сапер в редкую цепь и броском достиг малого редута, оказавшись вне досягаемости артиллерийского огня. Гвардейские саперы быстро окопались, поскольку турки стали обстреливать их ружейным огнем. При этом  рота потеряла двух солдат. Это было около 13-00 12 октября.

Рота Его Величества, в лесу двигалась сначала за 2-й ротой, но затем получила приказание генерала Гурко прикрыть правый фланг средней колонны. Поручик Прескотт рассыпал своих сапер правее фланга 4-го батальона лейб-гвардии Московского полка.

Когда в лесу роты батальона потеряли друг друга, то 4-я рота и рота Его Высочества попали под обстрел и потеряли раненым командира роты Его Высочества капитана князя Кильдинского и несколько солдат. Вследствие этого обе роты отошли назад. Затем генерал Брок приказал обеим ротам прикрыть фланги артиллерийской батареи, ведшей огонь по большому редуту.  Но во время выдвижения рот к батарее  командир 4-й роты штабс-капитан Чудовский узнал от раненого офицера, что атака на большой редут отбита, пехота понесла большие потери и может не сдержать контратаку турок.  В этот момент был ранен в ухо командир роты Его Высочества капитан Ивелич.Он остался в строю, но командовать ротой уже не мог.

l-g-batalion-7-3.jpg (15510 bytes)Обе роты под командованием штабс-капитана Чудовского в рассыпном строю стали выдвигаться на рубеж атаки. От огня противника в это время получили ранения подпоручики Адриянов и Соколович, было убито несколько солдат.
Генерал Брок, увидевший атаку гвардейских саперов, приказал им залечь и ожидать подхода подкреплений лейб-гвардии Измайловского полка. Редким ружейным огнем гвардейские саперы предотвратили контратаку турок против совершенно расстроенной русской пехоты.

Наступало время сумерек. Рота Его Величества  и 2-я рота по прежнему прикрывали фланг московцев. Казалось, что с темнотой бой угас, но вскоре русская артиллерия подожгла шалаши турок в большом редуте. Пехота пошла в атаку.  Все четыре роты гвардейских сапер, действуя как пехота,  тоже приняли участие в атаке. Русские ворвались в большой редут. Штыковой бой внутри него продолжался до тех пор, пока турки не сложили оружия.

Пожалуй, это был второй случай в истории лейб-гвардии Саперного батальона, когда саперы дрались как пехота. Первый,  как мы помним, произошел 5 мая 1831 года во время подавления мятежа в Польше.

С рассветом на редут приехали граф Шувалов и генерал Гурко. Они поздравили всех с победой, после чего Гурко приказал гвардейским саперам переоборудовать редут в интересах его использования рускими войсками.

Итого в бою 12-13 октября батальон потерял ранеными 4 офицеров и 62 солдат, убитыми 5 солдат.

От автора. Принято считать, что в дореволюционной России нижний чин был существом бесправным, серой скотинкой, жизнь которого не стоила ни гроша. В многочисленных литературных изысках как писателей тех времен, так и советских избитым штампом стало выражение, вкладываемое в уста то одного, то другого царского генерала, что мол солдат не жалко, баб в России много, еще нарожают. Но вот сегодня, балагодаря   историкам батальона мы можем перечислить фамилии павших под Горным Дубняком солдат. Это саперы 2-й роты Федор Барабанов, Василий Лобинов, Михаил Монаков, сапер роты Его Высочества Август Вексельмейстер, 4-й роты Иван Салманов. Знать не были в те времена солдаты серой скотинкой.

13-15 октября батальон занимался укреплением позиций у Горного Дубняка. 16 октября Роты его Высочества, 2-я и 4-я принимали участие во взятии Телишкской укрепленной позиции, но там саперы уже занимались свойственной им работой. Они строили под огнем позиции артиллерийских батарей. В это день был ранен сапер 4-й роты Пузанов.

В связи с тем. что ранение командира батальона флигель-адьютанта Скалона оказалось более серьезным, чем предполагалось ранее, во временное командование батальоном вступил адьютант Его Высочества полковник Ласковский.

17 октября батальон  начал работы по строительству укреплений перед селом Дольний Дубняк, которое находится вблиз Горного Дубняка . Эти работы выполнялись двое суток, но вскоре стало известно, что турецкие части ушли из Дольнего Дубняка. Потеряв Горный Дубняк, в Дольнем Дубняке им было уже не выстоять.
20 октября ротам Его Величества и 2-й было приказано  занять Дольний Дубняк и приступить к строительству укреплений по его окраине для защиты от возможных атак турок со стороны Плевны. Одновременно гвардейские саперы стали готовиться к зимовке. Они начали строить для себя и для пехоты землянки.

23 октября император Александр II объезжал русские войска у Дольнего Дубняка. При этом он уделил немало внимания лейб-гвардии Саперному батальону. Он поблагодарил сапер за   проявленное мужество в пехотном бою, распросил об обстоятельствах ранения   командира батальона, поговорил с солдатами. Вместе с тем, он выразил свое неудовольствие тем, как  в этих боях использовались саперы. Обращаясь к солдатам, но адресуя свои слова, стоявшим поблизости генералам, он сказал:  "Надеюсь, что вас более не будут употреблять как линейную пехоту". В тот же день император посетил в госпитале раненого командира гвардейских саперов полковника Скалона. В беседе с ним он сказал: "Какая мне была радость видеть моих молодцов, саперы просто прелесть".

За бой у Горного Дубняка тринадцать нижних чинов было награждено Георгиевскими крестами.

25 октября 1877 года был сформирован особый Дольне-Дубнякский отряд войск под командованием генерал-адъютанта графа Шувалова 2-го. В этот отряд вошли 1-я и 2-я гвардейские дивизии, гвардейская стрелковая бригада, Мариупольский гусарский и Астраханский драгунский полки и лейб-гвардии Саперный батальон.

25 октября взвод 2-й роты был придан лейб-гвардии Московскому полку и отправился в Радомирцы, а рота Его Высочества отправилась на Волынскую гору для стоительства редутов. 29 октября во время работ турки стали обстреливать сапер из ружей, а затем картечным огнем. был убит рядовой Усачев, ранены рядовые Рыжков, Арефьев и Матвеев ( двое последних умерли в следующую ночь). Однако строительство редута было закончено вовремя и русские пушки открыли с него ответный огонь.

Полковник Скалон вернулся к командованию батальоном 1 ноября 1877 года.

3 ноября в составе Дольне-Дубнякского отряда руских войск батальон переходит к населенному пункту Радомирцы, где до середины дня  занят укреплением позиций (2-я и 4-я роты). Во второй половине дня батальон в полном составе выступает в направлении Петровены. Там остается строить и чинить мосты  и дороги  между Яблоницы и Луковицы 4-я рота. Этим она занималась   до 15 ноября. Остальные роты батальона вплоть до 6 ноября стояли биваком у Яблоницы.

6 ноября батальон без 4-й роты включается в состав  Яблоницкого резервного отряда генера-адъютанта графа Шувалова 2-го. 6-9 ноября рота  Его Высочества строит фортификационные сооружения перед Яблоницами.

От автора. Еще раз стоит заметить, что и офицеры и нижние чины  батальона здесь, как и везде выступают в большей степени руководителями и организаторами работ, техническими специалистами, исполнителями наиболее сложных  работ, требующих особой квалификации.  Именно поэтому император так болезненно отнесся к событиям 12 октября, когда гвардейские саперы использовались в кпачестве пехоты. Рабочую силу выделяют пехотные полки.

2-я рота 7 ноября придается отряду генерал-майора Дандевиля   и уходит с ним в Болгарский Извор.

l-g-batalion-7-2.jpg (16365 bytes)9 ноября начинается сосредоточение войск для наступления в направлении северных склонов Балкан. 10 ноября начинается наступление на Орхание-Правец - Этопольскую позицию.

9 ноября подпоручик Романов с двумя унтер-офицерами и 20-ю солдатами выступает в составе отряда генерала Рауха. Этот отряд совершает обход турецких прозиций у Хан-Правец.   Команда Романова в течение ночи чинит дорогу Бедрар - Калугерово (12 верст). В качестве рабочей силы используются батальон лейб-гвардии Семеновского полка и 2 роты гвардейских стрелков.

Вечером 10 ноября рота Его Величества приступает к строительству  батареи на 8 орудий на горе против Правецкой укрепленной позиции турок. Затем ей на помощь выдвигается рота Его Высочества. Работы выполнялись под обстрелом гранатами турецкого орудия, однако неточный огонь не принес потерь гвардейским саперам. К 2-м часам ночи на 11  ноября работы заканчиваются. Болгарские дружинники втаскивают на гору четыре орудия, из которых артиллеристы немедленно открывают огонь по туркам.

11ноября подпоручик Мейер со своими саперами среди бела дня под ружейным огнем турок   оборудует окоп на 2 орудия на левом фланге русской позиции. Этот момент мы видим на картине неизвестного художника.

Рота Его Величества 11 ноября было начала работы по устройству укрытий на Правецкой позиции для артиллерии, но начинается поспешный отход турок вследствие того, что они обнаружили обходящий отряд генерала Рауха.

Утром 12 ноября 2-я рота под командой своего командира штабс-капитана И.Ренгартена поднялась на гору близ города Этрополь для постройки  батареи из 14 орудий. До того, как туман рассеялся, основные работы были выполнены и рота была отведена с горы. Четыре пушки, поднятые болгарами вручную на батарею открыли огонь. Однако уже через два часа роте пришлось приступить к работам по устройству дороги к этой батарее, т.к. необходимо было срочно доставлять туда боеприпасы и дополнительные орудия.

Стоит заметить, что  все работы по оборудованию фортификационных сооружений осенью 1877 года приходилось выполнять с использованием динамита, т.к.  в этой местности скальный грунт, совершенно исключающий обычный порядок земляных работ. Гвардейские саперы   владели подрывным делом в полной мере и были полностью оснащены современным подрывным имуществом, включая и оснащение для  взрывания электрическим способом.  Пожалуй никогда раньше саперы не использовали так широко взрывчатые вещества, как в этих боях.

В этот день рота Его Высочества выполняла работы по укреплению позиций у Орхание, отремонтировала два моста. 4-я рота  вернулась из Луковиц, причем по дороге отыскала брод у разрушенного моста у Луковиц и оборудовала к нему объездную дорогу. Позднее эта рота восстановит этот мост и еще 11 меньших мостов.

К вечеру 12 ноября батальон при был в Хан-Правец, где стал на бивак. Но на следующий день пришлось выдвигаться в г. Этрополь,   поскольку турки намеревались стойко оборонять позиции у Этрополя. При движении приходилось оставлять на отдельных участках отделения саперов для ремонта горной дороги, проходившей все время по косогору и под нависшими скалами. К середине дня 13 ноября батальон вышел в долину Искер  в виду Этрополя. Однако турки оставили город без боя и батальон простял биваком у города до 17 ноября. К этому в ремени в батальон подтянулись все подразделения, ранее оставляемые в разных местах для выполнения различных работ инженерного обеспечения.

От автора. Любопытно, как боевые действия саперного батальона  той войны похожи на то,  как задачи выполнялись и выполняются по сей день. Никогда практически саперный батальон не действует в едином строю и с одной задачей. Он неизбежно дробится по задачам и его подразделения действуют днями, неделями совершенно самостоятельно в отрыве друг от друга и без непосредственного управления. Это и тогда и теперь накладывает свой отпечаток на солдат, сержантов и офицеров инженерных войск. У них развивается привычка к самостоятельности, умение принимать ответственные решения, действовать без ожидания помощи и поддержки, свободно ориентироваться на местности, использовать в полной мере подручные средства и ресурсы, проявлять изобретательность, смекалку.  

Вот только в очереди за орденами и медалями они частенько оказываются последними. Когда саперы собираются после боев в единый строй все вместе, оказывается, что и слава победы и награды уже поделены другими.  

Эти несколько свободных дней позволили  офицерам батальона обобщить накопленный опыт и прийти к определенным выводам. Прежде всего, оказалось, что в горных условиях конные повозки часто оказываются непригодными и нужно переходить на вьючный способ перевозки грузов. Необходимо  выделить больше транспортных средств для взрывчатки и подрывного имущества. Нужно создать   комплекты  подрывного имущества для мелких саперных подразделений уровня взвод -отделение. Нужно наладить ковку и правку кирок, ломов, скальных буров. Было найдено и весьма оригинальное решение транспортирования продовольствия. Оно должно было теперь передвигаться само. Батальон закупил некоторое количество быков, коз, овец, которые шли в обозе за батальоном. Быки к тому же могли на вьюках нести муку, соль и овощи.

17 ноября батальон выступил маршем вместе с войсками в направлении Балканских гор. Уже на следующий день 2-я рота начала работы по восстановлению и прокладке  горных дорог. В качестве рабочей силы роте  был придан Псковский пехотный полк. Приходилось взрывать огромные клыбы скал, местами пробивать дорогу в сплошной скале. 19 ноября ко 2-й роте присоединилась рота Его Высочества.

Рота Его Величеста  19 ноября была направлена на  оборудование  окопов для четырехорудийной батареи против господствующего над местностью турецкого редуктора Шандорник (Гюльтизтабия). Командир лейб-гвардии Саперного батальона в это время отыскал более удобную позицию для орудий, с которой можно было бы громить турецкий редут. Однако эта позиция находилась на вершине очень крутой горы, куда втащить орудия было невозможно. Однако полковник Скалон убедил генерала Рауха в том, что возможно проложить туда дорогу зигзагами.
Немедленно полурота из роты Его Величества под командованием  подпоручика Колобова и прапорщика Подчерткова   произвела разбивку и трассировку дороги. В течении трех часов солдаты трех пехотных полков под руководством гвардейских саперов выеполнили первоочередные работы. Одновременно взвод роты Его Величества под командованием подпоручика Романова и приданная им рота Семеновского полка оборудовали на вершине горы два полузаглубленных окопа на четыре орудия.

В ночь на 20 ноября подпоручики Романов и Градов  с десятью унтер-офицерами   отправились  на разведку турецких позиций и рекогносцировку линии предполагаемой отрывки траншеи для пехоты. К середине дня 20 ноября все роты батальона были подтянуты на позиции.    Поскольку командование приняло решение не атаковывать турецкие позиции и редут, то возникла необходимость укрепить руские позиции. Для работ были отведены дни 23-25 ноября. Планировалось отрыть траншеи для пехоты, блиндированные позиции для пушек, проложить дороги для маневрая и подвоза.

От автора. Блиндированные позиции орудий, это по сути дела орудийные ДЗОТы, говоря современным языком.  В эти времена дальность стрельбы нарезных ружей (винтовок) стала такой, что стрелковым огнем покрывалась вся дальность прямой видимости, а артиллеристы еще не умели вести огня с закрытых позиций. В результате, расчеты орудий нередко могли уничтожаться стрелковым огнем. Это и породило развитие блиндированных позиций, т.е. сооружений, защищавших артиллеристов от винтовочных пуль и осколков разрывных снарядов.

Работы по оборудованию позиций продолжались и в последующие дни. 29 ноября пришло известие о взятии русскими войсками крепости Плевна.

3 декабря рота его высочества начинает работы по проклдаке дороги на Золотницкий перевал. 4 декабря 2-я и 4-я роты под командованием штабс-капитанов Ренгартена и Чудовского   направляются на прокладку дороги у Врачеша.

9 декабря 1877 года роты Его Величества, 2-я и 4-я с приданным им лейб-гвардии Преображенским полком уходят  прокладывать дорогу в направлении Софии через Золотницкий перевал на Чурьякскую  долину. Работы пришлось осуществлять сначала в условиях сначала осеней грязи, затем мороза и снежных заносов. К 13 декабря работы были закончены и войска двинулись по этой дороге вперед. Подьем к перевалу быль столь крут, что первое орудие начав движение в 11 часов утра 13 декабря,  поднялось на Золотницкий перевал только в 2 часа ночи 14 декабря, т.е. пробыло в пути 15 часов и прошло при этом всего 6 верст. Все орудия отряда поднялись на перевал только к вечеру 15 декабря.  В течение ночи на 16 декабря гвардейсские саперы обрудовали спуск с перевала.

Отряд русских войск смог спуститься и выйти в Чурьякское ущелье только 18 декабря. На путь в 16 верст было потрачено 6 дней.  Вдобавок вечером 16 декабря началась сильная метель, продолжавшаяся до середины дня 17 декабря. Все эти дни гвардейские саперы обеспечивали движение пехоты и артиллерии, помогая вытаскивать орудия, расчищая снег, оборудуя более пологие спуски.

18 декабря три роты батальона    начали движение за колонной генерал-майора Курлова. 19 декабря разгорелись бои у Ташкиосени и Шандорника. 20 декабря Западный отряд русских войск генерала Гурко начал преследование отходящей турецкой армии Сулейман-паши.

20 декабря роты Его Величества, 2-я и 4-я прибыли в занятый рускими войсками населенный пункт Ташкиосени. Вечером того же дня 2-я рота была направлена  по Софийскому шоссе в направлении Арбионаки с задачей   восстановления дороги, поврежденной отходящими турками. В 2 часа ночи на 21 декабря роты Его Величества и 4-я двинулись вместе с войсками по отремонтированому шоссе в направлении Софии. Утром, по выполнении своей задачи в том же направлении двинулась и 2-я рота.

К вечеру 21 декабря 1877г. батальон в составе колонны генерала Рауха подошел к мосту через реку Искер возле деревни Враждебно.   Рота Его Величества была придана лейб-гвардии Преображенскому полку, а три остальные роты оставались в резерве. Гвардейским саперам вместе с Преображенским полком было приказано отыскать обходной путь, т.к. мост прикрывался тремя турецкими пехотными полками и шестью сотнями кавалерии.  Преображенцы и саперы начали переходить реку по льду. Заметив обход, турки подожгли мост и деревню и поспешно отступили.
По приказу генерала Гурко три роты гвардейских саперов спешно выдвинулись к мосту, погасили его и в течение 2-3 часов полностью  привели его в вид, пригодный для использования. Немедленно через реку началась переправа артиллерии.

Саперы разместились на ночь в брошенных турецких домах, оставив у моста саперный караул. Под утро 22 декабря пожар на мосту возобновился, но караул под командой подпоручика Николенко успешно погасил огонь и принялся восстанавливать настил.

22 декабря гвардейскими саперами, усиленными двумя гвардейскими полками (Преображенским и Измайловским) были оборудованы позиции впереди деревни Враждебно. были отрыты траншеи на два батальона и орудийные окопы для четырех пушек.

Мост через реку Искер обеспечил быстрое накопление русских войск на подступах к Софии и 23 декабря турки в беспорядке стали оставлять город. К полудню 23 декабря 1877 года лейб-гвардии Саперный батальон вместе с остальными русскими войсками вошел в Софию и разместился на отдых по квартирам. Занятием Софии был завершен труднейший переход через Балканский хребет.

Болгарская пословица. Через Балканы зимой даже птицы не летают.

Батальон простоял в городе до 29 декабря.  В каждой роте батальона по три нижних чина были награждены Георгиевскими крестами. Во время отдыха в Софии сапер роты Его Величества Яков Федоров нашел спрятанное в доме турецкое знамя.

29 декабря три роты батальона выступили из Софии в направлении Татар-Базарджик в составе резерва графа Шувалова. После двух суточных переходов гварейские саперы подошли к городу Ихтиман, где предполагалась третья ночевка. Однако, вследствие поспешного отступления турок   саперам пришлось  совершить еще марш в 15 верст до Кипуджина..

Новый 1878 года гвардейцы встретили в черкесском селе Кипуджина, в домах которого не было даже печей. 1 января батальон двинулся  на Ветреново черз исторически известные Трояновы ворота. Во всех этих переходах от батальона высылались для выполнения задач по ремонту дорог и восстановления мостов команды численностью до 1-2 взводов.

В ночь на 2 января стало известно, что турки готовятся оставить  Татар-Базарджик. Перед отходом турки устроили в городе грандиозную резню болгар, и пытались сжечь город. Войска вошли в Татар-Базарджик, но саперам отдыхать не пришлось. Их выдвинули вперед к селу Конаре-Дуванкой. По пути гвардейцам пришлось восстанавливать то ли снесенный потоком воды, то ли разрушенный турками мост через речку и ремонтировать размокшие от дождей дороги..

Утром саперы выступили в направлении Филлиполь. Пройдя треть пути, батальон был остановлен у Хан-Адакой.

От автора.  Собственно, описание движения батальона является очень общим и лишь показывает общий маршрут. Как цельной воинской части батальона в это время не существовало.  Это был лишь батальонный обоз с канцелярией. Все роты то в полном составе, то повзводно уходили с  самыми различными пехотными и артиллерийским частями, выполняя задачи обеспечения движения последних, возвращаясь к обозу и вновь уходя на выполнение новых задач.

У Хан-Адакоя собрался почти весь батальон. И 3 января глубокой ночью батальон вошел в Филлиполь. Туркам удалось сжечь единственный мост через реку Марицу и войскам пришлось переправляться через разведанный гвардейскими саперами брод ниже города. Командир 9-го корпуса барон Криденер приказал батальону восстановить мост. Однако, когда командир батальона полковник Скалон рекогносципровал мост, то понял, что это невозможно ввиду отсутствия строительных материалов, прежде всего длинных и толстыых бревен. Он переправился на лодке на правый берег, где отыскал место для постройки нового моста и с помощью местных болгар нужные материалы. Вскоре удалось и на левом берегу отыскать лесосклад. Пока строительные материалы доставлялись к месту постройки моста, унтер-офицер Веретенников сумел собрать легкий перевозной паром, что значительно облегчило работы.

В течение 4 января гвардейские саперы смогли, используя болгарские конные повозки в качестве опор навести через Марицу легкий мост, годный для переправы пехоты.  После того, как удалось наладить переправу пехоты несколько ниже по течению,  штабс-капитан Чудовский и поручик Пресскот начали строить мост для переправы кавалерии и артиллерии.  В ночь на 5 января мост был готов и по нему пошли войска. В это время выяснилось, что против отряда графа Шувалова, который теснил турок по мере подхода частей, действует не арьергард турецкой армии, а главные силы Сулейман-паши. Стремительная переправа русских войск через Марицу и их быстрое накопление на правом берегу реки сорвали планы Сулейман-паши громить русские полки поочередно.

6-7 января русские войска преследовали разбитых турок. В ночь с 7 на 8 января на Марице начался ледоход, который снес оба моста. Однако, одновременно со строительством легких мостов батальон занимался восстановлением сожженого моста на каменных устоях. К середине дня 9 января по нему открылось регулярное движение.

8 января  гвардейцам было поручено восстановить железную дорогу между Филлиполем и Адрианополем с тем, чтобы организовать перевозку артиллерии. 8-9 января саперы занимались сбором и подготовкой материала, но к вечеру 9 января командование решило, что это нецелесообразно и приказ был отменен.

6 января к батальону присоединилась рота Его Высочества, которую еще у города Этрополя отправили для выполнения самостоятельных задач. За эти дни рота перевалила балканский хребет, совершила марш Клис-Киой- Златица - Дольние Комарцы, отремонтровав за три дня 28 мостов; марш Дольние Комарцы - Петричев -Мечи, ремонтируя по пути дорогу. 2 января рота совершила форсированный марш в 50 верст в Черногорово и 5 января марш на Филлиполь.

В Филлиполе к батальону присоединился с командой в 90 человек подрывник унтер-офицер вольноопределяющийся Гринев.

В эти дни в батальоне стало известно, что за бои у Горнего Дубняка в октябре 1877 г. командир батальона полковник Скалон произведе в генерал-майоры, а капитан князь Аргутинский-Догоруков в полковники.

10 января батальон в  авангарде   отряда графа Шувалова батальон выступил в направлении Хасоя. У моста в Филлиполе была оставлена команда гвардейских сапер с поручиком Заткаличем и подпоручиком Романовым. Они пробыли у этого моста до 17 января, пока не было открыто движение по железнодорожному мосту и обеспечили пропуск через мост более чем 10 тыс. повозок с воинскими грузами.

Конечной целью марша отряда графа Шувалова был Адриаполь. Через пять дней марша батальон подошел к городу Мустафа-Паша-Каприс.   На следующий день в 8 верстах от города войска были остановлены бурным потоком одного из притоков Марицы. Десятиметровый мост через приток был  уничтожен турками. Из за невозможности восстановить промежуточную опору было решено построить легкий  однопролетный мост кавказского типа для переправы пехоты. По этому мосту успели переправить 3 батальона пехоты. Поток воды неожиданно спал и стало возможным как восстановление нормального моста, так и переправа войск вброд. Однако тем, что не стали ждать снижения уровня воды, было выиграно время для преследования турецких войск.

Граф Шувалов впоследствии очень часто вспоминал этот эпизод войны и говорил, что в тот день он впервые по настоящему понял роль инженерных войск. Он считал, что успех под Адриаполем предопределили гвардейские саперы.

17  января 1878 года русские войска уже были в Адриаполе. Как выяснилось теперь, лейб-гвардии Саперный батальон прошел от Филлиполя до Софии ( 160 верст) за 6 дней, а от Софии до Адриаполя за 6 дней 180 верст. Причем, прошли, выполняя огромный объем работ по обеспечению движения пехоты, кавалерии и артиллерии.

В этот же день на торжественном построении батальона Главнокомандующий лично вручил Георгиевские кресты-
* 2 степени фельдфебелю роты Его величества Игнатьеву,
*3 степени фельдфебелю роты Его высочества Михайлову,
* 3 степени унтер-офицеру Розанову,
*3 степени унтер-офицеру Метельникову,
*4 степени тамбур-мажору  Сергееву.

19 января 1878 года в 10 часов вечера пришло известие, что в Адриаполе подписаны   предварительные условия мира. На следующий дегнь в греческой церкваи Адриаполя был отслужен торжественный молебен и состоялся церковный парад в котором от батальона приняла участие рота Его Величества.

24 января Кавалерственная Дума признала командира батальона генерал-майора Скалона достойным награждения орденом св. Георгия 4-й степени.

Наступил фактически мир, но только не  для саперов. Как было раньше и как будет всегда, им пришлось усердно трудиться, ликвидируя последствия войны. Саперы восстанавливали дороги, мосты, проводили противоэпидемические мероприятия. Только 26 января в батальон вернулась команда сапер под командой поручика Заткалина и  подпоручика Романова из Филлиполя, где они восстанавливали мост. И в это же день поручика Заткалина командировали в распоряжение князя  Черкасского для участия в гражданском управлении Болгарией.  Поручик Лютер был назначен комендантом станции.

Для усиления давления на турок во время переговоров о заключении полного мира гвардейский корпус был выведен из Адриаполя и развернут фронтом в готовности возобновить наступление. Лейб гвардии Саперный батальон с 1-й гвардейской дивизией  27 января выступил  к селу Эрекли. 1 февраля батальон прошел город Чорлу и к вечеру 3 февраля достиг села Эрекли на берегу Мраморного моря. Три дня батальон занимался несвойственой военным работой - археологическими раскопками, в ходе которых отыскал половину мраморной колонны и часть мраморной лестницы.

6 февраля в 10 часмов вечера батальон выступил в направлении г.Селиари в связи с необходимостью занять демаркационную линию. Батальон занял деревню Чипланджи-кой на берегу Мраморного моря.

В ночь с 10 на 11 февраля  батальон был поднят по тревоге и направлен в деревню Каликрат. Турецкая сторона тянула с заключением мира и Главнокомандующий принял решение двинуть войска через демаркационную линию. Турки медленно отходили по мере приближения руских войск. Когда войска достигли озера Кучук-Челенджи,  турки прекратили отход. Командир батальона генерал-майор Скалон был послан графом Шуваловым к туркам парламентером. Он должен был потребовать о турок очистить занимаемые позиции и продолжить оступление. После пергооворов с прибывшим из Константинополя турецким военным министром Реуф-пашой руссие войска продолжили движение. Морально сломленные турецкие войска не решились оборонять очень удобную Кучук-Чекмеджейскую позицию. К ночи 12 февраля батальон в составе передовых сил занял деревню Галатарию откуда можно уже было видеть Константинополь. Отсюда он перешел в имение князя Дадиана  Ай-Стефано.

Боевые действия были прекращены. русские войска стояли у стен  Константинополя. В Сан-Стефано шли переговоры об условиях заключения мира . Любопытствующие турки приезжали посмотреть на русских солдат. Наше командование всячески демонстрировало высокий боевой дух и отличное состояние войск. так, 17 февраля руские войска были выстроены на берегу моря лицом к турецкой столице.  На следующий день  семьдесят солдат и унтер-офицеров лейб-гвардии Саперного батальона были награждены георгиевсими крестами 4-й степени.

19 февраля на этом же берегу состоялся большой военный парад русской гвардии. Главнокомандующий объявил об окончании войны и заключении мира. Началась подготовка к возвращению батальона в Россию. Уменьшались размеры обоза за счет исключения из него снаряжения, ненужного в мирных условиях. В тоже время к батальону были доставлено личное имущество солдат, унтер-офицеров и офицеров, которое во время похода приходилось оставлять в различных пунктах.

Приказом по Гвардейскому корпусу 3 марта 1878г. было объявлено, что гвардия будет перевезена в Россию морем. Лейб-гвардии Саперный батальон должен был садиться на суда 14 марта в Вуюк-Дере. Однако, радость оказалась преждевременной. Отправка батальона была отменена. В связи с тем, что предполагалось длительное присутствие русских войск в Болгарии, возникла необходимость в воссстановлении дорог, мостов, переправ, линий связи для того, чтобы снабжение и передвижение войск было беспрепятственным.
Война для саперов не кончается никогда и март 1878 года подтвердил эту истину снова.

Положение сильно осложнилось с началом эпидемии тифа, разразившейся весной 1878 года. На крайне антисанитарные условия жизни местного населения вообще даже и в мирное время наложились лишения и разруха военного времени. Батальон понес потери от тифа, которого не избежали и офицеры. Так, умерли от тифа штабс-капитан Энгельгардт и капельмейстер Филлипов.    Заболело 647 нижних чинов, из них умерло 76.
Вдобавок, много офицеров были отправлены в командировки для выполнения различных задач. Офицерского состава в батальоне почти не осталось.

В начале мая 1878 13 саперов-гальванеров под командой подпоручика Николенко были отправлены для взрывания скал при постройке дороги Ямболи - Разград.

В конце мая подпоручики Соломенко, Соколович, Пенкин и Берг были отправлены в распоряжение командира  армейской 2-й Саперной бригады для руководства стооительствомп дорог от Адриаполя к различным портам.

Тогда же поручик Романов был командирован в распоряжение начальника военных сообщений в Болгарии инженер- генерал-лейтенанта Кренке, а 1 июля  для постройки госпиталя был отправлен поручик Лютер.
Напомним, что в начале  войны в батальоне имелось всего 18 обер-офицеров и 1 штаб-офицер. На оставшихся в строю офицеров ложилась огромная нагрузка. Однако, высокие боевые качества и высокий уровень обученности унтер-офицерского состава батальона позволили гвардейским саперам успешно выполнять все задачи инженерного обеспечения и в условиях острой нехватики офицеров.

Новый Гланокомандующий в предположении вероятности возобновления войны принимал меры к повышению боеспособности русских войск и особенно Гвардейского корпуса. В области инженерного обеспечения боевых действий был учтен опыт и недостатки, выявившиеся в ходе войны, когда острая нехватка инженерных специалистов в войсках, отсутствие шанцевого инструмента в пехотных полках  значительно мешали быстрому и качественному оборудованию позиций, путей движения. Отныне было приказано в каждой пехотной роте иметь 100 малых лопат, 22 большие лопаты, 10 топоров, 5 кирок и 5 мотыг, которые пехотинцы должны всегда носить при себе.

Лейб-гвардии Саперный батальон получил новую задачу - быть полевым подвижным складом  запаса шанцевого инструмента, отвечать за полноту снабжения пехоты шанцевым инструментом и за обучение пехотинцев простейшим инженерным работам.

Батальону также было приказано произвести испытания новинки шанцевого инструмента - малой пехотной лопаты, которая теперь становилась обязательным предметом экипировки солдата пехоты и предназначалась для самоокапывания. Впервые русская пехота применила прием самоокапывания под огнем противника в положении лежа во время боев под Шипкой Тогда солдаты использовали обычные лопаты с укороченными черенками. Кроме того, что этот прием позволил резко снизить потери пехоты от ружейного огня турок. Самоокапывание руской пехоты  произвело на последних огромное моральное впечатление. Ни их глазах, залегшая под убийственным огнем русская пехота, исчезала под землей.

Весной и летом 1878 года демаркационная линия между турками и русскими войсками проходила по ручью  Ветеница-Дере, впадающего в Мраморное море. Несмотря на то, что был заключен Сан-Стефанский мирный договор, турки на своей стороне производили усиленные фортификационные работы. К лету их позиции имели  три  линии траншей и ряд орудийных редутов.

Длительное время русские только наблюдали за работами и вели визуальную разведку с сооруженных наблюдательных вышек. При  этом 30 апреля стало известно, что турецкий командующий Фуад-паша требует  убрать наблюдательную вышку у имени Кады-Янылы, грозя при этом применением оружия. Войска были подняты по тревоге и заняли положение согласно диспозиции.

1 мая гвардейские саперы сняли свой лагерь и выступили на позиции позади имения Папас-Киой. Однако турки не решились что либо предпринять и к вечеру этого же дня войска вернулись в свои лагеря. Фактически этот день явился проверкой боеготовности Гвардейского корпуса. Выявилась слабая пропускная способность дорог, отсутствие подготовленных траншей и редутов. Было приказано приступить к возведению фортификационных сооружений. Роты батальона были распределены между гвардейскими дивизиями для организации работ и руководству ими.

Рота Его Величества была направлена в 1-ю гвардейскую дивизию, 4-я рота  во 2-ю гвардейскую дивизию, 2-я рота в сводный гвардейский отряд. Рота Его Высочества оставалась в резерве.

Общее руководство по оборудованию позиций перед Константинополем было возложено на командира батальона генерал-майора Скалона, а за позиции Гвардейского корпуса отвечали войсковые инженеры инженер-полковник Майер и инженер-капитан Языков. В короткое время был выполнен огромный объем работ по оборудованию позиций и фронтальных дорог.

Рота Его Высочества 24 июля была отправлена  в деревню Ярым-Бургас для постройки мостов на реке Тадлы-дере, прокладки дорог к Чаталдже. Гвардейскими саперами там было построено два моста длиной 15 и 7 саженей и проложено несколько верст дороги, причем был выполнен большой объем взрывных работ в скальном грунте. Кроме того был сделан деревянный настил на железнодорожном мосту у  Ярым-Бургаса.

Впрочем, все эти работы оказались ненужными с подписанием Берлинского Трактата, когда под давлением Англии, Франции и Германии Россия была вынуждена вывести свои войска из Болгарии. Однако, главная цель войны была достигнута - болгары получили независимость и Болгария как государство возродилась.

Лейб-гвардии Саперный батальн приступил к строительству пристаней для погрузки войск. Так рота Его Величества в Сан-Стефано построила пристань длиной 60 саженей.

24 августа 1878 года лейб-гвардии Саперный батальон погрузился на пароход "Олег" и через 36 часов был уже в Одессе. Война для батальона закончилась окончательно.

В течение недели батальон отдыхал в лагере и приводил себя в порядок. 2 сентября двумя эшелонами батальон по железной дороге через Брест-Литовск, Белосток, Вильно, Псков, Динабург, Псков отправился в санкт-Петербург.

11 сентября батальон высадился близ Царского Села на станции Александровская и в   тот жень день пришел в Пулково, где расположился по квартирам.

На 14 сентября 1878 года  было назначено торжественное вступление батальона в Санкт-Петербург. Батальон вместе в лейб-гвардии Гренадерским полком и  батареями лейб-гвардии Артиллерийской бригады были построены на Московском шоссе не доходя до Триумфальной арки. Георгиевские квалеры от этих частей были построены в отдельную сводную роту. Прибыл Августейший командир Гвардейского корпуса в сопровождении Великого Князя Владимира Александровича и поздравил гвардейцев с победой и взвращением домой. По другую сторону Триумфальной арки были построены запасные подразделения гвардии. На императорской трибуне присутствовали члены царской семьи. Состоялтся торжественный молебен. После молебна Государыня Цесаревна  возложила лавровые венки, перевитые Георгиевскими лентами на командиров гвардейских частей.
После этих церемоний началось вступление гвардии в столицу. Первым шел лейб-гвардии Гренадерский полк, за ним следовал лейб-гвардии Саперный батальон как наиболее отличившиеся в этой войне.

Когда батальон вступил на территорию своих казарм, то батальонный священик отслужил краткий благодарственный молебен, а командир l-g-batalion-7-4.jpg (8685 bytes)батальона обратился к саперам с краткой благодарственной речью. Торжественный день закончился общим застольем.

19 сентября была расформирована Запасная рота батальона.

За Балканский поход  Императором батальон был награжден ленточкой  на головные уборы "За Балканы в 1877 году".

На снимке слева: Эмблема на шапку с наградной ленточкой.

Командир батальона генерал-майор Скалон был награжден орденом св. Георгия 4-й степени и золотой саблей с надписью "За храбрость". 150 нижних чинов получили Георгиевские кресты.

Балканская эпопея закончилась.

 

Источники и литература

1. А.Н.Волькенштейнъ, К.К.Случевский. Исторiя Лейбъ-Гвардiи Сапернаго баталiона 1812-1876 съ кратким обзором участiя Лейбъ-Гвардiи Сапернаго баталiона въ русско-турецкой войне 1877-1878. Типографiя Втораго Отдъленiя Собственной Е.И.В. Канцелярiи. Санкт-Петербургъ. 1879.
2.И.Ренгартенъ. Дътельность Лейбъ-гвардiии Сапернаго баталiона въ походъ 1877-1878 гг. въ европейской Турции. Типографиiя Департамента Удълов. Санкт-Петербургъ. 1879
2.  П.И.Бирюков и др. Учебник. Инженерные войска. Военное издательство МО СССР. Москва.1982 г.
3. И.П.Балацкий, Ф.А.Фоминых. Очерк истории Калининградского высшего военно-инженерного командного ордена Ленина Краснознаменного училища им. А.А.Жданова. Военное издательство МО СССР.1969.
4.В.М.Безотносный, А.А.Васильев, А.М.Горшман, О.К..Пархаев, А.А.Смирнов. Русская армия 1812-1814.. Владос. Москва. 2000г.
5.М.М.Хренов и др. Военная одежда русской армии. Москва. Военное издательство. 1994.
6.И.Ульянов. История Российских войск. Регулярная пехота. 1801-1855. Москва. АСТ.1996.
7. И.Ульянов, О.Леонов. История Российских войск. Регулярная пехота. 1855-1918. Москва. АСТ.1998. 
8. Л.Е.Шепелев. Титулы, мундиры, ордена. Ленинград. Наука. 1991.
9. С.Охлябинин. Честь мундира. Чины, традиции, лица. Русская армия от Петра I до Николая II. Москва. Издательство "Республика". 1994.
10. А.С. Доманк. Знаки воинской доблести. Москва. Издательство ДОСААФ СССР. 1990.
11.В.М.Глинка.Русский военный костюм XVIII-начала XX века. Ленинград. Художник РСФСР.1988г.
12.В.Семенов. Русский военный мундир XIX века (комплект открыток). Москва. Изобразительное искусство. 1985г.
13.Коллекция И.Ладыгина.
14.С.Г.Волконский. Записки. Восточно-Сибирское книжное издательство. Иркутск. 1991г.
15.В.А. Маевский. Гвардейские саперы. Офицеры российской гвардии в Белой борьбе.Центрполиграф. Москва.. 2002.
16.А.Н.Кулинский. Русское холодное оружие военных, морских и гражданских чинов 1800-1917 годов. Определитель. Магик-Пресс, ЧАИ "ОЛИМП" Санкт-Петербург. 1994г.
17.Г.Ю.Мазинг. Карл Андреевич Шильдер.1785-1854. Наука. Москва. 1989г.
18.А.Стаценко и др. Справочник необходимых познаний. Вся Пермь, Алгос-Пресс. Пермь 1995г.
19.О.Е.Морозова. Российская императорская фамилия. Прометей. Москва. 1990г.
20. Малый атлас мира. Федеральная служба геодезии и картографии России. Москва. 2002г.
21.С.В.Волков. Русский офицерский корпус. Центрполиграф. Москва. 2003г.
22.Сайт www.vgd.ru
23.В.В.Яковлев. История крепостей. АСТ.Полигон. Москва. Санкт-Петербург. 2000г.
24.О.Е.Морозова. Российская императорская фамилия. Прометей. Москва. 1990г.
25.А.И.Иволгин. Развитие и применение минно-взрывных средств. Военное издательство. Москва. 1956г.

---***---

TopList

 

©Веремеев Ю.Г.
Главная страница
Военная история