Военная история

Лейб-гвардии Саперный батальон
(Очерк истории)
Часть 5. Между войнами
1832-1854 гг.

Итак, 3 марта 1832 года батальон вернулся их польского похода. Император Николай I уделял много внимания своим гвардейским саперам. 1l-g-batalion-5-1.jpg (14836 bytes) апреля 1832 в манеже Инженерного замка, где размещалось военно-инженерное училище, он лично проводит строевой смотр батальона. Автор исторического описания Лейб-гвардии Саперного батальона А.Н.Волькенштейн отмечает, что более чем две трети солдат и унтер-офицеров батальона к этому времени имели Георгиевские кресты (тогда именовался "знак отличия Военного ордена"), что все имели медали за Турецкий поход и за взятие Варшавы, польский знак "Virtyti militari".

5 мая этого же года в память о подвигах 2-й Минерной роты в деле 5 мая 1831г. у польского местечка Нур в эту роту был зачислен Великий Князь Николай Николаевич. Четыре года спустя этот день был установлен для 2-й Минерной роты как день ротного праздника и покровительницей  роты была объявлена св. Мученица Ирина.

22 апреля 1834 года в день совершеннолетия наследника престола Цесаревича Александра Николаевича, когда он приносил присягу, 1-й взвод роты Его Величества   представлял в дворцовом параде  весь батальон.

В 1834 году в связи с сокращением срока действительной службы солдат до 20 лет была введена система Запасных войск, т.е. отслуживший свой срок солдат увольнялся в так называемый бессрочный отпуск и зачислялся в Запасные войска по месту жительства. В случае военной необходимости он зачислялся во вновь образуемую воинскую часть там, где он проживает. Однако император не хотел, чтобы Лейб-гвардии Саперный батальон терял своих старых опытных солдат. Поэтому  4 января 1837 года создается Запасная   Гвардейская Саперная рота. Солдаты  -отпускники, проживавшие достаточно близко от Петербурга при    развертывании гвардии на военный период возвращались непосредственно в батальон. В Запасную Гвардейскую Саперную роту собирались нижние чины, проживавшие в губерниях Украины, Поволжья  и Севера страны. И только те, кто проживал в отдаленных местностях, зачислялись в местные запасные части.

Двумя Высочайшими повелениями ( от 19.04.1850 и от 29.07.1851) численность батальона в мирное время сокращалась на 100 нижних чинов,l-g-batalion-5-01.jpg (25021 bytes) что позволило отправить в бессрочный отпуск всех, кто прослужил 15 и более лет.

Мирная жизнь батальона на зимних квартирах прерывалась различного рода маневрами и учениями. Так в 1835 году первый взвод роты Его Величества участвовал в российско-прусских маневрах под Калишем, куда он был отправлен морем до Данцига, а затем пешим маршем до Калиша через Мариенверден и Торн. Командовал взводом капитан Фелькнер Владимир Ианович. Ему помогали поручик Семека Александр Иванович и прапорщик Рашет Владимир Антонович. Взвод насчитывал 10 унтер-офицеров, 100 рядовых, 4 музыканта и 1 нестроевой солдат. Вернулись они с маневров 5 октября.

15 марта 1836 года командир батальона генерал-адъютант Карл Андреевич  Шильдер после десятилетнего командования батальоном передает свою должность командиру 3-ей Саперной бригады генерал-майору   П.А.Витовту, тому самому капитану Витовту, который в день декабрьского мятежа 1825 года вовремя привел батальон в Зимний дворец и сорвал замыслы мятежников. Для Витовта батальон не был чужим, в нем он начинал свою офицерскую службу прапорщиком. и вот теперь вернулся генералом и командиром.

В 1840 году при батальоне формируется Учебная Гальваническая команда. Наступали новые времена в военной технике. Электричество из области фундаментальной теории физики и опытов   перешло в разряд прикладной науки и утилитарного использования. С этого года в России начинается подготовка армейских специалистов в области электротехники. Намного раньше (примерно лет на 40-50), чем в армиях культурной и просвещенной Европы. Отцами внедрения электротехники в армейскую практику явились действительный статский советник барон Шиллинг-Кальштадт из министерства иностранных дел (изобретатель электрического телеграфа) и начальник гвардейских инженеров генерал-адьютант К.А.Шильдер. Еще в 1831 году Шиллингу удалось создать электроискровой запал для подводных противокорабельных  мин. Этим заинтересовался Шильдер. В летних лагерях батальона в Красном Селе в 1832 году он показал императору Николаю I и Великому Князю Михаилу Павловичу взрыв минного горна массой в 45 пудов пороха с помощью электрозапала . Император по достоинству оценил это выдающееся изобретение в минном деле и приказал Шильдер довести это дело до возможности практического применения в войсках.

От автора. Вот как-то не вяжется то, что написано выше, с тем образом императора Николая I, который был создан советской историографией - тупой самовлюбленный болван, любитель шагистики и парадов, вешатель лучших людей России декабристов, тиран самого выдающегося поэта мировой истории Пушкина, преследователь всего передового, что было в русском обществе, сатрап, тормоз развития науки и техники. Одним словом "Николай Палкин".
А вот когда начинаешь рассматривать его деяния в конкретике, то оказывается, что он сделал очень немало для развития и процветания России. Его решения вполне разумны и правильны, продиктованы заботой о стране и людях. Николай сокращает срок солдатской службы, благожелательно относится к дельным изобретениям и внедряет их в армейскую практику.
Поражение же в Крымской войне, которое многие историки объясняют отсталостью России во всем,   и в военном деле тоже, т.е. прямо обвиняют в этом Николая, на самом деле явилось следствием очень многих объективно неблагоприятно сложившихся для России обстоятельств,  и для самого Николая явилось такой трагедией, которую он пережить не смог.

Да и почему вообще у нас гордостью   страны считаются не те, кто с великими трудами, с тяжелыми потугами, да, с немалой кровью   строил, возводил укреплял здание российской государственности, а те, кто его постоянно разрушал, кто злопыхательствовал, пакостил исподтишка, наводнял страну пасквилями, напечатанными за границей,  и в целом расшатывал это огромное здание?

Что полезного принесли стране Разин и Пугачев, что их именами и сегодня называют улицы. Что хорошего было в движении декабристов, которые стремились ввергнуть империю в ад гражданской войны еще в 1825, что им даже сегодня ставят памятники. Что увлекательного и полезного людям написали Чернышевский, Герцен, Достоевский, что их имена красуются на фронтонах многих библиотек. Почему памятники Ленину, который разрушил огромную страну, вверг ее в ужасы многолетней бойни и разрухи,  стоят, а Сталина, который по кирпичику, по капельке собирал и восстанавливал страну, называют исчадием ада.

Разумеется, разваливать, не строить. "Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим...". Разрушать легко и просто. То, что возводилось десятилетиями, можно разрушить в один день, сыграв на простейших эмоциях людей -элементарной лени, обидах, неудовлетворенности своим положением, тщеславии. Чтобы строить государство (для блага самих же его граждан)  людей к этому приходится принуждать, порой жестко, даже жестоко.
Вот  на этом как умелый музыкант на скрипке   и играют все те, для кого личные амбиции превыше блага народа, все те, кто полагает, что построенные в собственном мозгу воздушные сияющие дворцы всеобщего счастья, можно возвести и на нашей грешной земле. Вот мол только предварительно надо разрушить тот  неуклюжий и кривой дом, в котором сегодня живет народ. И разрушают, лишая миллионы нормальной жизни вообще.
Потом оказывается, что дворец всеобщего счастья  больше похож на тюремный барак. Появляются новые интеллигенты, которые полагают, что....
И все повторяется в нашей стране. Не будем мы жить хорошо и богато, пока не поймем, что любой   революционер, борец за народное счастье, правозащитник, пацифист, гуманист, борец за права репрессированных народов  по своей сути на деле  есть враг народа (в том числе и репрессированных народов), враг страны. Будь то коммунист, либерал, демократ, фундаменталист   или нацист.

С лета 1833 года во время ежегодных летних лагерей батальона систематически проводятся испытания средств электровоспламенения мин. К 1840 году электрический способ взрывания в России уже был развит настолько, что  ему отдали явное предпочтение.   По ходатайству великого Князя Михаила Павловича при батальоне и создается Учебная Гальваническая команда в задачи которой в то время входило скорейшее обучение электрическому способу взрывания нижних чинов и офицеров саперных батальонов. Для изложения теории электричества в команду был приглашен выдающийся теоретик электричества европейское светило профессор Якоби. Во главе Учебной Гальванической команды были поставлены офицеры Лейб-гвардии Саперного батальона поручик Барановский Михаил Николаевич  и поручик Вансович Афанасий Николаевич.

От автора. Вот кому стоило бы ставить памятники, чьими именами называть улицы и библиотеки. Их усилиями взрывные работы стали в десятки раз безопаснее, что сберегло немало солдатских жизней,  связь между городами стала мгновенной и быстрой. Они провели электрический свет в дома, сделали жизнь людей удобнее и комфортней. А что, простите, мы имеем полезного от "Идиота" Достоевского? И что нам объяснила  книга "Что делать" Чернышевского?

Очень быстро электрический способ взрывания нашел практическое применение. Весной 1841 года с использованием электрозапалов был взорван ледяной затор на реке Наров у Нарвской крепости. Весной 1844 взрывным способом была очищена ото льда Кронштадская гавань. В 1846 году штабс-капитан батальона Вансович  взрывает скалы в кавказских горах, пробивая дороги для русских войск. В 1847 году электрически взрываемыми минами было сломлено сопротивление чеченцев в ауле Салты. В 1848 году форты Головинский и Наваринский на восточном берегу Черного моря были защищены двойным рядом мин, управляемыми электричеством.

В том же году в Чечне мюриды систематически обстреливали русских лагерь на берегу р. Аргун, затаскивая по ночам пушки на расположенный в 400 саженях от лагеря курган. В курган были заложены одна гальваническая мина и несколько гальванических камнеметных фугасов. При очередной попытке обстрела сначала была взорвана мина, уничтожившая  чеченские   орудия, а когда  мюриды стали отходить, то их накрыли взрывы камнеметных фугасов. Иным способом, кроме электрического, это осуществить было бы невозможно. В том же году после  взятия аула Гергебиль, он был целиком разрушен фугасами, взрываемыми электрическим способом. В 1849 году генерал-адъютант князь Аргутинский-Долгорукий приказал заминировать гальваническими минами, оставляемые русскими позиции. Когда чеченцы ворвались в пустые окопы, была дана команда на подрыв.  Саперы-гальванеры замкнули цепь. Наступавшие понесли большие потери. Желание наступать в этом месте у них было отбито.

l-g-batalion-5-2.jpg (15158 bytes)В 1841 году батальон из лагеря по Красным Селом был переведен в специальный лагерь за московской заставой, где вошел в состав сводной Саперной бригады, куда кроме него были включены учебный Саперный батальон и гренадерский Саперный батальон. Это способствовало более качественному обучению и практике всех саперных частей.

На картине А.И.Ладюрнера "Лейб-гвардии Саперный батальон на учебной постройке укреплений", написанной в середине сороковых годов мы видим двух генералов в  форме батальона, стоящих у схемы, разложенной на бруствере. Перед ними штаб-офицер батальона в сюртуке и  фуражке. Левее спиной к зрителю обер-офицер батальона в мундире, дающий указания унтер-офицеру ( в каске и белых брюках). В отдалении еще один обер-офицер в мундире. В левой углу картины несколько солдат в рабочей холстинной одежде и   фуражках-бескозырках. Впереди строя стоят три солдата в мундирах..

Вместе с тем Лейб-гвардии Саперный батальон активно участвует во всех войсковых учениях гвардии и армии. Постепенно из обычной гвардейской части батальон становится неким учебным и испытательным центром инженерных войск Русской Армии. Именно на базе батальона опробуются и испытываются новые инженерные средства, проходят практическое обучение инженерному делу нижние чины пехоты, артиллерии и кавалерии,   юнкера военных училищ и офицеры других родов войск, получают улучшенную подготовку армейские саперы. Солдаты батальона в основной своей массе становятся инструкторами  саперного и минного дела.

Это всячески поощряется командованием и императором. Он вводит для рядовых батальона, отличающихся высокими   техническими знаниями обшивку воротника серебряным галуном, который обычно положен лишь унтер-офицерам. 26 октября 1844 года император приказал ввести три класса жалованья рядовых лейб-гвардии Саперного батальона вместо двух, существовавших в гвардии . 3-й класс для рядовых имеющих стандартный уровень подготовки, 2-й класс для тех, кто имеет высокий уровень знаний и 1-й класс для солдат достигших уровня инструктора инженерного дела. Им была положена унтер-офицерская обшивка воротника и оклад равный унтер-офицерскому.

В 1844 году установлено, что в батальон должно быть по 230 саперов и минеров 3 класса, по 150   2 класса и по 80 1 класса.

Как признание заслуг батальона в деле развития военно-инженерного дела и для того, чтобы подчеркнуть то значение, которое император придет саперам,  Высочайшим повелением от 19 сентября 1843 в списки роты Его Императорского Величества зачисляются наследник престола   Цесаревич Александр Николаевич, Великие Князья Николай Александрович и Владимир Николаевич.

От автора. В наше время почетное зачисление в списки подразделения каких либо героев Советского Союза (России) или маршалов как-то мало греет тех, кто реально служит в таком подразделении. Разве что в казарме стоит аккуратно заправленная койка под портретом героя, да вечерняя поверка начинается с того, что старшина первой называет фамилию героя. Радости от этого немного, зато хлопот чуток побольше. В те времена, член Царствующего Дома, зачисленный в списки той или иной части,  был обязан заботиться об улучшении условий жизни солдат роты, носить форму, присвоенную чинам этой роты. Солдаты же и офицеры роты  кроме ощутимого улучшения своего материального положения получали право ношения на погонах вензеля высочайшего шефа, что способствовало росту престижа.

7 февраля 1843 года командир батальона генерал-майор Витовт сдает свои дела полковнику Андрею Андреевичу фон Цур-Милену бывшего до этого командиром резервного Саперного батальона.

l-g-batalion-5-03.jpg (19938 bytes)В этом же 1843 году  для нижних чинов армии и гвардии вводятся знаки различия на погонах. В Лейб-гвардии Саперном батальоне нижние чины имели красные погоны. Шефские роты имели на погонах вензеля своих высочайших шефов. На погонах роты Его Величества   наносились вензеля императора Николая I, на погонах роты Его Высочества вензеля наследника Цесаревича, которым в это время являлся Великий Князь Александр Николаевич ( будущий императора Александр II). В обеих Минерных ротах погоны были без вензелей. Нашивки были белого цвета с красной серединой.  Нашивки фельдфебеля и подпрапорщика были из  серебряного  галуна.
На рисунке: 1- сапер роты Его Величества, 2- ефрейтор роты Его Высочества, 3-младший унтер-офицер минерных рот, 4-отделенный унтер-офицер минерных рот. 5 - фельдфебель минерных рот, 6- подпрапорщик минерных рот. 
Напомним, что как такового звания "рядовой" не существовало.  Солдаты именовались по роду службы либо "сапер", либо "минер". Поскольку 1-я и 3-я роты были саперными и были ротами Его Величества и Его Высочества, то получается, что вензелей в батальоне на погонах не имели только минеры.

Вензеля металлические серебристые накладные. Обычно отливались из олова.

Примечание. В слово  "минер" те времена вкладывали несколько иное понятие, нежели сегодня. Тогда  минеры в основном занимались прокладкой подземных ходов, которые подводились под фортификационные сооружения противника и устройством взрывных камер (горнов). В горны закладывался мощный пороховой заряд, который затем взрывался, поднимая на воздух оборонительное сооружение вместе с его защитниками. Так что минеры XIX века это скорее шахтеры по своей сути.

Сама форма гвардейских сапер представляла собой по прежнему мундир фрачного типа темно-зеленого цвета с черным лацканом, воротником и обшлагами. Вокруг лацкана, по верху и низу воротника пролегал красный кант. Такую окантовку воротника имели только саперы и артиллеристы ( не только гвардейские, но и армейские). В обиходе этот кант называли "ученым кантом" за то, что в артиллерию и саперные батальоны  набирали только грамотных солдат, чем артиллерия и инженерные войска выгодно отличались от пехоты и кавалерии. Форма гвардейских сапер отличалась от формы гвардейских артиллеристов только цветом приборного металла - серебро вместо золота, и киверным гербом - орел сидел не на скрещенных пушечных стволах, а на скрещенных топорах. В 1844 году кивер у гвардейских сапер заменяется на кожаную каску с черным султаном.

Осенью 1844 года батальон после окончания гвардейских учений под Гатчиной   личным распоряжением Николая I направляется для обустройства замкового парка. Император лично руководит этими работами и особенно   сближается с офицерами и солдатами. Последние ежедневно получают от него сверх своего оклада по 25 копеек серебром и чарке вина. В те времена это были весьма немалые деньги. Офицеры   ежедневно приглашаются за гофмаршальский стол,  что дает им основание считаться в этот период членами царской Свиты.

Накануне отправки батальона домой 30 октября 1844 года все офицеры были приглашены к царскому столу. Во время обеда император лично побеседовал с каждым офицером. 1 ноября после состоявшегося парада и удостоенный высочайшей похвалы батальон убыл на зимние квартиры, куда прибыл 2 ноября.

От автора. Что-то не встречал я в своей армейской жизни случаев, когда бы Генсек КПСС, а чуть  позднее президент  СССР  М.С.Горбачев лично поговорил  за обедом с офицерами хотя бы Таманской дивизии, приласкал   солдат Кантемировской дивизии. Ну и повернулись даже они к Горбачеву известным местом, когда в августовские дни 1991 года он попытался опереться на них. Сегодня наши демократические властители и депутаты не то, что с офицерами, с генералами общаться не желают,   и презрительно поплевывают на армию.

А когда вас начнут сковыривать с насиженных мест новые революционеры,  к вам в Кремль  прибежит ли гвардейский саперный батальон, чтобы закрыть вас своей грудью? Нет, не прибежит. А такое время близко, ой близко. Надеетесь вовремя прыгнуть в самолет и отбыть за бугор? А за штурвалами самолетов кто сидит? А у пультов зенитных  ракет кто?  Да и сумеете сбежать, то западные демократии вам не защита, продадут они вас ни за понюх табаку, налаживая контакты с новыми властителями России. Проще говоря - разваливая армию, вы роете самим себе могилу.

Летом 1845 года состоялись большие военные маневры центральным моментом которых была учебная осада крепости Нарва. Батальон выступил на эти маневры 23 мая и уже 31 мая он находился уже у Нарвы. Первым мероприятием, выполненным батальоном,  стало устройство полевых хлебопекарных печей для всей гренадерской дивизии. Для самих сапер такие печи были давно привычным делом и во всех походах они постоянно питались свежим хлебом,  в то время, как остальная гвардия по прежнему обходилась либо сухарями, либо хлебом, испекаемым в "обывательских печах", т.е. местными жителями. Существовавшая   система обеспечения хлебом - основным продуктом питания солдат приводила к тому, что в боевых условиях солдаты постоянно недоедали. Таким образом, гвардейские саперы явились пионерами в деле создания централизованного продовольственного обеспечения.

До начала маневров батальон выполнил большой объем работ. Была выполнена топографическая сьемка местности и составлены достаточно точные планы местности. заготовили траншейные материалы ( брус, доски, колья и т.п.). Затем, началась классическая осада крепости в ходе которой саперы отрывали параллельно стенам крепости траншеи ( т.н. "параллели"), затем отрывали участки траншей в сторону стен и снова строили параллели. Таким образом, осаждающие войска постепенно приближались к стенам крепости, находясь  вне "стрелкового и артиллерийского огня осаждаемых". В течение 19 дней осаждающие приблизились к стенам крепости на расстояние, позволяющее совершить бросок в условно устроенные с помощью подземных мин бреши в стенах.

От автора. И после этого писатель Кирилл Маль в своей книге "Гражданская война в США 1861-1865" осмеливается утверждать, что траншеи как средство защиты от огня противника впервые были изобретены в США во время Гражданской войны, не зная того, что в Европе так называемая "постепенная атака" с использованием траншей существовала еще с XV века. Профессор В.В.Яковлев пишет, что впервые траншеи были применены во время Столетней войны англичанами при осаде Руана в 1418 году, т.е. за 450 лет до того, как их придумали в Америке. И в 1845 году траншеи в Русской армии  являлись древней рутинной работой.

Однако, командовавший осажденными в Нарве войсками начальник гвардейских и гренадерских инженеров генерал-майор Витовт, прекрасно знавший свой батальон, против которого он сегодня воюет, условно заложил под атакуемым равелином мину, взрыв которой в случае действительной атаки уничтожил бы атакующую колонну.   На следующий день атаки были повторены, в результате чего обе стороны получили хорошую практику в осаде и обороне крепостей.

После окончания осады Нарвы   батальон выступил из своего лагеря 27 июля и присоединился к главным маневрирующим силам. По окончании маневров батальон вернулся 10 августа в Санкт-Петербург.

1 января 1847 года генерал-майора Андрея Андреевича фон Цур-Милена, командовавшего батальоном с февраля 1843 года сменил генерал-майор Николай Филиппович Хомутов 2-й. Он стал шестым командиром батальона с момента его сформирования.

С этого  же дня упраздняется наименование рот "Минерная". Бывшая 1-я Минерная рота получает наименование 2-я Саперная рота, бывшая 2-я Минерная рота получает наименование 3-я Саперная рота,  2-я Саперная рота (бывшая рота Его Высочества) получает наименование 4-я Саперная рота, а 1-я саперная рота сохраняет наименование Рота Его Величества. Только в этой роте сохраняется право на ношение вензелей.

1847 год памятен для батальона и тем, что в этот год он получил собственную каменную церковь. До 1842 года батальон вообще не имел церкви. Ею с этого года стала деревянная церковь  во имя Святых Косьмы и Дамиана   (Козьмодемьянская) переданная батальону по наследству от ликвидированного артиллерийского госпиталя.

l-g-batalion-5-4.jpg (15155 bytes)История храма началась в 1728 году, когда начались совершаться службы в артиллерийском госпитале Пушкарской слободы. На площади посреди госпитального двора в 1759 году была выстроена и в 1760 г. освящена деревянная церковь, принадлежавшая Артиллерийскому батальону. Над окнами церкви нависал фронтон с изображением Святых Косьмы и Дамиана. Особой святыней храма был образ этих святых, некогда пожертвованный императрицей Елизаветой Петровной; к нему обращались за помощью в деле воспитания и обучения детей и юношей.
27 ноября 1847 года  император утвердил проект каменной церкви, получившей два придела - во имя св. Троицы и св. Георгия Победоносца.

Однако сам каменный храм в византийском стиле будет  сооружен только в 1876-1879 гг. по проекту архитектора М. Е. Месмахера, и   освящен 14 апреля 1879 г. протопресвитером Василием Бажановым. Церковь, замыкавшая ось Знаменской улицы, была облицована белым и отделана красным кирпичом, что придавало ей праздничный вид.
Церковь принадлежала Саперному батальону вплоть до самой революции. В церкви хранились знамена батальона, саперный мундир императора Николая I, и были установлены памятные доски с именами павших в боях офицеров. l-g-batalion-5-6.jpg (11952 bytes)

3 июля 1899 года перед церковью будет открыт памятник "Подвигам Лейб-гвардии Саперного батальона", перевезенный из летнего лагеря под Петергофом, где он стоял с 1853 г. Автор памятника неизвестен.
Церковь была закрыта в ноябре 1933  года и разобрана в конце 1940-х годов при постройке станции метро "Чернышевская". Памятник гвардейским саперам также снесли. Реликвии батальона окажутся утраченными.

На снимке справа: памятник перед батальонной церковью.

От автора. Так что нет морального права у сегодняшних коммунистов стенать и плакаться по поводу сносов памятников Ленину и его сподвижникам. Они сносили памятники солдатам и офицерам Русской Армии ценой своей крови и жизни отстаивавших независимость и само существование России, как государства. Большевики делали это, не считая это кощунством, не думая, что этим они стирают историю России и русского народа. Что ж тогда удивительного в том, что достойные их ученики сегодняшние демократы сносят большевистские памятники. Как аукнулось, так и откликнулось. Хотя я лично считаю, что никому и никогда не дано права сносить чьи либо памятники, чьи бы они ни были.  Надо уметь уважать чужие святыни, даже своих врагов, если хочешь, чтобы уважали твои.

1848 год охарактеризовался революционными волнениями в европейских странах. Стала реальной новая большая европейская война. Было решено развернуть армию по штатам военного времени. Впервые была развернута и Запасная Гвардейская Саперная  рота на сборном пункте в Москве в Хамовнических казармах.  В ней были собраны запасники - 3 офицера, 7 унтер-офицеров, 2 музыканта, 107 солдат и 4 нестроевых солдата. Там они были одеты, вооружены, снаряжены  и 20 июля выступили вместе с Запасной Конно-Артиллерийской батареей в Царское Село, куда прибыли уже 3 августа. После  смотра, который проводился Великим Князем Михаилом Павловичем Запасная Гвардейская Саперная  рота отправилась в Красное Село для участия в маневрах гвардейского корпуса. По окончании маневров рота разместилась по деревням в окрестностях Петергофа и вошла в состав Лейб-гвардии Саперного батальона. Поскольку личного состава по штату в роте недоставало, то она была пополнена за счет солдат и унтер-офицеров действующих рот батальона.

В начале ноября  Запасная Гвардейская Саперная  рота была переведена в Царское Село и поступила под командование командира учебного Саперного батальона.

В 1849 году Россия в порядке оказания военной помощи союзной Австрии двинула свою Действующую армию на бунтующую Венгрию. В состав Действующей армии император включил и гвардию.

23  мая 1849 года Лейб-гвардии Саперный батальон выступил в боевой поход. Он действовал вместе с Легкой  Конной №3 артиллерийской батареей в 7-м эшелоне левой колонны под общим руководством генерал-адъютанта Сумарокова. Предполагалось, что батальон разместится в Вильно, но из-за недостатка квартир, в городе разместили только одну роту (рота Его Высочества), а три роты разместились в местечке Варняны.

В это время батальон имел 1 генерала ( командир батальона Хомутов), 1 штаб-офицера, 16 обер-офицеров, 54 унтер-офицера, 736 рядовых, 78 музыкантов, 22 нестроевых солдата, 4 инвалида, 2 фурштатских унтер-офицера, 42 фуршататских рядовых и 23 фуршатских нестроевых солдата. Всего 979 человек и 105 лошадей.

От автора. Фурштатские, говоря   современным военным языком - рота или взвод материального обеспечения.

11 августа в Вильно роту Его высочества сменила армейская 3-я Саперная рота. Батальон вновь был в полном составе.

Однако поучаствовать в войне в этот раз батальону не пришлось. Мятеж в Венгрии был подавлен без участия гвардии. Батальон выступил из Варнян 6 сентября  и 24 октября вернулся в Санкт-Петербург.  Но пока батальон находился в походе, в Санкт-Петербурге скончался  генерал-инспектор по инженерной части Великий Князь Михаил Павлович, завещав батальону свою полусаблю. Эта реликвия  сначала хранилась в помещении роты Его Величества, а затем в дежурной комнате батальона.

Пока батальон находился в походе его Запасная рота оставалась в Царском Селе, выходя летом  в лагерь под Петергофом и в Ревель для охраны жены Цесаревича Марии Александровны.  в начале сентября 1950 года личный состав Запасной роты был вновь распущен по домам.

18 мая 1852 года по случаю батальонного праздника батальон провел церковный парад у церкви св. Троицы в присутствии императора. На следующий день император прислал батальону телеграмму, начинавшуюся словами: "ПОЗДРАВЛЯЮ СВОИХ САПЕРНЫХ ТОВАРИЩЕЙ И ЖАЛУЮ ПО РУБЛЮ СЕРЕБРОМ НА ЧЕЛОВЕКА...".

Во время летних маневров 1952 года батальон строил батареи на высотах близ авангардного лагеря под личным руководством императора.

26 ноября 1852 года 1-й взвод роты Его Величества под командой капитана Мичурина   присутствовал  в Зимнем двроце при принесении присяги Великим Князем Николаем Николаевичем, вступившим в совершеннолетие. Николай I лично представил взводу, как представителю всех инженерных войск нового генерал-инспектора инженерных войск  Великого Князя Николая Николаевича.

Очевидно память о верности Лейб-гвардии Саперного батальона в тот памятный декабрьский день 1825 года у Николая I была настолько сильна, что он никогда не упускал случая посетить гвардейских саперов. Настолько часто он бывал среди своих саперов, что в летних лагерях для него специально был отстроен сельский домик. В частности, в 1853 году однажды он приехал вместе   с императором Австрии. За игру музыкантов в часы отдыха в этом домике он нередко жаловал им по 100 рублей. Нередко император внезапно приезжал в батальон во время занятий и не отвлекая солдат и офицеров от дела часами наблюдал за их действиями. Несколько раз он присылал офицерам батальона билеты в Петергофский театр, где в это лето выступала французская труппа.

Как и в прошлые годы летние лагеря батальона превращались в серию испытаний новых приемов и способов минирования и возведения фортсооружений. Заместитель генерал-инспектора инженерных войск  генерал-адъютант Тотлебен (будущий герой обороны Севастополя) силами батальона отрабатывал новый способ устройства  спуска в крепостной ров,   проделывания минной бреши в фасе люнета и прорыва внутрь фортсооружения.

В конце лагерей 1853 года, когда уже было холодно батальон разместился по окрестным деревням Сашино, Марьино и Оливо. В последние дни лагерей император приказал расчистить и выровнять под большой плац обширную площадку, оставив на l-g-batalion-5-7.jpg (13488 bytes)ней только один большой камень. На этот камень-постамент затем был водружен бронзовый орел, под которым была   прикреплена табличка с надписью   "Подвигам Лейб-гвардии Саперного батальона". Это была честь, которой не был удостоен к этому времени ни один гвардейский полк. Впервые в России подвиги целой воинской части были отмечены памятником.

Правда. сами гвардейские саперы увидели этот памятник лишь год спустя, когда летом 1854 года вновь выступят в лагеря.

Этот памятник на Петергофском полигоне простоит до 1899 года и затем будет перевезен в Петербург и установлен перед батальонной церковью.

На снимке слева: памятник в Петергофском лагере до переноса его в Петербург. Две женщины, стоящие слева у постамента, дают представление о размерах памятника.

l-g-batalion-5-8.jpg (15134 bytes)Увы, ни той церкви, ни этого памятника уже нет. Неблагодарные потомки в угаре "Мы отречемся от старого мира и отряхнем его прах с наших ног" снесут в 1933 этот памятник русским простым солдатам, за лучшую долю которых они боролись. А "кровопийца царь" за эту работу пожаловал саперам 600 рублей серебром.

На снимке справа: камень-пьедестал, на котором был установлен памятник подвигам Лейб-гвардии Саперного батальона. Этот камень смог разыскать   краевед, исследователь Лугового парка под Петергофом  Сергей Алексеевич Яковлев.

Он же разыскал и уникальные снимки памятника, когда он стоял в своем изначальном месте и перед батальонной церковью.

l-g-batalion-5-5.jpg (11821 bytes)У коллекционеров сохранились экземпляры нагрудного знака офицеров и солдат Лейб-гвардии Саперного батальона, в котором отражено изображение этого памятника. Вот описание знака:

Нагрудный знак Лейб-гвардии Саперного батальона. Учрежден 28 октября 1912 года  в связи со столетием формирования батальона 27 декабря 1812 года. Представляет собой барельефную копию памятника Лейб-гвардии Саперного батальона - сидящий на постаменте двуглавый орел под императорской короной с гербом великого княжества Московского (Конный Георгий Победоносец поражающий копьем змия) на груди, и держащий в лапах скипетр и лавровый венок. Ниже табличка с надписью "Подвигамъ лейбъ-гвардiи саперного баталiона".
Знак изготавливается  из темной бронзы. Эмалевого покрытия не имеет. Ширина 40 мм., высота 44 мм. Знак одинаковый для офицеров и нижних чинов.
Офицеры знак носят на левой стороне груди  на мундире, вицмундире, сюртуке, кителе по середине    расстояния от талии до воротника.
Солдаты и унтер-офицеры носят знак на шинели и на мундире.
Право на ношение имеют военные чины, проходящие службу в Лейб-гвардии Саперном батальоне, и офицеры, ранее служившие в батальоне и уволенные в отставку "с мундиром" .

26 октября 1853 года батальону было объявлено о начале войны с Турцией. Пока эта война не очень затронула батальон. Из батальона в действующую армию в распоряжение начальника инженеров трех   русских корпусов генерал-лейтенанта Бухмейера (того самого капитана батальона   Бухмейера А.Е. отличившегося в польском походе)  был отправлен лишь поручик  Феликс Антонович Зойме 1-й. Затем 6 декабря в качестве флигель-адъютанта императора был отправлен капитан Владимир Иванович Ден 1-й.

Батальону же было приказано заняться возведением фортсооружений в устье Невы для защиты Санкт-Петербурга. куда он выдвинулся 15 марта 1854 года. 27 марта из запаса был вызван бессрочноотпускной личный состав и вновь развернута Запасная   Гвардейская Саперная рота.

1 апреля 1854 года на батальон начал   обучение рекрутов, прибывающих в батальон, поскольку батальон разворачивался по штатам военного времени.  Командовать рекрутами было поручено капитану Плеске и поручику Булатовичу. В тот же день для минирования входа в Ревельскую гавань электрически управляемыми морскими минами туда же отправился поручик Зацепин и с ним один унтер-офицер и пять солдат.

От автора. Англичанам сильно не понравилась способность русских минировать управляемыми минам входы в свои порты. Первый лорд Адмиралтейства откровенно заявил, что это минирование исключает какие либо активные действия против русского флота даже запертого в портах. Сами они таких мин не имели.

Запасная Гвардейская Саперная рота 15 апреля 1854 после смотра на плацу перед Инженерным замком, который проводил Главнокомандующий, была направлена  в Петергоф в состав отряда генерал-лейтенанта Типольда.

С 15 апреля было предписано находиться в полной боевой готовности, на работы отправляться при оружии и патронах. 11 мая Санкт-Петербург был объявлен на военном положении ввиду угрозы   нападения английского флота и высадки десанта. Работы по постройке батарей в устье Невы были начаты 17 марта и окончены 24 мая. Всего батальон построил одиннадцать батарей.

Чтобы представить себе объем выполненной работы достаточно сказать. что   каждая батарея имела бруствер шириной 4.3-5.5 метра, высоту 2.5-5.5 метра, пороховые погреба были заглублены на 2.5-3 метра.

И вновь мы видим тщательную заботу императора о своих саперах. Он лично распорядился выдать гвардейским саперам 800 полушубков, ежедневно выдавать винную порцию и горячий сбитень. Это же относилось и к Лейб-гвардии Конно-пионерному дивизиону, который также участвовал в этих работах.

От автора. Здесь стоит отметить, что Лейб-гвардии Саперный батальон не был единственной гвардейской саперной частью. Он, если так можно выразиться, представлял собой пешую инженерную часть. А Лейб-гвардии Конно-пионерный дивизион, по сути такой же батальон, представлял собой конную высокоподвижную инженерную часть. И если я о конных пионерах здесь не упоминаю совсем, то лишь потому, что во-первых в этой серии статей я исследую  историю лишь Лейб-гвардии Саперного батальона, но не всех гвардейских сапер вообще, а во-вторых, в моем распоряжении совершенно нет никаких материалов о гвардейских конно-пионерах. То ли там не нашлось своего Волькенштейна и Ренгартена, то ли все материалы утрачены и эта страничка русской военной истории утрачена безвозвратно.

Было бы несправедливо не упомянуть, что ежедневно в распоряжение сапер выделялось до 600 солдат из всех гвардейских пехотных полков.

По окончании строительства всех одиннадцати батарей, Николай I приказал построить еще три. Из них две на Васильевском острове (Галерная - у исходящего угла Галерного вала, Таможенная - у здания таможни) и одну у Петровского парка. галерная и Таможенная батареи получили по 12 орудий, Петровская 6 орудий. За строительство батарей император пожаловал каждому нижнему чину по рублю серебром.

В день  Пасхи офицеры батальона были приглашены во дворец, где им было выражено высочайшее благоволение, а 28 мая в батальоне был получен  Высочайший рескрипт следующего содержания:

Высочайшее назначение, возложившее на меня  обязанность выбора мест и постройку береговых укреплений Невы, доставило мне случай разделить труды и лично ежедневно видеть усердие  и ревностное исполнение   своих обязанностей Л.-Гв.Саперным батальоном.
От всей души благодарю генерал-майора Хомутова 2-го и гг. штаб и обер-офицеров за истинно примерную любовь к службе, за высшей степени развитое чувство долга и за попечение о подчиненных.
Желая, чтобы нижние чины сохраняли память  о постройке ими укреплений в защиту нашей Православной столицы, Я высылаю для каждого из них по кресту для ношения на шее, по издревне завещанному нам святому обряду.

Подписал генерал-инспектор по инженерной части.

На подлинном Собственной Его Высочества рукою подписано:

                                                                                                               НИКОЛАЙ

От автора. Вспомним,  этот документ появился в те времена, когда по уверениям советских историков солдатская жизнь не ценилась совершенно, что помещики-крепостники   приравнивали солдат  к собакам ("Солдатам и собакам вход в сад воспрещен"), кормили кое-как, морили холодом и за людей не считали вовсе. На конкретике мы видим, что это совсем не так. Во всяком случае и император, и великие князья не упускали случая вознаградить солдат и рублем и моральным поощрением и всячески подчеркнуть, что "за царем служба не пропадет".
Нетрудно представить себе что значило для простого солдата получить нательный крестик лично из рук великого князя, да и серебряный рубль в те времена стоил намного больше, нежели сегодняшняя купюра в тысячу рублей. За всю многолетнюю службу автор ни разу не слышал, чтобы Генеральный секретарь КПСС  посетил бы какой либо батальон, лично раздал бы по тысяче рублей каждому  солдату и вручил бы ему медальку. Нет, приказом министра обороны стоимость ценного подарка солдату (один из уставных видов поощрения)  ограничивалась   10 рублями (несколько  пачек хороших сигарет). Сегодня демократические президенты отняли и это.

1 июля 1854 года батальон отправился как обычно в летние лагеря под Петергофом, поскольку стало ясно, что английский флот, крейсирующий в Балтийском море, не решается приблизиться в столице и вряд ли решится.

11 июля в батальоне было получено известие, что бывший командир батальона инженер-генерал Шильдер, так много сделавший для развития военно-инженерного дела умер от раны, полученной в бою с турками. Ранение он получил 1 июля при осаде крепости Силистрия. Близко разорвавшаяся граната раздробила ему правую ступню. Николай I  лично отправился в лагерь батальона с этим известием, где по его приказанию и в его личном присутствии была отслужена панихида по генералу Шильдеру.

В конце июня Главнокомандующий потребовал срочно обучить саперов стрельбе из нарезных штуцерных ружей и организовать в каждой роте команды штуцерных стрелков, вооруженных нарезными ружьями.

От автора. Здесь мы видим налицо первые выводы из Крымской войны, которая шла в это время и стремление срочно устранить тяжелую ошибку, допущенную высшим военным руководством страны - недооценку влияния дальнобойного нарезного стрелкового оружия на изменение характера войны. Многие историки именно этим просчетом объясняют поражение а Крымской войне. Несомненно,  поголовная оснащенность английской пехоты штуцерами   оказала определенное влияние на ход этой войны, но сводить все к этому фактору есть грубейшая ошибка, мешающая внимательно изучить и проанализировать все факторы, приведшие к поражению. Кстати, французская и турецкая пехота под Севастополем была вооружена как и русская гладкоствольными ружьями.

3 июля 1854 года Николай I в лагере батальона отметил с участием своей семьи   очередную годовщину назначения его шефом батальона ( 1817 год). В знак уважения к своим саперам он был одет в  форменный сюртук гвардейских сапер. Выйдя из экипажа царь, обнял и поцеловал правофлангового унтер-офицера Антонова символизируя этим свое объятие и поцелуй всему личному составу.

Затем он вручил Антонову именную золотую медаль с надписью "За усердие" на Андреевской ленте и 100 рублей серебром. Стоит заметить, что унтер-офицер Андреев начал службу в батальоне с самого начала формирования лейб-гвардии Саперного батальона.

10 сентября батальон выступил в поход, носивший в основном учебный характер. Гвардейские саперы начали его в Гатчине и шли через Катежня, Псков, Остров, Режица, Динабург, Иллукст, ново-Александровск, Вилькомир, Вильно, Лида, Гродно. 16 ноября батальон достиг Гродно и разместился в местечке Индуры близ города. Батальону был дан отдых. Офицеры посещали гродненский театр, выезжали на воды в Друскининкай (Друзгеники), устраивали балы. Нижние чины получили возможность проводить время с местным населением. Они получали усиленное питание, в котором особое внимание обращалось на обеспечение свежим хлебом и свежее мясо. Однако, тесное общение с местной беднотой   привело к вспышке  среди личного состава сначала холеры, а затем и тифа. Смертность в батальоне стала сравнимой с боевыми потерями.

В период стоянки батальона в Гродно по приказанию Николая I 31 декабря 1854 был сформирован Лейб-гвардии резервный   Саперный полубатальон, состоявший из двух рот - резервной и запасной. На комплектование резервного полубатальона были использованы чины Запасной   Гвардейской Саперной роты. Кроме того, в него были откомандированы 3 обер-офицера. Командование этим полубатальоном принял полковник Мичурин.

Были установлены следующие штаты для рот резервного полубатальона:

Резервная   Гвардейская Саперная рота.
*Строевых:
штаб-офицер-1, 
капитан-1,
поручик.-1,
прапорщик-1,
фельдфебель-1,
унтер-офицеров 1 класса - 2,
унтер-офицеров 2 класса - 4,
унтер-офицеров 3 класса - 6,
унтер-офицеров 4 класса - 7,
рядовых 1 класса -40,
рядовых 2 класса -75,
рядовых 3 класса -115,
музыкантов ( барабанщиков)-4,
музыкантов (флейтистов)-2,
*Нестроевых:
-писарь -1,
-фельдшер-1,
-цирюльник -1,
-лазаретный служитель -1,
-слесарь.-1,
-ложник -1,
-кузнец-1,
-плотник-1.
*Фурштатских:
-унтер-офицер-1,
-рядовых-3.
Итого: 256 человек (офицеров -3, унтер-офицеров -20, солдат-230, нестроевых- 8, фурштатских -4.)

Запасная    Гвардейская Саперная рота.
*Строевых:
штабс-капитан-1,
подпоручик.-1,
прапорщик-1,
фельдфебель-1,
унтер-офицеров 1 класса - 2,
унтер-офицеров 2 класса - 4,
унтер-офицеров 3 класса - 6,
унтер-офицеров 4 класса - 7,
рядовых 1 класса -30,
рядовых 2 класса -55,
рядовых 3 класса -85,
музыкантов ( барабанщиков)-4,
музыкантов (флейтистов)-2,
*Нестроевых:
-писарь -1,
-фельдшер-1,
-цирюльник -1,
-лазаретный служитель -1,
-слесарь.-1,
-ложник -1,
-кузнец-1,
-плотник-1.
*Фурштатских:
-унтер-офицер-1,
-рядовых-3.
Итого: 201 человек (офицеров -3, унтер-офицеров -20, солдат-170, нестроевых- 8.).

В целом полубатальон насчитывает  457 человек.

От автора. Несколько неясный штат. Вероятнее всего в штат резервной роты фактически включено управление резервного полубатальона ( 1 штаб-офицер, 1 фурштатский унтер-офицер и 3 фурштатских рядовых). Иначе нелогично наличие в одной роте двух офицеров в достаточно высоких чинах и военнослужащих службы снабжения. которых нет в другой роте. Если это так, то штаб-офицер резервной роты является командиром полубатальона, а командир этой роты в чине капитана одновременно выполняет обязанности его заместителя. Ведь командир запасной роты имеет чин всего штабс-капитана.

Остается несколько неясным статус и предназначение этого резервного полубатальона. С одной стороны между Саперным батальоном и резервным полубатальоном существует некая тесная связь, поскольку в него отчисляются старые солдаты батальона и часть офицеров без исключения из списков первого, с другой стороны этот полубатальон никак невозможно рассматривать как источник пополнения для батальона, т.е. как некого резервного формирования (этого мы нигде не наблюдаем), или как составную часть батальона, поскольку командир батальона власти над ним фактически не имеет.  Вдобавок полубатальон постоянно находится в отрыве от батальона и выполняет самостоятельные задачи. Да и существует он по отдельному штату. Скорее всего этот полубатальон есть какое-то отпочкование Лейб-гвардии Саперного батальона, предназначенное для выполнения тех же задач, что и батальон. Проще говоря, это усиление гвардейских саперов на военное время.

В начале октября 1854 года вернулся в батальон штабс-капитан Зейме, принимавший участие в боевых действиях, в частности, в осаде Силистрии. За героизм он был награжден золотой полусаблей с надписью "За храбрость".

Источники и литература

1. А.Н.Волькенштейнъ, К.К.Случевский. Исторiя Лейбъ-Гвардiи Сапернаго баталiона 1812-1876 съ кратким обзором участiя Лейбъ-Гвардiи Сапернаго баталiона въ русско-турецкой войне 1877-1878. Типографiя Втораго Отдъленiя Собственной Е.И.В. Канцелярiи. Санкт-Петербургъ. 1879.
2.И.Ренгартенъ. Дътельность Лейбъ-гвардiии Сапернаго баталiона въ походъ 1877-1878 гг. въ европейской Турции. Типографиiя Департамента Удълов. Санкт-Петербургъ. 1879
2.  П.И.Бирюков и др. Учебник. Инженерные войска. Военное издательство МО СССР. Москва.1982 г.
3. И.П.Балацкий, Ф.А.Фоминых. Очерк истории Калининградского высшего военно-инженерного командного ордена Ленина Краснознаменного училища им. А.А.Жданова. Военное издательство МО СССР.1969.
4.В.М.Безотносный, А.А.Васильев, А.М.Горшман, О.К..Пархаев, А.А.Смирнов. Русская армия 1812-1814.. Владос. Москва. 2000г.
5.М.М.Хренов и др. Военная одежда русской армии. Москва. Военное издательство. 1994.
6.И.Ульянов. История Российских войск. Регулярная пехота. 1801-1855. Москва. АСТ.1996.
7. И.Ульянов, О.Леонов. История Российских войск. Регулярная пехота. 1855-1918. Москва. АСТ.1998. 
8. Л.Е.Шепелев. Титулы, мундиры, ордена. Ленинград. Наука. 1991.
9. С.Охлябинин. Честь мундира. Чины, традиции, лица. Русская армия от Петра I до Николая II. Москва. Издательство "Республика". 1994.
10. А.С. Доманк. Знаки воинской доблести. Москва. Издательство ДОСААФ СССР. 1990.
11.В.М.Глинка.Русский военный костюм XVIII-начала XX века. Ленинград. Художник РСФСР.1988г.
12.В.Семенов. Русский военный мундир XIX века (комплект открыток). Москва. Изобразительное искусство. 1985г.
13.Коллекция И.Ладыгина.
14.С.Г.Волконский. Записки. Восточно-Сибирское книжное издательство. Иркутск. 1991г.
15.В.А. Маевский. Гвардейские саперы. Офицеры российской гвардии в Белой борьбе.Центрполиграф. Москва.. 2002.
16.А.Н.Кулинский. Русское холодное оружие военных, морских и гражданских чинов 1800-1917 годов. Определитель. Магик-Пресс, ЧАИ "ОЛИМП" Санкт-Петербург. 1994г.
17.Г.Ю.Мазинг. Карл Андреевич Шильдер.1785-1854. Наука. Москва. 1989г.
18.А.Стаценко и др. Справочник необходимых познаний. Вся Пермь, Алгос-Пресс. Пермь 1995г.
19.О.Е.Морозова. Российская императорская фамилия. Прометей. Москва. 1990г.
20. Малый атлас мира. Федеральная служба геодезии и картографии России. Москва. 2002г.
21.С.В.Волков. Русский офицерский корпус. Центрполиграф. Москва. 2003г.
22.Сайт www.vgd.ru
23.В.В.Яковлев. История крепостей. АСТ.Полигон. Москва. Санкт-Петербург. 2000г.
24.О.Е.Морозова. Российская императорская фамилия. Прометей. Москва. 1990г.

---***---

TopList

 

©Веремеев Ю.Г.
Главная страница
Военная история