Лейб-гвардии саперный батальон Рус.Арм.(Ч.3) l-g-batalion-3.html

Военная история

Лейб-гвардии Саперный батальон
(Очерк истории)
Часть 3. Взятие Варны
1826-1830 гг.

События декабря 1825 года очевидно значительно отсрочили коронацию нового императора и она состоялась только весной-летом 1826 года, как это было принято, в первопрестольной столице Москве. Лейб-гвардии Саперный батальон был в полном составе включен в состав войск гвардейского корпуса, принимавших участие в коронации. Это была большая честь.

l-g-batalion-3-01.jpg (43743 bytes)9 апреля 1826 года батальон в составе так называемого Московского отряда, которым командовал Великий Князь Михаил Павлович, выступил в Москву. Батальон был причислен ко 2-й бригаде отряда, состоявшей из 1-го батальона лейб-гвардии Измайловского полка, 1-го батальона лейб-гвардии Павловского полка , 1-го батальона лейб-гвардии Егерского полка, 1-го батальона лейб-гвардии Финляндского полка и лейб- гвардии Саперного батальона.

От автора. Заметим, что верховых лошадей имели только штаб-офицеры, остальные офицеры гвардии (исключая гвардейскую кавалерию) шли вместе со своими ротами пешком. А от Петербурга до Москвы более 700 километров. Как-то это не очень вяжется  с представлениями наших современников  о гвардейских офицерах, складывающиеся  в основном по  роману Л.Толстого "Война и мир". 

А впрочем, и кавалерия на марше две трети пути ведет лошадей в поводу. Лошадь это не живой мотоцикл и устает она быстрее человека. Так что суточный переход кавалерийского полка, как и пехотного 30-50 километров. Вот только пехотинец, придя на бивак, должен позаботиться только о себе, а кавалерист еще и о своей лошади.

Читатель глубоко убежден, что служба в гвардии представляла собой сплошную цепь светских балов, приемов, раутов, дуэлей, охот, театров,   гусарских шалостей и прочих развлечений, прерываемых изредка некоторым участием в очередной войне, которая  по их убеждению и существовала только для того, чтобы уставшим от шумного великосветского общества князьям и графам развеяться, получить на грудь очередную звезду, приобрести некий ореол мучеников и страдальцев,   получить возможность  красоваться и ловить восхищенные взгляды  субтильных дам.

Однако это все в действительности совсем не так. В те времена размеры полкового обоза были жестко ограничены, иметь в походе собственных слуг и свои частные телеги и кареты было категорически запрещено. Да и офицерский отпуск был ограничен 28 днями в год.

Командир батальона генерал-майор Горуа исполнял обязанности начальника штаба Московского отряда. В Москве батальон разместился в Покровских казармах. В день коронации Горуа был произведен  в генерал-адъютанты.

Батальон пробыл в Москве до октября 1826 года и вернулся в Санкт-Петербург только 10 октября.  Во время пребывания батальона в Москве его фактическим командиром стал полковник Карл Андреевич  Шильдер, переведенный из 2-го пионерного  батальона 11 марта 1826 года на должность старшего штаб-офицера, хотя Горуа сохранял номинально должность командира батальона до  28 сентября 1828 года, будучи одновременно назначен начальником штаба войск генерал-инспектора инженерных войск.

К.А.Шильдер был выдающимся военным инженером своего времени. Ко времени своего назначения в батальон он уже был известен как изобретатель сборно-разборного   деревянного  канатного моста (прототип и ныне существующего в Москве Крымского моста возле Кремля), позднее именно Шильдер на практике начнет применение  электрического способа взрывания (сама идея исходила от его сослуживца П.Л.Шиллинга - изобретателя телеграфа), во время осады турецкой крепости Варна предложит усовершенствованный способ подземно-минной войны при осаде крепостей  и контрминных мероприятий при обороне крепостей,  усовершенствует методику и способы прокладки минных галерей, он же предложит пакетную  систему ракетных двигателей, которая ляжет в основу советской уже ракеты космического корабля  "Восток", изобретет электрическое управление взрывом подводных противокорабельных мин, что будет  с успехом применено против английских и французских кораблей в 1853 году при их попытке атаковать Кронштадт,   изобретет, построит и испытает (!) первую русскую боевую подводную лодку. Как ни покажется странным, но именно Шильдер является изобретателем шахтных позиций ракет и первым в мире осуществит пуск ракет из под земли. Но об этом человеке надо писать отдельно.

1827 год в жизни батальона ничем особым не ознаменован. Шла повседневная служебная деятельность, да бесконечные мелкие изменения в форме одежды, которые современных исследователей русской военной истории в области униформистики  нередко ставят в тупик, порождают ожесточенные бесконечные споры и служат взаимным обвинениям в дилетантизме и неквалифицированности.
Для иллюстрации перечислим изменения в одежде гвардейских саперов за 1827 год (только гвардейских и только за один год!):
*12 декабря 1826 года - офицерские шпаги заменены на полусабли;
*1 января 1827 года - на офицерские эполеты введены звездочки по чинам (прапорщик - 1 звезда, подпоручик - 2 звезды. поручик-3 звезды, штабс-капитан-4 звезды, капитан  и полковник  эполеты без звезд, генерал-майор-2 звезды, генерал-лейтенант - 3 звезды, инженер-генерал - без звезд, фельдмаршал - скрещенные жезлы);
*14 февраля 1827 - на карманных клапанах мундиров офицеров отменяется красная выпушка;
*31 июля 1827г. -номера и буквы на киверах и подсумочных чехлах делать не из желтого сукна, а    наносить желтой масляной краской;
14 декабря 1827 года - установленную 15 сентября 1826 года нашивку из золотого галуна заменить на серебряную унтер-офицерского галуна. 

В 1827 году тесаки саперные солдатские обр. 1797г. были заменены на тесаки обр. 1827г. Они были на 3см. короче, но на 100гр.тяжелее. Рукоятка стала медной, а лезвие стало не гладким, а получило дол, что повысило прочность клинка. Хотя, собственно, нужды в замене тесака не было. Разве что он стал красивее, но стал большей обузой для солдат из-за необходимости чистить и рукоятку.
l-g-batalion-3-8.jpg (6259 bytes)Характеристика тесака: общая длина 67см., клинка - 50см., ширина клинка 5 см. На обухе насечена пила на 25 зубьев. Ножны деревянные, обтянутые черной кожей.

Пехотные тесаки имели более длинный, узкий и менее толстый клинок, а саперный тесак не столько оружие, сколько рабочий инструмент (хотя при случае им можно вести и фехтовальный бой).   Нашему современнику этот инструмент более известен под испанским названием "мачете". Он хорошо годится для рубки кустов, хвороста, тростника, обтесывания бревен, выделывания в них различного рода пазов, отверстий, углублений. Им же можно рыхлить твердую землю, перепиливать корни деревьев, сучья.

На снимке тесак саперный обр. 1827г.

В 1835 году он будет заменен тесаком обр. 1834г., который в свою очередь в 1855 году будет заменен тесаком пехотным обр. 1848г., когда император сочтет, что саперы нуждаются в холодном оружии, а выполнять инженерные работы целесообразнее специализированным инструментом.

14 апреля 1828 года российский император Николай I своим манифестом объявил состояние войны с Оттоманской Портой (Турцией). В состав Действующей армии вошел и гвардейский корпус. Не будем останавливаться на причинах этой войны, ее ходе и исходе, описании боев и маршей русских войск чтобы не затушевать участие в этой войне лейб-гвардии Саперного батальона.

1 апреля 1828 года лейб-гвардии Саперный батальон выступил в свой первый боевой поход. Обязанности командира батальона в походе исполнял полковник А.К Шильдер, младшим штаб-офицером, получивший к этому времени чин полковника  П.А. Витовт (в дни декабрьского мятежа 1825 года он был командиром роты в чине капитана).

От автора. Заметим, что в гвардии чина подполковника не существовало, поэтому в том, что спустя более чем два года Витовт уже полковник,  нет ничего экстраординарного.

Ротами командовали:
*Рота Его Величества (1-я саперная рота) - капитан Баранов П.Е.;
*Рота Его Высочества (2-я саперная рота -штабс-капитан Бухмейер А.К.
*!-я Минерная рота - штабс-капитан Завалишевский А.С.;
*2-я Минерная рота - штабс-капитан князь Вадбольский А.Н.

Всего в поход с батальоном выступили два штаб-офицера, 20 обер-офицеров, 74 унтер-офицера, 825 рядовых, 76 музыкантов, 41 нестроевой солдат. Лошадей батальон имел 32.

Батальон совершал марш в составе правой колонны корпуса, куда кроме него входили полки лейб-гвардии Егерский, Финляндский, Казачий и лейб-гвардии Конно-Пионерный эскадрон. Путь лежал через Красное Село, Ямбург, Гдов, Псков, Остров,  Опочна, Полоцк, Старый Быхов, Рогачев,   Мозырь, Овруч, Житомир, Винница, Могилев на Днестре.
Весеняя распутица заставила изменить конечный пункт марша. Им стала Винница.

В Мормазе 31 мая 1828 из батальона была выделена команда из 4 унтер-офицеров и 40 рядовых под командой поручика В.И. Львова, которая занималась устройством лагеря императорской штаб-квартиры и установкой палаток императора.

25 июля батальон переправился через Дунай и стал лагерем у крепости Исакчи близ Визирского кургана.

5 августа батальон выступил из Вабадага с задачей, следуя в одном переходе впереди гвардейского корпуса, вести инженерную разведку путей движения. ремонтировать дороги, восстанавливать мосты, оборудовать места привалов, источники водоснабжения. Это уже было боевой работой батальона. Говоря современным языком, батальон выполнял задачу отряда обеспечения движения (ООД).
Через три дня марша  7 августа батальон стал на дневку  в Кистенджи, затем о морскому берегу двинулся на Каварну, куда прибыл 13 августа. Здесь батальон был передан в состав армейского корпуса, осаждавшего сильную турецкую крепость Варна.

Небольшая иллюстрация относительно существовавшей тогда дисциплины в армии в общем   и дисциплины марша в частности - 10 августа Великий Князь Михаил Павлович (генерал-инспектор инженеров) разрешил саперам на марше идти без галстуков, с расстегнутой чешуей киверов, а   манерки (фляги для воды) нести не на ранце, а приторачивать к тесаку с тем, чтобы было возможно   на ходу попить из нее воды, а при остановке пополнить из колодца. Без приказа никто не смел даже пуговицу расстегнуть.

18 августа 1828 года батальон под командой полковника П.А. Витовта, временно заменившего заболевшего полковника Шильдера,   через ущелья гор Бальчик (Малые Балканы) двинулся к Варне. Выйдя в долину Теке-Киой и пройдя еще 25 верст, батальон 22 августа вышел к крепости Варна и стал лагерем близ главной квартиры русских осадных войск.

По иронии судьбы батальон расположился у подошвы кургана, где находилась могила польского короля Владислава III безуспешно осаждавшего Варну в 1444 году.

Необходимо более подробно описать турецкую крепость Варна, так как именно под Варной батальон обрел свою первую боевую славу и именно в первую очередь благодаря его действиям крепость пала. Без трудной и неустанной работы саперов это было бы невозможно. Читатель сам в этом убедится, прочитав описание осады Варны. Но как всегда,   вся слава взятия крепости достанется пехоте и артиллеристам. Саперы, как это было до этой войны и как будет во всех последующих войнах останутся в тени. Конечно, император по достоинству оценит этот подвиг саперов и по достоинству вознаградит воинов батальона и сам батальон в целом, но в исторических описаниях этой войны работа саперов никак отражена не будет.
Итак, Варна - турецкая крепость на берегу Черного моря у подошвы северного склона Балканских гор. От нее до Стамбула 240 верст (256км.), до Шумлы 70 верст(74 км.) и до Силистрии 100 верст(106 км.). Варна является конечным пунктом правого фланга второй оборонительной линии турок, левый фланг которой замыкает Шумла.

Варна закрывает доступ в лиман Девпо. Сама крепость состоит из 14 бастионов, соединенных между собой куртинами ( здесь -валы с крутыми откосами). Длина каждой куртины от 40(85м.) до 130 сажен (278м.). С северной стороны подступы к стенам прикрывает широкий (до 65 метров) ров, по дну которого проходит овраг, увеличивающий глубину рва.
Восточную сторону крепости прикрывает мелководный залив с высоким крутым берегом. С северной и северо-западной стороны на дальности пушечного выстрела проходят горы. Южную часть крепости прикрывает река  Варна-Дере.
На каждом бастионе располагается по 11-17 орудий. Внутрь крепости можно попасть через ворота, устроенные в башнях. Башен с воротами было шесть (Северная, Западная, Лиманная, Мельничная, Южная и Морская).
Рвы крепости шириной от 6.5 до 21 метра, глубиной 4.5 метра, за исключением рва, проходящего от приморского до III бастиона. Этот ров ( о нем уже говорилось выше) имел ширину около 64 метров, а глубина доходила до 13 метров, плюс овраг на дне рва. Эскарпы и контрэскарпы высотой 2.5 -3 метра были одеты камнем.
Крутости  бастионов одеты плетнем. Позади брустверов куртин был установлен дубовый частокол.
Сооружения внутри крепости в виде цитадели и замка внутри цитадели нас не интересуют, так как с падением внешней ограды крепость сдалась.

Турецких войск в крепости было около 10 тыс. при 180 орудиях, плюс 20 тыс. жителей. Крепость была обильно обеспечена продовольствием и имела достаточно колодцев для водоснабжения.

Готовясь к обороне, турки создали передовую оборонительную линию в виде системы окопов, или как тогда их называли ложементов, опиравшихся на ряд артиллерийских батарей.
Во главе обороны стоял Юсуф-паша.

К моменту прибытия под Варну лейб-гвардии Саперного батальона русским войскам удалось выбить турок из передовой оборонительной линии и занять их ложементы. Русские войска, используя турецкие траншеи и отрывая свои,  стали прокладывать вокруг крепости сплошную линию траншей, опирающуюся на редуты (полевые фортификационные сооружения для размещения на них пушек). Эта циркумвалационная линия (линия защиты от возможных вылазок из крепости) называется "первая параллель". Из первой параллели к стенам крепости повели  зиг-загами ходы (сапы). Пройдя определенное расстояние, от   каждой сапы стали влево и вправо прокладывать вторую параллель.
Это была обычная практика осад крепостей, которая называлась "постепенная атака". Суть ее заключалась в том, чтобы постепенно приблизиться к стенам крепости достаточно близко, с тем, чтобы можно было повести под стены крепости подземные ходы (минные галереи) и взорвать бастионы и стены. Одновременно на второй параллели устанавливаются в редутах тяжелые пушки, которые своей стрельбой также пробивают в стенах бреши. Эти батареи называли "брешь-батареи". Когда в стенах крепости проделано достаточно брешей, то пехота идет на штурм.
Но в большинстве случаев мощности орудий недостаточно для пробивания стен или же, обороняющийся, определив, какой участок ограды крепости брешируется, начинал возводить за стеной новую стену. таким образом, пробив брешь в стене, атакующий оказывался перед необходимостью пробивать новую стену. Но и обороняющийся тоже времени даром не теряет и все это может продолжаться месяцами и даже годами.
Преимущество минных галерей в том, что обороняющийся не знает, что атакующий их ведет, а если и знает, то определить направление работ и место закладки (минный горн) пороховых зарядов (мин) крайне сложно. Контрминные работ (прокладка таких же минных галерей навстречу с целью, взорвав их небольшими зарядами сорвать минные работы)  всегда по объему и сложности значительно превосходит минные работы атакующих. Следовательно, при хорошей организации минных работ и их быстроте есть шанс на успех.

Командовавший русскими войсками граф Воронцов избрал направлением главного удара Морскую башню с бастионом № I. Было проложено пять минных галерей к башне и окружающим стенам, однако взрыв этих пяти мин не дал существенного результата. Образовались в валу только две бреши с очень крутыми откосами и штурм брешей оказался невозможным.

На прибывший лейб-гвардии Саперный батальон была возложена задача прокладывать траншею (сапу) в направлении II бастиона. Предполагалось этим отвлечь внимание турок от продолжавшихся работ по прокладке минных галерей  к I (Морскому) бастиону. Три роты батальона были выделены на это дело, а 1-я Минерная рота под командованием штабс-капитана Завалиевского  22 августа была придана южному отряду русских войск, которым командовал   генерал-адъютант Головин. Эта рота построила   четыре редута южной циркумвалационной линии, затем батарею на 4 орудия. Кроме того, на долю этой роты выпало принять участие в отражении сильной вылазки турок 16 и 18 сентября. Минеры дрались в пехотном строю наравне с пехотными ротами.

Батальон (три роты)  начал выполнение задачи 24 августа. Он стал прокладывать две сапы  в направлении II бастиона. Ширина и глубина каждой сапы были по 1 метру. Предполагалось, что при достаточно близком приближении к стенам из сап можно будет повести под бастион минные галереи. Однако, вскоре обе сапы вышли в стенку рва. Это произошло из-за того, что не была учтена глубина рва. Но определить глубину рва заранее было невозможно, т.к. с русских позиций дно рва не просматривалось.

27 августа батальон посетил император. Узнав, что сапер  роты его Величества Чистов, работавший в числе первых по отрывке сап, получил ранение картечью в голову, император наградил его Георгиевским крестом. Столь высокой наградой был отмечен н столько подвиг, сколько факт первого ранения  в батальоне в боевом деле.

Исполнявший обязанности командира батальона полковник Витовт к 28 августа заболел и до 12 сентября роты оставались лишь под управлением своих ротных командиров  и начальника инженерных работ инженер-генерал-лейтенанта Трузсона 2-го.

Осада Варны осуществлялась методом так называемой постепенной атаки. После того, как крепость была окружена сплошной линией траншей (так называемая первая паралель), в направлении стен крепости стали вести несколько траншей и пройдя   некоторое расстояние,  от этих траншей в стороны стали прокладывать второю линию траншей (так называемую вторую параллель). Гвардейские саперы работали по прокладке второй параллели в районе IV бастиона.

12 сентября во время прокладки второй паралели были ранены в плечо поручик Набалов и капитан Баранов. От второй паралели повели в направлении IV бастиона две сапы. Гвардейским саперам удалось проломить контрэскарпную стенку, но повторилась история I бастиона - обе сапы вышли  к краю глубокого оврага, проходившего по дну рва, хотя правая сапа достигала глубины 8.5 метров. Вдобавок, на другом краю оврага окопалось около 400 турок, которые непрерывным огнем  крайне затрудняли   всякую возможность производства дальнейших работ.

Граф Воронцов приказал  оборудовать широкие и пологие спуски к брешам, образовавшимся в крепостном валу возле I бастиона. Генерал-лейтенант Трузсон  решил взорвать контрэскарпную стенку, надеясь, что при падении стенка завалит часть оврага, что обеспечит подступ пехоты к брешам.
15 сентября в минных горнах было заложено 400 пудов пороха и в 4 часа утра мины были взорваны. Спуск в овраг образовался, но глубина оврага была такой, что преодолеть его оказалось невозможно.

12 сентября к командованию батальоном вернулся выздоровевший А.К. Шильдер. Осмотрев позиции, он пришел к выводу, что наиболее перспективным направлением работ является II бастион.
Он предложил 15 сентября  императору новый план штурма, с которым Николай I согласился.
Шильдер решил вести минную галерею в направлении куртины, соединявшей I и II бастионы, взорвать куртину, захватить ее и действуя из этой куртины огнем по городу, принудить крепость к сдаче. Рота Его Величества и 2-я Минерная рота должны были работать против II l-g-batalion-3-1.gif (5042 bytes)бастиона, а рота Его высочества и  4-й Пионерный батальон армии против   против I бастиона.

В этот  же день 15 сентября из правой неоконченной сапы против II бастиона  был поведен вниз ступенчатый спуск. Предполагалось, пройдя 3 метра вниз , повести галерею c небольшим наклоном вниз в сторону оврага и выйти на его дно.

Ввиду того, что турецкие стрелки, располагались в окопах на противоположной стороне рва и вели непрерывный  огонь, не было никакой возможности осмотреть ров и замерить глубины. Поэтому галерея вышла на 4 метра выше дна оврага (высота почти второго этажа обычного дома).l-g-batalion-3-2.gif (5469 bytes) 

Положение дел ухудшилось тем, что при проведении аналогичных работ в левой сапе   минеры наткнулись на известняк, который приходилось пробивать в большим трудом. За двое суток было пробито всего два метра и затем пробитый ствол стал быстро заполняться водой. Работы здесь пришлось прекратить.

В правой сапе 16 сентября при осмотре дна оврага через отверстие, проделанное в стенке,   была обнаружена не только ошибка более чем в 4 метра по высоте, но и выявилось два крайне неприятных обстоятельства - противоположный склон оврага был очень крут и имеет высоту 8.5 метра, по дну оврага течет ручей.
Пробивать ход  вниз и преодолевать дно оврага под ним не имело смысла, т.к. вода заполняла бы галерею.
Кроме того, турки обнаружили наши работы и стали усиливать свои пехотные подразделения между I и III бастионами. Под прикрытием огня из куртины и из окопов турки имели возможность передвигаться по дну оврага и существовала опасность захвата ими галереи и сапы. Только l-g-batalion-3-3.gif (6711 bytes)ночью гвардейцы получили возможность пробить переднюю стенку галереи с тем, чтобы выйти в овраг.
Однако, оказалось, что турки внимательно наблюдали за этим местом и подготовили противоштурмовой отряд. Как только русские гвардейские саперы пробили стенку, турки атаковали их. Но вход в галерею удалось закрыть заранее подготовленными щитами. После двухчасового ожесточенного боя турки отошли, но продолжали сильный ружейный огонь по выходу из галереи.

Гвардейцы выдвинули из галереи дощатые щиты, образовав из них укрытый спуск на дно оврага. Толщина досок обеспечивала защиту от пуль. Турки вновь атаковали саперов, но атаки отбивались огнем, который саперы велиl-g-batalion-3-4.gif (10888 bytes) через бойницы в щитах.
К 10 часам утра 17 сентября удалось установить щиты до самого ручья и укрепить их. До вечера работы были прекращены в надежде, что турки сочтут эти действия русских неудачными и что русские отказались от намерения преодолеть в этом месте ров.

в 20 часов 17 сентября гвардейские саперы стали забрасывать ручей фашинами (пучки хвороста). Забросав ручей фашинами, саперы по бокам прохода установили туры (корзины, заполненные землей), сделали перекрытие из бревен и получили таким образом укрытый переход через дно оврага.

Турки, ошеломленные такой дерзостью, не сумели помешать этой авантюре.

А гвардейские саперы, вдохновленные своей дерзостью, решили не пробивать под склоном оврага вертикальный или наклонный подземный ход, а повести с помощью туров, укладываемых на склон, и покрываемых бревнами такой же укрытый ход до верха оврага.

К 7 часам утра 18 сентября саперы вышли из оврага ко дну рва.
Однако турки тоже не теряли время даром. Они l-g-batalion-3-5.gif (4785 bytes)установили на дне оврага орудие, точными выстрелами из которого сумели разрушить переход через ручей. Турецкие стрелки вели сильный огонь как из окопов, расположенных во рву, так и вдоль оврага со стороны III бастиона.
Непрерывный огонь десяти русских орудий по бастиону мало помогал гвардейским саперам, т.к. на дне оврага и в окопах во рву орудия достать турецких стрелков не могли. В этот день был ранен пулей в голову поручик Кублицкий.

Отбивая атаки турецкой пехоты по дну оврага, гвардейцы сумели восстановить переход через ручей и повели две минные галереи ко II бастиону под дном рва. К вечеру они успели проложить 3.6 метра одной галереи и 2.2 метра   другой.

К 2 часам ночи 19 сентября минеры успели закончить галерею №2  вдоль левого фаса II   бастиона и стали готовить минные камеры (горны) для мин  №№ 3 и 4. К этому же времени галерея № 1 длиной 4.3 метра была закончена и минеры готовили минные колодцы для мин №№ 1 и 2.

К этому же времени рота Его высочества и  4-й Пионерный батальон армии успели проложить крытую сапу под I бастион и начали прокладывать под ним минную галерею.

Однако около 3 часов ночи 19 сентября около 1000 турок внезапно атаковали гвардейских саперов, работавших у бастиона II. Ввиду многократного превосходства турок в силах гвардейцам пришлось отойти и результаты трехсуточной работы были уничтожены.

Русские батареи, установленные к этому времени у контрэскарпной стенки повели столь интенсивный огонь, а русская пехота стала вести огонь сквозь бойницы, пробитые в контрэскарпной стенке. К 6 часам утра 19 сентября турки были вынуждены оставить овраг.

Саперы немедленно принялись за восстановление разрушенного и к 10 часам утра возобновили работы в галерее № 1, а к  14 часам и в галерее № 2. К этому времени саперы же   на нашей стороне рва пробили вдоль контрэскарпной стенки ход за ее поворот. В результате этого,   за углом стенки смогли разместиться наши стрелки, которые своим огнем исключили для турок возможность повторить атаку по дну оврага от бастиона III.

20 сентября около 11 часов утра в обеих минных галереях стали прослушиваться   земляные работы турок. Стало ясно, что турки ведут контрминные галереи. Но гвардейцы продолжали работы с увеличенным темпом.
К 22 часам 20 сентября минный колодец в галерее № 1 углубили до 3.2 метров и стали устраивать минную камеру. В галерее № 2  успели углубиться лишь на 2.7 метра, но в связи с опасностью турецкой контрмины  также стали устраивать минную камеру.
В это время турецкая пехота вновь атаковала по дну оврага, невзирая на губительный огонь наших стрелков и артиллерии. Им удалось  уничтожить часть укрытогь хода, а часть поджечь. В этом бою полковник Шильдер был контужен  в правую руку.

l-g-batalion-3-6.gif (8304 bytes)После отбития атаки саперы взялись за восстановление разрушенного.

Заложенная под бастионом I  минная галерея не была еще закончена, необходимо было пройти  несколько футов, но приближение турецкой контрминной галереи заставило поспешить со взрывом. Он был произведен 8 часов утра 21 сентября. Мощность составила 189 пудов пороха (3.1 тонны). Воронка оказалась продолговатой длиной около 6.5 метра  и место взрыва пришлось  у задней крутости вала бастиона, т.е. там, где надо. Но взрыв полностью цели не достиг, т.к. за валом оказался второй вал,   более мощный. Однако,  оборонительные возможности бастиона были значительно ослаблены и при хорошей организации штурма через него можно было ворваться в город.
Император по достоинству оценил этот подвиг гвардейских саперов. Подпоручики Л.К. Бем и В.И.Фелькнер, руководившие работами у бастиона I,  были награждены орденами св. Анны 4 степени.

Более успешно дела шли у бастиона II, однако и здесь следовало торопиться, т.к. турецкие  контрминные работы прослушивались уже отчетливо. Чтобы сбить турок с толку и затруднить им определение направления прокладки контрминных галерей наши саперы стали пробивать небольшие отводные галереи, стучать по стенкам настоящих галерей, обозначая изменение направления прокладки.

Это привело к тому, что турки вновь попытались прорываться в овраг. После получасового боя они были отброшены и с 9 часов утра 22 сентября саперы начали заполнение минных камер порохом. Один горн (минная камера) заряжался 130 пудами (2.2 тонны) пороха, второй 45 пудами (740 кг.). Так в обеих галереях.

l-g-batalion-3-7.gif (6515 bytes)В 15 часов 22 сентября все четыре горна были взорваны. Бастион II взлетел на воздух.

По пологому скату пехота могла   атаковать турок и захватить куртину. Император, получив донесение об удачном взрыве, сразу же отправил к Шильдеру своего флигель-адъютанта князя Суворова с орденом св. Георгия 4 класса.

Целостность оборонительной линии Варны была нарушена. При взрыве бастиона II погибло более 600 его защитников.

На следующий день 23 сентября 1828 г. саперы приступили к устройству удобного перехода через ров и овраг возле бывшего бастиона II и устройству оборонительной позиции на противоположном краю воронки. Занявшие позиции пехота и артбатареи открыли фланговый огонь по турецким позициям и по городу. Однако турки не сдавались, хотя после взрыва явно чувствовался упадок духа и пассивность в действиях.

На левом фланге у бастиона I  при производстве работ по устройству второй параллели 30 сентября был убит поручик батальона Львов Василий Иванович. Он приподнялся над бруствером, чтобы осмотреть местность, но меткая турецкая пуля попала ему в голову. Это был первый и единственный офицер, которого батальон потерял убитым в этой осаде. Он был переведен в лейб-гвардии Саперный батальон прапорщиком в августе 1819 года из армейского 2-го саперного батальона. В марте 1823 года он получил чин подпоручика, а в ноябре чин поручика. Его хорошо знал император, т.к. Львов в начале похода был прикомандирован к императорской штаб-квартире и занимался оборудованием палатки Николая I.

Несмотря на то, что в стенах крепости было пробито уже около трех брешей, турки продолжали упорно обороняться.
Несмотря на то, что брешь на месте очень удачно взорванного II бастиона была гораздо более удобна для штурма, само ее расположение не обеспечивало быстрый прорыв атакующих в город. Напомним, что изначально все работы у II бастиона имели отвлекающий характер.
Было гораздо целесообразнее попытаться проникнуть внутрь крепости через сильно поврежденный I бастион. Но склоны образовавшиеся при взрыве воронки были очень круты и здесь невозможно было провести большие подразделения пехоты.
Поэтому было решено организовать штурмовой отряд в составе 110 солдат из 13-го и 14-го Егерских полков и матросов под командованием капитана 13-го Егерского полка Докудовского. В резерв отряду выделялась 1-я Карабинерная рота 13-го Егерского полка. Отряд усиливался 150 гвардейскими саперами, армейскими пионерами и матросами под командованием подполковника Бурмистера. Эта пионерная команда была оснащена шанцевым инструментом,   фашинами и турами.
С флангов штурмовой и пионерный отряды прикрывала 2-я Гренадерская рота лейб-гвардии Измайловского полка. На случай успеха штурмового отряда  к месту штурма были подтянуты батальон   и рота лейб-гвардии Измайловского полка и рота 13-го Егерского полка.

Пионерный отряд был разделен на 4 отряда. Четвертый отряд состоял из гвардейских саперов, но по каким то причинам, командовал ими не офицер из батальона, а лейб-гвардии прапорщик Ковалевский.

Штурм бреши начался на рассвете 25 сентября. Отряду удалось ворваться в брешь, преодолеть с помощью пионерного отряда ров, который турки уже успели отрыть позади I бастиона и закрепиться за ним.  Одновременно, гвардейские саперы за счет отрывки рва и окопов сумели изолировать I бастион от остальной части крепостного вала и превратить его в опорный пункт русской пехоты.
Однако, несмотря на то, что штурмовой отряд был своевременно усилен   ротой 13-го Егерского полка и тремя ротами гвардейской пехоты (Измайловцы), им удалось продержаться в бастионе всего около 2 часов. Турки атаковали отчаянно и непрерывно, понимая, что здесь решается судьба крепости.

Лейб-гвардии Саперный батальон на этом бастионе потерял убитыми 1 унтер-офицера и 5 солдат. 7 солдат были ранены.

К этому времени у бывшего II бастиона 3-я рота 14-го Егерского полка заняла полностью ров и овраг  между II и I бастионами, что позволило гвардейским саперам в течение 26-27 сентября   спокойно подвести минные галереи под куртину между II и I бастионами и подготовить ее взрыв. К утру 28 сентября работы были закончены. Взрыв куртины позволил бы русским атаковать большими силами на широком фронте. Остановить такую атаку турки не сумели бы.

Юсуф-паша, информированный о работах русских саперов и невозможности им противодействовать, вечером 27 сентября предложил переговоры, которые длились до утра 29 сентября. К 9 часам утра 28 сентября 1828 года Варна сдалась. Русским достались богатые трофеи и 178 орудий.
Довольный успехом, Николай I великодушно отпустил на свободу Юсуф-пашу и старших турецких офицеров.

В 15 часов 29 сентября 1828 года лейб-гвардии Саперный батальон, как часть, сыгравшая ключевую роль во взятии крепости, с развернутым знаменем под звуки оркестра и барабанный бой через Западные ворота  первым вступил на территорию крепости. Вторым шел лейб-гвардии Измайловский полк.
При вступлении в крепость император произнес :"Смерть Владислава отомщена".

30 сентября 1828 года в лагере штаб-квартиры командующего русскими войсками графа Воронцова состоялся торжественный молебен, после которого император собственноручно прикрепил к знамени батальона Георгиевский крест и повязал Георгиевскую ленту в знак того, что за боевые подвиги при взятии Варны батальон награжден Георгиевским Знаменем. Позднее,  18 апреля 1829 года старое знамя батальона было заменено на Георгиевское, на котором были вытканы слова "За отличие при осаде и взятии Варны 1828 года".

Николай I щедро вознаградил офицеров и солдат батальона. Все офицеры получили либо повышение в чине, либо орден, либо высочайшее Благоволение. Нижние чины получили 65 Георгиевских крестов, многим из них был присвоен чин унтер-офицера. Кроме того, каждый военнослужащий батальона получил в знак награды по годовому денежному окладу.
Потери батальона составили:
-убитыми: 1 обер-офицер (поручик Львов) и 14 нижних чинов;
-ранеными: 4 обер-офицера (капитан Баранов, поручик Набалов, подпоручики Бем и Кублицкий) и 18 нижних чинов. Командовавший батальоном полковник Шильдер получил контузию в руку.

За выдающееся командование батальоном и исключительно высокие заслуги в деле взятия крепости флигель-адъютант полковник К.А. Шильдер был произведен в генерал-майоры и назначен командиром лейб-гвардии Саперного батальона. Прежний командир батальона  генерал-адъютант Горуа А.К. в качестве поощрения за отличное обучение и подготовку батальона к боям был оставлен в списках батальона.

После взятия Варны батальон вместе с лейб-гвардии Конно-Пионерным эскадроном под общей командой Шильдера  был отправлен на ремонт дороги Варна - Тепе-Киой, по которой должны были отправляться на зимние квартиры части гвардейского корпуса. 11 октября 1828 года и батальон пошел маршем на свои зимние квартиры в г.Тульчин Каменец-Подольской губернии.

Весной 1829 года боевые действия в европейской части Турции были возобновлены. От батальона в действующую армию для организации инженерного обеспечения боевых действий был отправлен его командир генерал-майор Шильдер и с ним четыре офицера батальона  - штаб-капитан Ф.Ф.Аделунг,   подпоручики К.К.Данзас, А.Х.Ган и П.Н. Дубенский. Они участвовали в боевых действиях на Дунае, взятии крепости Силистрия, осаде крепости Шумла. Как воевали офицеры лейб-гвардии Саперного батальона говорят их награды 1829 года:

За Силистрию Шильдер получил орден св. Георгия 3 класса, Аделунг бант к ордену св. Анны 3 степени и орден св. Владимира 4 степени сl-g-batalion-3-03.jpg (24232 bytes) бантом, Ган получил орден св. Владимира 4 степени с бантом, Данзас  получил орден св. Анны 3 степени с бантом и чин поручика, Дубенский орден св. Владимира 4 степени с бантом.

За Шумлу Шильдер получил орден св. Анны 3 степени,  Данзас орден св. Владимира 4 степени с бантом,  Дубенский получил чин поручика.

Батальон, находясь на зимних квартирах в Тульчине, занимался своими повседневными делами, приводил в порядок свое оснащение и имущество, шил новые мундиры в связи с существенными изменениями в форме одежды русской армии.
Еще в апреле 1828 года были изменены кивера. Они стали выше, лишились обшивки из черного кожаного ремня по бокам, шнурок (так в источнике) белый как и раньше, но кисть с короткого конца у рядовых белая, у унтер-офицеров трехцветная (как раньше кисть на этишкете).Герб на кивере установлен также по новой, несколько измененной форме, по прежнему из белой жести

Весной батальон был выведен в летний лагерь между селами Кинашево и Нестерварка на место, где в 1795-96 годах стояли русские войска под командованием Суворова и где все еще сохранялось суворовское фортсооружение - штерншанец.
На этом сооружении батальон отрабатывал действия подобные действиям у крепости Варна, включая прокладку минных галерей и взрыв бруствера.

l-g-batalion-3-02.jpg (17203 bytes)1 июня 1829 года  в лагере в присутствии Великого Князя Михаила Павловича батальону было вручено и освящено его новое Георгиевское Знамя.

19 июня в лагерь гвардейского корпуса из Варшавы прибыл император Николай I. Состоялся большой императорский смотр и парад войск.
1 августа батальон отправился на зимние квартиры в местечко Мисковку, однако 2 сентября император приказал переместить гвардейский корпус в Киевскую и Подольскую губернии.
Батальон до 22 сентября оставался в Тульчине, откуда  выступил в местечко Игнатовка Киевской губернии. Батальон за 11 переходов преодолел 246 верст и 5 октября пришел в Игнатовку.

Однако, в связи с решением императора вернуть гвардию в столицу уже 1 ноября батальон выступил из Киева во главе правой колонны гвардейского корпуса и 20 января 1830 года ступил в Ижору, 25 января батальон уже ночевал в ближних к столице деревнях, а 29 января вернулся в Санкт-Петербург.

Так закончилась почти двухлетняя эпопея участия батальона в русско-турецкой войне 1828-29 годов, первой войне, в которой участвовал батальон и в которой он заслужил свою первую славу, свое Георгиевское Знамя..

Батальону недолго придется наслаждаться столицей. В ноябре 1830 года вспыхнет польское восстание в подавлении которого гвардейские саперы примут самое деятельное участие.

Но об этом в следующей части.

Источники и литература

1. А.Н.Волькенштейнъ, К.К.Случевский. Исторiя Лейбъ-Гвардiи Сапернаго баталiона 1812-1876 съ кратким обзором участiя Лейбъ-Гвардiи Сапернаго баталiона въ русско-турецкой войне 1877-1878. Типографiя Втораго Отдъленiя Собственной Е.И.В. Канцелярiи. Санкт-Петербургъ. 1879.
2.И.Ренгартенъ. Дътельность Лейбъ-гвардiии Сапернаго баталiона въ походъ 1877-1878 гг. въ европейской Турции. Типографиiя Департамента Удълов. Санкт-Петербургъ. 1879
2.  П.И.Бирюков и др. Учебник. Инженерные войска. Военное издательство МО СССР. Москва.1982 г.
3. И.П.Балацкий, Ф.А.Фоминых. Очерк истории Калининградского высшего военно-инженерного командного ордена Ленина Краснознаменного училища им. А.А.Жданова. Военное издательство МО СССР.1969.
4.В.М.Безотносный, А.А.Васильев, А.М.Горшман, О.К..Пархаев, А.А.Смирнов. Русская армия 1812-1814.. Владос. Москва. 2000г.
5.М.М.Хренов и др. Военная одежда русской армии. Москва. Военное издательство. 1994.
6.И.Ульянов. История Российских войск. Регулярная пехота. 1801-1855. Москва. АСТ.1996.
7. И.Ульянов, О.Леонов. История Российских войск. Регулярная пехота. 1855-1918. Москва. АСТ.1998. 
8. Л.Е.Шепелев. Титулы, мундиры, ордена. Ленинград. Наука. 1991.
9. С.Охлябинин. Честь мундира. Чины, традиции, лица. Русская армия от Петра I до Николая II. Москва. Издательство "Республика". 1994.
10. А.С. Доманк. Знаки воинской доблести. Москва. Издательство ДОСААФ СССР. 1990.
11.В.М.Глинка.Русский военный костюм XVIII-начала XX века. Ленинград. Художник РСФСР.1988г.
12.В.Семенов. Русский военный мундир XIX века (комплект открыток). Москва. Изобразительное искусство. 1985г.
13.Коллекция И.Ладыгина.
14.С.Г.Волконский. Записки. Восточно-Сибирское книжное издательство. Иркутск. 1991г.
15.В.А. Маевский. Гвардейские саперы. Офицеры российской гвардии в Белой борьбе.Центрполиграф. Москва.. 2002.
16.А.Н.Кулинский. Русское холодное оружие военных, морских и гражданских чинов 1800-1917 годов. Определитель. Магик-Пресс, ЧАИ "ОЛИМП" Санкт-Петербург. 1994г.
17.Г.Ю.Мазинг. Карл Андреевич Шильдер.1785-1854. Наука. Москва. 1989г.
18.А.Стаценко и др. Справочник необходимых познаний. Вся Пермь, Алгос-Пресс. Пермь 1995г.
19.О.Е.Морозова. Российская императорская фамилия. Прометей. Москва. 1990г.
20.Историческое описание одежды и вооружения российских войск, Том 24. Военное издательство. Москва.1944г.

---***---

TopList

 

©Веремеев Ю.Г.
Главная страница
Военная история