Военная история

История зарождения и развития минного оружия

(Краткий очерк)

Часть 4

Минное оружие после Второй Мировой войны

Хотя за годы войны по различным оценкам в различных местностях всеми противоборствующими сторонами было установлено от 80 до 150 миллионов мин, нельзя считать, что примерно это же количество осталось в земле после окончания боевых действий. Значительная часть этих мин либо сработала по целям, либо была уничтожена или  снята войсками еще в ходе боевых действий, либо снята и уничтожена еще в период войны в целях высвобождения сельскохозяйственных угодий, либо пришла в негодность из-за того, что, как правило, мины тех времен и особенно изготовления военного времени были негерметичны, снаряжались суррогатными ВВ, их механизмы были изготовлены из быстро ржавеющего металла. По оценкам автора после мая 1945 года в Европе и Советском Союзе оставалось необезвреженными порядка 80 мл. мин.
Однако, этого количества вполне достаточно, чтобы признать, что в первые послевоенные годы минная проблема существовала, а если в это понятие "минная проблема" включить и многие миллионы неразорвавшихся гранат, артиллерийских снарядов, минометных мин, авиабомб, которых в земле осталось примерно в двадцать-тридцать раз больше, чем собственно мин, то эта проблема была весьма серьезная.

Поэтому, говоря о минной проблеме,   следует иметь в виду вообще, все    оказавшиеся на местности  после войны ВОП (взрывоопасные предметы) или  по англо-американской терминологиии -  UXO (unexploded ordonance).

По свидетельству английского военного историка М.Кролла в Англии основную минную опасность в послевоенные годы представляли минные поля установленные самими англичанами на южном побережье в период 1940-43 годов. Их было около 2 тысяч и в сумме в них находилось около 350 тысяч мин. Вследствие того, что в панике 40-41 года мины устанавливались бессистемно, часто безграмотно и документации на них не велось, а также вследствие подвижности песка, установить точные границы полей и количество мин в каждом из них не представлялось возможным. Пришлось огораживать обширные пространства прибрежной полосы и вести поиск мин в основном грубыми методами - снятие слоя песка бульдозерами с последующим размыванием песка мощными гидрантами. Ввиду значительной опасности этих работ, к ним привлекали в основном, бежавших от Красной Армии   украинских националистов участников антибольшевистской борьбы, с обещанием невыдачи их Советскому Союзу, а также пленных немцев. И все же за 1945-49 годы погибло около 155 и ранено около 55 английских деминеров. Количество погибших при этих работах военнопленных немцев и украинцев до сего времени не опубликовано.

Многочисленные требования Международного Красного Креста и резолюции ООН о недопустимости использования пленных для разминирования в соответствии с Женевской Конвенцией 1929 года отклонялись британской стороной на том основании, что в Конвенции нет прямого запрещения использовать военнопленных в разминировании, а есть лишь запрет на использование пленных на опасных работах, к которым Британия разминирование не относит.   Принятие Женевской Конвенции 1949 года, прямо запретившей участие пленных в разминировании совпало с окончанием массового разминирования и вопрос отпал сам собой.

К концу 1949 года разминирование на британских берегах было закончено и лишь несколько сомнительных участков оставались закрытыми для доступа гражданским лицам до 1957 года.

Во Франции к разминированию было привлечено свыше 49 тыс. немецких военнопленных и около 3 тыс. французов, сотрудничавших в период оккупации с нацистами. Условием освобождения из плена была полная очистка Франции от мин. При разминировании по различным оценкам погибло от от 8 до 15% военнопленных. Однако, благодаря тому, что минированием на территории Франции в период войны занимался Вермахт и отчетная документация минных полей составлялась с немецкой аккуратностью и скрупулезностью, и тщательно сохранялась, то  разминирование территории Франции было выполнено к концу 1946 года. Всякий разминированный участок принимали местные власти и владельцы земли. Они заставляли немецких пленных в плотных шеренгах проходить по очищенному участку и только после этого подписывали акт выполненных работ.

В Голландии первоначально разминированием занимались сами местные жители, как только фронт отодвинулся на восток. Неквалифицированность, примитивные методы  приводили к  несчастным случаям. По свидетельству М.Кролла голландцы потеряли   погибшими 26 и ранеными 23 человека. После этого союзники приказали командующему 25-й немецкой армией выделить на разминирование инженерную бригаду "Draeger" в количестве 104 офицеров и 3244 солдат. Эта бригада за восемь месяцев, потеряв погибшими 179 и ранеными 384 человека, очистила от мин территорию Голландии, сняв 1мл.79 тыс.857 мин.

Примечание автора. Таким образом выясняется, что союзники, и в частности канадцы, после капитуляции Германии вплоть до 1946 года, а вероятно и позднее сохраняли немецкие военные структуры, и в частности 25-ю немецкую армию. Это делалось в нарушение и Ялтинских и Потсдамских соглашений.

А ведь общепринято считать, во всяком случае в советской военно-исторической литературе, что союзники сохраняли соединения Вермахта лишь считанные недели после 9 мая 1945 и вскоре под нажимом советской стороны перевели немецких солдат на положение военнопленных.

Быть может здесь и кроется секрет мгновенного создания Бундесвера, когда Германии разрешили иметь армию? Может быть в западной зоне оккупации Вермахт и не был распущен вовсе? Может быть этим и объясняется столь краткий срок плена немецких солдат у союзников? Быстро же, весьма быстро нас превратили из союзников во врагов, а немцев из врагов в союзники западных стран.

Думается, что нам стоит помнить это двуличие и коварство Европы, и не  стоит столь широко распахивать свои объятия, а помнить, что Европа всегда держит против нас камень за пазухой.

В Польше в период 45-47 годов было обезврежено около 14-15 миллионов мин.

В Советском Союзе задача разминирования была целиком возложена на армию. Каждый полк получал определенную территорию, за минную безопасность которой он отвечал. Там, где воинских частей не было, местными военкоматами за счет средств армии   создавались из молодежи призывного возраста роты и батальоны разминирования. После непродолжительного обучения (4-6 месяцев) эти роты и батальоны производили очистку своих районов. В период 45-49 годов призыва в армию в Советском Союзе не производилось, а работа в таких местных батальонах приравнивалась к военной службе и участию в боевых действиях.

Вопреки расхожим утверждениям иностранных источников в СССР военнопленные  к разминированию не привлекались совсем, т.к. в силу подозрительности тогдашнего советского руководства у него существовали опасения, что пленные будут похищать, попавшие к ним в руки мины и использовать их для диверсионных и террористических актов.

Принятыми мерами к 47-му  году очистка территории СССР от мин и взрывоопасных предметов была закончена.
По данным М.Кролла на территории СССР в 45-46 годах было снято 58.9 мл. мин, но вероятнее всего в это число входят также и все другие взрывоопасные предметы (снаряды, бомбы, минометные мины, ручные гранаты и т.п.)

Примерно такая же картина наблюдалась и в других странах, где прокатилась война. В целом можно сказать, что к 1947-49 годам минной опасности уже не существовало. Оставались неснятыми в сравнительно небольших количествах мины, которые по большей части находились в труднодоступных или редко посещаемых местностях.
По оценкам М.Кролла в течение первых двух послевоенных лет было снято и уничтожено около 90 миллионов мин, т.е. минная опасность в целом была ликвидирована. Это оказалось возможным потому, что разминирование осуществлялось под постоянным и жестким контролем заинтересованных в восстановлении нормальной жизни правительств большинства стран, пострадавших от войны, государственными же организациями. Как правило, это были армейские части, а в  странах Европы использовались и военнопленные. На разминировании в европейских странах, исключая СССР, было задействовано от 10 до 25% всех военнопленных.
И напротив, там, где правительству было глубоко безразличны судьбы своих граждан, минная опасность сохранялась долгие годы. Например, в Ливии еще в 1980 году 37% земли было недоступно для сельскохозяйственного производства, хотя страна на взрывоопасных предметах теряла до 3 тыс. голов скота ежегодно.

Отсюда простой вывод - минная опасность не есть результат применения мин во время войны, а есть результат безразличности государственных чиновников, в том числе и самого высшего ранга к проблемам послевоенного восстановления страны. Тем более, что в послевоенной общей засоренности территорий взрывоопасными предметами мины составляют не более 5-9% (максимум до 20% и то только в первый год), и из всех взрывоопасных предметов мины являются наиболее предсказуемой, легко разыскиваемой и нейтрализуемой категорией всех остатков войны, чего не скажешь, например об авиабомбах, которые заглубляются в землю на 5-9 метров и могут появиться из земли даже и  через пятьдесят лет, а в силу своей прочности и герметичности сохраняют полностью свои взрывные качества.

В книге М.Кролла "The History of Landmines" приводятся весьма любопытные данные - всего с 1939 по 1945 годы было установлено около 110 мл. мин. Из них в 45-49 годах было снято и уничтожено 94 мл.530 тыс. Остальные 15мл. 470 тыс. частично сработали по цели в период войны, частично были уничтожены в период войны,  в единичных экземплярах  остаются в земле по сей день.

Конечно, из всех этих цифр наиболее точные (относительно) это касающиеся количества снятых мин. В отношении остальных данных истину установить теперь уже невозможно, т.к. значительное количество мин изготавливалось в войсках и в число 110 мл., естественно, не попали;   большое количество мин неоднократно снималось и использовалось повторно; английские и американские минеры во время войны не утруждали себя составлением отчетной документации по минированию, что было обязательным и безукоснительно выполнялось как в Красной Армии, так и в Вермахте.

Однако, в целом можно сказать, что подавляющее большинство мин по своему прямому предназначению в смысле уничтожения танков и солдат так и не сработало. Всеобщее внимание к минам скорее есть результат их основного поражающего фактора - воздействия на психику людей, обычно в военной среде называемого "минный страх" или "минобоязнь". Вот в этом плане мины свое предназначение полностью выполняли и во время войны, и выполняют по сей день.

Образно говоря, минный ужас как привидение  витает над полями былых сражений и ранит души людей десятилетиями. И избавиться от него столь же невозможно, как невозможно избавиться от  привидений Тауэра...

Примечание автора.  ....но можно очень неплохо зарабатывать на этом минном привидении, что весьма успешно делают все эти фирмы "гуманитарного разминирования" (RONCO, UK, MineTech, HELP, RS Civil Protection, STOP Mines, ITF, Альфа-Б, Эмерком, Трансимпекс, HALO Trast, UNIEXPL, FORT, Medecop, UNIPAK, Detector, Оktol, Amfibija, BH Demining, Si Company , Cum Call, и т.д. и т.п.), пугая доверчивого обывателя душещипательными фотографиями безногих детей и поднимая грандиозную шумиху с помощью Оттавских Конвенций.

Одновременно с грандиозными мероприятиями по очистке территорий от остатков войны в эти же годы  о начался период осмысления  итогов войны, осмысление роли и значения различных видов оружия в боевых действиях.

Начавшаяся после знаменитой фултонской речи Черчилля так называемая Холодная война не позволила военным как западных стран, так и Советского Союза отнестись благодушно ко всем факторам достижения успеха в войне. С одной стороны Запад смертельно боялся очень усилившего свои позиции Советского Союза, с другой стороны СССР опасался, что может оказаться не в состоянии противостоять объединенным силам Запада. В такой обстановке невозможно было пренебрегать ни одним видом оружия.

Трудно сказать, когда появился сам термин "минная война". Во всяком случае до Второй Мировой войны мины рассматривались как как вспомогательное, второстепенное  оружие. В ходе войны применение мин возрастало, но и к моменту окончания боевых действий мины так и не вышли окончательно из разряда вспомогательного оружия.

Впервые автор встретился с этим термином году в семидесятом, когда специалисты ГРУ перевели на руский язык  китайский документ "Наставление по минной войне для НОА Китая". Этим наставлением предусматривалось массовое применение мин как регулярными частями китайской армии, так и ополченцами, и даже мирными жителями. В этом документе автор впервые столкнулся с тщательно разработанной, обоснованной, целенаправленной тактикой минной войны. Ведение боевых действий этой войны предусматривало ряд этапов - минная остановка, минное окружение, минная блокада, минная изоляция, минное уничтожение. Т.е. последовательно, наращивая количество и плотность минных полей, предполагалось остановить наступающего противника, затем исключить его маневр в любую сторону, далее лишить возможности подвоза материальных средств, питания, эвакуации раненых. Минная изоляция предусматривала уже установку мин между подразделениями, вплоть до отделения, а минное уничтожение предполагало доведение минного страха до того, что солдаты противника боятся даже выйти из машины, танка, оставить палатку или блиндаж.

Разумеется, что все это возможно только при огромном расходе сил и времени, но уж если китайцы в те годы одними лопатами прорыли 800-км. судоходный канал, то уничтожить минами полк или даже дивизию при их невероятном трудолюбии вполне реально. Тем более, что этим Наставлением предполагалось, что даже взрывчатку ополченцы будут приготавливать сами из подручных материалов (уголь, селитра, сера, с/х удобрения и т.п.).

Над этим Наставлением можно было бы смеяться, но вскоре появляются Полевые Уставы Армии США, где тактика минной войны рассматривается  уже с позиции высокоразвитой индустриальной страны. К настоящему времени пятая глава  FM 5-102 называется "Mine warfare". Минной же войне посвящен весь устав FM 20-32 "Mine/Contermine Operation".

Развитие минного оружия в послевоенный период можно довольно условно разделить на ряд этапов, плавно перетекавших один в другой. Для всех этапов общим было то, что минные действия и контрдействия во всех армиях стали неотъемлемой частью общевойскового боя, операции, инженерные подразделения обязательным элементом боевого порядка, а их действия указываться в Боевых Уставах.

istoria-min-995.gif (6434 bytes)Первый послевоенный этап можно назвать этапом "развития совершенных мин ручной установки".  Прототипом многих послевоенных противотанковых мин стала немецкая мина Tmi 42. В СССР к 1949 году была разработана противотанковая круглая металлическая мина ТМ-46, напоминавшая своей формой, принципом действия и устройством Tmi 42.  В США в 53-м на вооружение принимается М15, в Англии Mark7, во Франции  Mod 47, Mod 48.

Немецкая противопехотная выпрыгивающая Springmine стала прототипом советской ОЗМ-3 и ОЗМ-4, появившихся в 51-м, немецкой DM 31, американской М2( чуть позднее М16). В отношении осколочных противопехотных выпрыгивающих мин отчетливо проявляется тенденция к увеличению из размеров и массы. Так в СССР кроме мины довоенной разработки ОЗМ-152 появляется мощная мина ОЗМ-160.

Французы разработали свою противопехотную осколочную мину направленного действия в 1947 году, но применять ее стали американцы во время корейской войны в начале 1950-ых. Подобная французской американская мина была разработана и поставлена в производство в 1953, но она опоздала принять участие в Корейской войне. Названная M18  Claymore  она впервые была применена во Вьетнаме в 1961 году.

К фугасным  противопехотным минам в пятидесятые годы интереса проявлялосьistoria-min-2-6.jpg (5303 bytes) довольно мало. Только в СССР в 49-м появляется пластмассовая противопехотная фугасная мина ПМН.

В те же годы развитие получают объектные, железнодорожные и автодорожные мины. Собственно, развитие получают взрыватели замедленного действия с часовым механизмом ( советские ЧМВ-16, ЧМВ-60, ЧМВ-120 со сроком замедления от 16 до 120 суток), с химическим замедлителем, с перерезаемым металлоэлементом ( советские ВЗД-2, ВЗД-4 со сроком замедления от 2 мин до  72 часов); а сами мины, представляют собой заряд ВВ требуемой мощности, в который и вставлен взрыватель. Для железнодорожных и автодорожных мин разрабатываются взрыватели с сейсмическими, магнитными датчиками цели.

Однако в эти же годы начинает выявляться несоответствие мин  ручной установки тактике общевойсковых подразделений, становящихся все более подвижными.  Прежде всего это касалось танковых войск. Уже Вторая Мировая война выявила, что минные поля, устанавливаемые в ходе боя в 2-5  и более раз эффективнее, устанавливаемых заблаговременно. Если последние в большей степени играли роль сдерживающих препятствий , вынуждая противника заранее тратить силы,  время и средства на контрминные мероприятия, то первые в большей степени  играли роль нанесения потерь в танках, т.к. противник их обнаруживал лишь с началом подрывов своих танков и лишь затем роль внезапных минных полей начинала совпадать с ролью плановых. Кроме того,  мины расходовались  лишь в той степени, какая диктовалось конкретной обстановкой.
Однако достаточно быстро устанавливать внезапные минные поля вручную невозможно и минеры оказываются не в состоянии выполнить свою задачу.

Корейская война

Первым крупным военным столкновением второй половины XX века была Корейская война 1950-54гг. К этому времени уровень развития минного оружия оставался в целом на уровне момента окончания Второй Мировой войны.

Характерный гористый рельеф Кореи способствовал широкому применению мин и обе стороны использовали их весьма широко. Достаточно сказать, что если в Европе на каждый подбитый танк расходовалось до 2 тыс. мин, то в Корее всего 80 штук. На минах войска ООН в Корее потеряли 38% танков против 19-20% во время сражений в Европе. Потери в личном составе в американском контингенте составили 1.65% убитыми и 3.32% ранеными.
Сначала войска ООН и южнокорейская армия не использовали мины, но быстрый рост танковых частей северокорейцев вынудил США в срочном порядке доставить из Европы около 2.5 мл. противотанковых мин типа М6. Южнокорейская армия не имела опыта минной войны и первоначально солдаты использовали мины в качестве подрывных зарядов, с которыми они бросались на или под танк и погибали вместе с ним. Другой способ  состоял в том, что солдат, пробегал перед движущимся танком, таща за собой на веревке мину, стараясь, чтобы мина попала под гусеницу.

istoria-min-4-c.jpg (6102 bytes)С вступлением в бои  под эгидой ООН экспедиционных сил западной коалиции, минирование в Корее с их стороны стало носить обычный традиционный характер. Американцами в   основном использовались противотанковые противогусеничные мины времен Второй Мировой войны М6А1 и М7А1. Несколько позднее (к 1965 году) появилась противобортовая мина М24, созданная по типу немецкого гранатомета Панцефауст.

Существенными недостатками минирования, применявшегося в основном американцами, было пренебрежение ведением отчетной документации по минным полям и неиспользование элементов неизвлекаемости. Это приводило к тому, что американские танки и солдаты нередко погибали на своих собственных минных полях или на минах, снятых и вновь установленных северокорейцами. Имели место и элементарная расхлябанность, и даже продажа мин северокорейским партизанам. Так, ревизия, проведенная штабом 8-й американской армии, выявила, что из 120 тыс. мин, выданных в войска, имеется в наличии мин  или имеются формуляры на установку мин всего на 20 тыс. штук. О судьбе остальных 100 тыс. мин никто так и не смог дать убедительных объяснений. Часть из этих мин была обнаружена просто напросто брошенными  на свалках.
В одном из инцидентов австралийский батальон потерял 50 солдат, когда он случайно зашел наistoria-min-4-b.jpg (14541 bytes) минное поле, установленное канадцами, не удосужившимися ни составить формуляр, ни даже предупредить соседей.

Уже в ходе корейской войны американское командование и командования союзных армий были принуждены понять, что опыт Второй мировой войны в области минного оружия ими учтен недостаточно, и что мины окончательно стали одним из важных боевых средств. Обучение минированию и контрминной борьбе стало уделяться гораздо больше внимания. На снабжение американских войск стала поступать давно разработанная, но не внедренная в производство версия немецкой S.Mi.35 под индексом М2 (позднее, более близкая к S.Mi.35 американская М16)  и копия немецкой же Schue.Mi.42 под названием Red Schu.

Позднее  американцами будут разработаны и приняты на вооружение миниатюрная нажимная мина М14 и осколочная мина направленного действия М18 Claymore.

istoria-min-4-a.jpg (5340 bytes)Англичане во время войны в Корее использовали чаще других противопехотную мину 6Mark1(6Mk1 или No.6) разработки 1948г. и тяжелую противотанковую Mark7 (Mk7) разработки 1950г.

Северокорейцы и китайские части по большей части использовали чрезвычайно простые и дешевые в производстве, но очень эффективные и необнаруживаемые миноискателями мины советских типов времен Второй Мировой войны противотанковую ТМД-Б и противопехотную ПМД-6. Обученные советскими инструкторами, передавшими им не только технологии изготовления этих мин, но и свой опыт минирования, северокорейцы и китайцы использовали мины очень широко и с большим успехом.

Контрминная борьба в корейской войне не отличалась от  того, что использовалось союзниками во время боев в Северо-Западной Европе 1944-45гг. Основным методом поиска мин был ручной с помощью щупов. Из-за того, что коммунистические войска использовали необнаруживаемые деревянные мины, миноискатели были бесполезны, а появившийся в это время американский миноискатель для поиска неметаллических мин AN/PRS-1 также оказался неэффективным, т.к. одинаково реагировал и на деревянные мины, и на камни и даже комья земли. Использование цепных и катковых тралов было крайне ограниченно из-за сложного гористого рельефа местности.

Общий вывод из итогов корейской войны заключался в том, что мины окончательно стали важным  и обязательным оружием,  минные поля неотъемлемым элементом системы обороны, а минирование и контрминная борьба обязательным элементом тактики общевойскового боя. Собственно, это было ясно еще в период Второй Мировой войны, но армии европейских стран, исключая Германию и СССР пренебрегли этим опытом и им пришлось его вновь осваивать во время корейской войны.

Понимание того, что мины стали важным боевым средством на поле боя  повлекло за собой разработку новой концепции тактики минирования, а именно массового минирования. Однако такая концепция вступила в противоречие с   крайне медленным ручным способом минирования, что не отвечало ни новой концепции, ни все возрастающей подвижности войск, вследствие их все большей механизации.

Поэтому, с  начала шестидесятых годов начинается второй этап развития минного оружия - этап механизации установки мин. Первоначально пытались (и не безуспешно) решать вопрос механизации минирования созданием машин, названных "минными раскладчиками" или "минными заградителями". Простейшими раскладчиками, представлявшими собой деревянные лотки, прицепляемые к заднему борту автомобиля, пользовались еще в годы Второй Мировой. Мины раскладывались по полю, а минерам оставалось лишь вворачивать в них взрыватели, зарывать в землю  и переводить в боевое положение.

К шестидесятым годам в Советской армии был принят на вооружение прицепной минный раскладчик ПМР-2. Собственно, он отличался от простейших лишь тем, что лотки были металлические и размещались на одноосном прицепе. Однако очень быстро он сменяется прицепным минным заградителем  ПМР-3. Здесь мины не просто раскладывались, а с заранее задаваемым шагом минирования в 4 или 5.5 метров. Более того, он сам переводил мины в боевое положение и мог раскладывать их на поверхность, или закапывать в грунт. К этому заградителю была разработана новая мина ТМ-57 со специальными взрывателями МВЗ-57. Механизм заградителя в определенный момент нажимал кнопку предохранителя, находившуюся на верхней плоскости взрывателя, начинал работать часовой механизм, который через 2-3 минуты ставил взрыватель в боевое положение. В автомобиле-тягаче помещалось 200 мин, расчет заградителя - 5-6 человек. Три заградителя выставляли противотанковое трехрядное минное поле длиной около 800 метров за 20-30 минут.

istoria-min-4-6.jpg (10537 bytes)Следом разрабатывается гусеничный вариант заградителя ГМЗ. Три ГМЗ уже могли выставлять трехрядное минное поле длиной 850 метров всего за 12-15 минут. Таким образом к началу семидесятых годов Советский Союз намного опережал западные страны в средствах механизированного минирования. США только в 72-м году принимает на вооружение прицепной минный заградитель М57, Великобритания в 69-м, Франция в 77-м.

В шестидесятые же годы продолжается совершенствование мин. Развитие средствistoria-min-997.gif (4620 bytes) разведки (миноискатели, металлодетекторы) побуждает конструкторов к созданию мин, не обнаруживаемых ими (пластмассовые, деревянные) со взрывателями или вовсе не имеющих металлических деталей, или имеющих их минимум. Кроме того, появляются взрыватели, срабатывающие от магнитного поля миноискателя, от воздействия на мину простого щупа.

Стремление снизить расход мин на километр минного поля и повысить их эффективность, приводит к развитию противоднищевых мин, поражающих танк в днище кумулятивной струей; и взрывателей, сначала наклонного типа, а  позднее взрывателей, реагирующих на магнитное поле танка. В СССР это ТМК-2, и ТМ-72,  в США М21.

Начало созданию этого типа мин положили немцы еще во время Второй Мировой войны созданием мины Stabmine 43. У немцев  же  во второй половине  войны с появлением одноразовых ручных противотанковых гранатометов   Panzerfaust,   появилась противоднищевая выпрыгивающая мина istoria-min-2-8.jpg (2801 bytes)Hohlladungsspringmine 4672 .Но широкого применения этот тип мин в  годы войны не нашел.

К середине  шестидесятых  годов появляется новый тип  противотанковых мин - противобортовые мины, т.е. мины, поражающие танк в борт.
Начало этому типу мин также было положено еще в период Второй Мировой войны, istoria-min-2-7.jpg (4032 bytes)когда у Красной Армии в 1942 году появилась противобортовая мина ЛМГ. Солдаты и Вермахта и Красной Армии также импровизировали из Panzerfaust  противобортовые кумулятивные мины. 

Однако промышленного изготовления противобортовые мины появились в США в 1965 году (М24 и М66). Разработаны они были на базе гранатомета М72А2. Вскоре в 1972 году в СССР  появляется противобортовая мина ТМ-73, разработанная на базе одноразового гранатомета РПГ-18 "Муха". Однако такие мины не отличались высокой эффективностью из-за трудностей, связанных с невозможностью учесть скорость движения цели, невозможностью   предугадать силу и направление ветра в момент срабатывания, в то время, как на эффективность очень сильно влияет точность прицеливания.
istoria-min-9992.jpg (8167 bytes)В 1969 году во Франции появляется противобортовая мина MAH mod. F.1, основанная на ином принципе - принципе ударного ядра, образующегося из обкладки кумулятивной воронки мины. В СССР  аналогичная мина ТМ-83 появляется на вооружении в 84-85 годах. Подобная мина  появляется в Швеции (снимок слева).
Эти мины оказались более эффективными, но возможность их применения носит ограниченный характер, т.к. ими можно минировать только узкие проходы, дороги и устанавливать можно лишь одиночно или небольшими группами, но не в виде минных полей.

До середины шестидесятых годов США и другие западные страны большого интереса к противопехотным минам не проявляли, т.к. оперативное искусство того времени полагало основной ударной силой танки, поддерживаемые мотопехотой на бронетранспортерах. 
А противопехотные мины в США рассматривались   и рассматриваются сегодня скорее как способ охраны противотанковых мин от саперов противника, нежели как самостоятельное препятствие. По этой причине в тактике минной войны США нет деления минных полей на противотанковые и противопехотные. Во всех минных полях доминируют противотанковые мины, а противопехотные располагаются между ними в соотношении 1:8 или даже до 1:20. Обратное соотношение ПТМ и ППМ уставами США предусматривается лишь для Индокитайского театра военных действий. Роль убийцы пехоты возлагалась сначала на химическое, а затем на ядерное оружие.

В начале шестидесятых рождается совершенно новый тип объектных мин - ядерные мины (фугасы). По одной из концепций новой мировой войны в Европе предполагалось, что войну начнет СССР стремительным ударом танковых соединений с территории  ГДР в общем направлении на атлантическое побережье Европы. Для противодействия,  с целью выигрыша во времени в 3-5 суток, необходимых для развертывания сил NATO, предполагалось уже в мирное  время в ФРГ по границе с ГДР оборудовать цепь минных колодцев с системами управления на важных гидротехнических сооружениях (мосты, плотины, шлюзы), узлах дорог и других ключевых пунктах. При   угрозе войны (а частично и постоянно) в них должны были закладываться ядерные заряды мощностью в тротиловом эквиваленте от 10 тонн до 100 килотонн. В случае начала войны и угрозе прорыва советских танков эти ядерные мины должны были быть взорваны, в результате чего образовывалась зона сплошных завалов, пожаров и радиоактивного заражения.

В США было разработано и испытано в 1955-56 годах по меньшей мере три образца таких мин.
Одна из них имела переменную мощность от 10 тонн  до 10 килотонн, имела общую массу 680 кг. и управлялась по командной радиолинии или по проводам.
Второй тип ядерной мины имел мощность от 500 до 1000 тонн, массу 227 кг., управление по командной радиолинии или по проводам.
Третий тип предназначался для оперативного минирования и должен был поступить на вооружение Сил Специальных Операций (SOF). Он имел мощность около 2-10 тонн тротилового эквивалента, переносился в двух наспинных ранцах (общая масса 45 кг.). Взрыв мог осуществляться только временным взрывателем по истечении заданного срока замедления. 

Однако эксплуатационные характеристики, в частности по защите персонала от  радиоактивного излучения, оказались неудовлетворительными и на вооружение эти мины приняты  не были. Дальнейшие американские разработки в этой области были свернуты, в частности из-за резкого недовольства ряда западных правительств подобными планами США. Однако есть основания полагать, что США в целом от подобных мин не отказались. Известно, что в составе Сил Специальных Операций армии США (SOF) имеются подразделения, обучаемые применению так называемых "особых устройств".
Так, в январе 1985 года стало известно, что армия США хранит на территории ФРГ ядерные переносные заряды весом  25 кг. Депутат бундестага от СДПГ Х.Юнгман заявил, что в казарме при ядерном арсенале в Келлингхаузене (Земля  Шлезвиг-Гольштейн) размещается американская рота SOF обученная обращению с ядерными минами.

А.Б.Широкорад в своей книге "Атомный таран", ссылаясь на "Справочник по ядерным боеприпасам США (1962-1992)" автора В.М.Лобова   пишет, что армия США имела в разные годы следующие ядерные мины:
*1953-1987 годы - M59 ADM-B. Мощность 70 килотонн. Общий вес мины 770кг.
*1957-1963 годы - Т-4. Мощность 20 килотонн. Общий вес мины неизвестен.
*1953-1987 годы - M-31 HADM. Мощность 20 килотонн. Общий вес мины 650кг.
*1961-1966 годы - XM-113 TADM. Мощность 500 тонн. Общий вес мины 381кг.
*1953-1987 годы - M-167  MADM. Мощность 10 килотонн. Общий вес мины 159кг.
*1964-1990 годы - M-159 Mod. 1 SADM. Мощность 10 тонн. Общий вес мины 68кг.
*1965-1990 годы - M-159 Mod. 2 SADM. Мощность 250 тонн. Общий вес мины 68кг.
*1965-1984 годы - M-175  MADM. Мощность 1 килотонна. Общий вес мины 159кг.

Насколько достоверны приводимые Широкорадом сведения трудно судить, тем более, что в этой же главе он описывает мифический советский ранцевый ядерный боеприпас РЯ-6 массой около 25 килограмм и имеющий мощность  200-1000 тонн. Это нереально. Именно довольно большой минимальный вес ядерного боеприпаса ( порядка 60-65 кг.) воспрепятствовал созданию ядерных артиллерийских снарядов калибра меньше, чем 155 мм.
Вдобавок, в советской военной доктрине отсутствовала  концепция использования ядерных боеприпасов в виде возимых или переносных устройств. Останавливать наступающие войска NATO предполагалось иными средствами.

А вот довольно значительное количество американских минных колодцев и по сей день существующих на территориях по бывшей границе ФРГ и ГДР неопровержимо свидетельствуют о том, что у американцев такие планы и такие мины существовали.

Вьетнамская война

Вьетнамская война 1965-75гг. подтолкнула к развитию противопехотных мин, т.к. оказалось, что Вьетконг, не обладая танками и тяжелым оружием, компенсирует свою слабость активным применением пехоты и ведением войны партизанскими методами, а также самым широким использованием минно-взрывных заграждений и невзрывных ловушек, выводящих личный состав из строя. Вьетконговцы в качестве противопехотных мин чаще других использовали советские деревянные мины времен Второй мировой войны ПМД-6 (местного изготовления) и пластмассовые советские мины ПМН, получившие название у американских солдат "черная вдова" (Black Widow). Большое распространение у вьетконговцев получили самодельные мины, изготавливавшиеся из бамбуковых стволов или жестяных банок от горючего и снаряжавшихся взрывчаткой, добываемой из неразорвавшихся американских снарядов и бомб.

Своеобразным и очень результативным способом пополнения  вьетконговских   арсеналов минами были минные поля, установленные американцами, с которых партизаны ночами снимали то количество мин, какое им требовалось. Пренебрежение американцев к различного рода устройствам неизвлекаемости и необезвреживаемости мин и слабое наблюдение за минными полями дорого обходилось им. Из всех потерь от мин 16% американцы потеряли от своих же мин повторно установленных вьетконговцами. Австралийцы на таких "краденых " минах имели 50% от общего числа минных потерь.

Генерал Уэстморленд однажды был вынужден признать, что в провинции Phouy Tuy  из 20 тыс. противопехотных мин, установленных австралийским контингентом более 10 тыс. были сняты вьетконговцами и вновь установлены против австралийских солдат.

Особенностью вьетнамской войны было то, что здесь не было сплошной или хотя бы местами определенной линии фронта. Отсюда была иной и тактика вьетконговского минирования. Они не устанавливали минных полей со значительным расходом мин, а ограничивались установкой групп мин на дорогах и пешеходных тропинках. О том, насколько успешной была эта тактика и как велика была роль противотанковых мин говорят такие цифры:
* На шоссе №19 к востоку от Плейку с января по март 1967г. подорвалось 89 различных боевых и транспортных машин и еще 27 мин удалось обнаружить и снять;
*В северной тактической зоне 3-го армейского корпуса с июня 1969 за год подорвалось 350 машин и было обнаружено и снято еще 750 мин;
*Анализ потерь в боевой технике за период с ноября 1968 по май 1969 показал, что вьетконговские мины дали 73% всех потерь в танках и 78% потерь в бронетранспортерах.

Т.е. основным и едва ли не единственным противотанковым средством вьетконговцев были мины и потери они причиняли немалые.

Примечание автора. Неудивительно, что весь Западный мир так ополчился на мины. Ведь это оружие более слабой, обороняющейся   стороны и оружие очень эффективное, а в умелых руках и смертельно опасное, способное весьма существенно умерить аппетиты агрессоров.
Сегодня и в обозримом будущем Россия весьма слабая в военном отношении страна, а NATO  с момента своего образования и по сегодняшний день еще никого ни разу от агрессии не защищала, а вот сама на сегодняшний день агрессором является (достаточно упомянуть Югославию). Так стоит ли нам внимать этому лицемерному забугорному противоминному вою различных рангов и калибров "гуманистов и правозащитников" и их российских подпевал, от которых за версту тянет запашком генерал-предателя   Власова?

Размах минных мероприятий вьетконговцев с течением времени стал столь велик, что как признают сами американцы, приходилось практически ежедневно проверять на мины всю дорожную сеть. При этом использовать механизированные средства траления часто не представлялось возможным, т.к. плужные выкапывающие тралы (весьма эффективные сами по себе) фактически просто-напросто уничтожали дорожное полотно и оно становилось непригодным для колесных машин.
Хорошие катковые минные тралы американцы так и не создали. Во Вьетнам их было поставлено всего 27 экземпляров и популярностью в войсках они не пользовались.
Несколько больший успех давали розыскные собаки, но и они, как оказалось, пропускали около 16% мин и одна собака могла работать эффективно не более 1-2 часов.
Программа премирования местных жителей за доносительство об известных им фактах минирования дала всего 0.6% от общего количества обнаруженных мин.
На каждое новое контрминное мероприятие американцев вьетконговцы немедленно отвечали новым, более изощренным способом минирования.
Частично проблему противодействия минированию удалось решить за счет плотного и постоянного патрулирования дорог, установкой вдоль дорог датчиков, реагирующих на движение вблизи от дороги, беспокоящими обстрелами подозрительных   территорий, постоянным барражированием вертолетов над дорогами и в полосе местности на 10-12 км от дороги. Однако полностью решить эту проблему до конца войны так и не удалось.

Весной 1969 года в Южный Вьетнам начали поставляться советские противоднищевые кумулятивные мины ТМК-2, в результате чего потери американцев как а бронетехнике, так и в личном составе резко возросли. Эта мина в отличие от противогусеничных мин уничтожала танк или бронетранспортер полностью вместе с экипажем. Солдаты стали предпочитать ездить на крышах бронетранспортеров, полагая, что от пуль снайперов они несут потерь меньше, чем от противоднищевых мин.

К 1969 году потери американских пехотинцев на противопехотных минах составляли от 16 до 30% всех потерь. Командир 1-й дивизии морской пехоты докладывал, что мины  дают до 75% всех потерь в личном составе.

Таким образом, во вьетнамской войне мины стали решающим элементом в выведении из строя американской техники и личного состава. Командование американских войск нашло выход в активизации использования вертолетов для переброски подразделений и это на первом этапе свело практически к нулю потери американцев на минах. Однако вьетконговцы первыми в мире разработали и внедрили в боевую практику противовертолетную мину "Конг Труонг" (Cong Truong), которые устанавливали в местах вероятной посадки вертолетов и высадки тактических десантов. Собственно, это была импровизация из американской противопехотной шрапнельной мины М16, в которой нажимной взрыватель заменялся простейшим электрозамыкателем из двух жестяных пластинок. Поток воздуха от садящегося вертолета прижимал одну пластинку к другой и  поток шрапнели из взорвавшейся мины пробивал днище вертолета, поражая экипаж и топливные баки. Вместо потерь в танках американцы стали нести потери в вертолетах.

Но на помощь американцам в 1971 году пришел новейший способ расчистки джунглей для обеспечения возможности посадки вертолетов - авиабомбы объемного взрыва. Одна такая бомба при взрыве давала ударную волну мощностью 22 кг/кв.м. на площади 182 кв.м.  На этом месте полностью сдувалась вся растительность и подрывались все мины. Посадка вертолета становилась абсолютно безопасной.

Развитие противопехотных мин, особенно фугасных,  со второй половины шестидесятых годов шло одновременно в двух направлениях:
-1.минимизация размеров мин;
-2. создание средств дистанционной доставки и установки этих мин к месту применения.
Минимизация размеров преподносилась под видом концепции "гуманного минного оружия" по которой целью противопехотных мин становилось не уничтожение солдата противника, а выведение его из строя (ранение). Однако,  в действительности минимизация, а следовательно и снижение массы заряда, снижение поражающей способности давали следующие преимущества:
-значительное удешевление каждого экземпляра мины;
-гораздо большее количество перевозимых (переносимых мин) при том же весе;
-возможность создавать гораздо большую плотность минного пола, а значит и вероятность поражения солдат противника;
-гораздо большие трудности для противника по поиску и обезвреживанию мин;
-ранение, а не убийство солдата противника создает противоположной стороне массу проблем по эвакуации раненого, его лечению, перегружает его медицинские средства, отвлекает большое количество персонала;
-раненый подобными минами солдат, как правило, оказывается калекой, неспособным ни к военной службе, ни к гражданской работе, и следовательно, бюджет государства перегружается непроизводительными расходами по дальнейшему лечению таких инвалидов, их пенсионному и социальному обеспечению;
istoria-min-998.gif (3572 bytes)-появление в тылу большого количества жертв войны крайне отрицательно сказывается на моральном состоянии всего населения;
- минимизация мин решает проблемы механизации и дистанционной доставки мин  местам применения.

Первые образцы минимизированных мин предназначались для ручной установки. Это английские мины  6Mark1, 7Mark1, 5Mark1, американские мины М14 и М25LC.

К концу 1969 года  времени войска США и войска правительства Южного Вьетнама уже теряли контроль над обширными территориями страны и не могли в должной мере препятствовать передвижениям вьетконговцев и сосредоточениям их сил.  Отсюда родилась идея   дистанционного минирования путей движения партизан с использованием самолетов и вертолетов.

Эта идея не была новой. Несколько переделанная немецкая авиационная  система периода Второй Мировой войны   Spreng Dickenwend -2 (SD-2) "Schmetterling"  под индексом М83 применялась американцами еще в корейскую войну 1950-54гг.. Тогда же американский корпус морской пехоты использовал первую воздушно-разбрасываемую противотанковую мину Douglas Model 31, начиная с 1952  года. 

Во Вьетнаме американцы  вспомнили о системе SD-2 и вновь стали ее использовать под индексом М83. Однако вскоре выяснилось, что эта бомба-мина не вполне удачна, т.к. крылья застревают в густой растительности джунглей и не достигают земли. Американцы в срочном порядке стали варьировать эту систему и выпустили целую серию подобных мин BLU 2, BLU 3, BLU 24, BLU 26 и BLU 61.  Из-за поспешности в разработке все они страдали многими недостатками и большинство из них не взрывалось тогда, когда это надо. Многие тысячи этих мин вьетконговцы собирали и использовали против американцев же.

Первым серийным образцом дистанционно устанавливаемой противопехотнойistoria-min-2-9.jpg (2042 bytes) фугасной мины, явилась мина, известная  под названием Grevel ("Гревел"). Эти мины представляли собой мешочки из водоотталкивающей ткани, внутри которых находилась смесь гексогена с азидом свинца, уложенная между двух пластмассовых или фибролитовых пластинок. Никаких взрывателей в этих минах нет, т.к. азид свинца очень чувствительное инициирующее взрывчатое вещество, а гексоген достаточно мощное бризантное ВВ. Мины  укладывались в кассетные авиабомбы типа SUU-41B/A в количестве от 1470 до 7500 штук в зависимости от конкретной марки мины и заливались фреоном, игравшим роль предохранителя. После выбрасывания мин из кассет фреон испарялся и мины становились чувствительными к надавливанию.
При наступании человека на мешочек и сдавливании ВВ между пластинок происходит взрыв, причиняющий ранение стопе ноги. Однако эффективность этой мины оказалась невелика, также как и мины "Фрагмакорд", которая представляла собой отрезок детонирующего шнура с надетыми на него металлическими кольцами.
Вскоре на вооружение поступает малогабаритная фугасная istoria-min-999.jpg (1756 bytes)противопехотная мина BLU-43/B "Dragontooth" (ее полным аналогом является советская мина ПФМ-1). 78 мин, помещались в кассете. Около 80 кассет подвешивались в контейнере по бортам вертолета. Минирование производилось выстреливанием мин из кассет и разбрасыванием их по местности. В целях исключения случайного подрыва на этих минах своих солдат, они оснащались системой самоликвидации, обеспечивающий взрыв мины, по истечении заданного срока.

istoria-min-2-91.gif (3310 bytes)Следом армия США во Вьетнаме получает мину BLU 42/B, которая также устанавливалась с помощью самолетов или вертолетов.

Арабо-израильские войны 1956, 1967, 1973   годов подтвердили тезис о том, что в современных боевых действиях при умелом использовании мины дают нередко решающий результат. Так,  в 1956 году в бою у Аим Агела израильская рота на полугусеничных транспортерах попала на минное поле и половина машин была уничтожена минами, а вторую, потерявшую способность к маневру, расстреляли арабы из противотанковых орудий. В 1967 году израильское наступление было остановлено у Ум Катаха практически одними египетскими минами. В 1973 году уже египетская 25-я бронетанковая бригада оказалась зажата между минным полем и позициями противотанковых средств израильтян и была уничтожена, потеряв 86 танков и все бронетранспортеры.

istoria-min-9991.gif (2755 bytes)Однако началом нового этапа развития минного оружия все же следует считать примерно 1973 год, когда на вооружение армии США поступила первая полноценная вертолетная система дистанционного минирования М56, которая  включала  в себя вертолет UH-1H c двумя, подвешенными к нему бомбовыми кассетами . В одной кассете помещалось   80 противотанковых мин М56.

К 1975 году США разрабатывают целое семейство систем дистанционного минирования, объединенное позднее в семейство FASCAM. Это семейство уже являлось обязательной неотъемлемой частью систем оружия концепции воздушно-наземной операции.
По этой концепции минному оружию отводится весьма значительная роль в сдерживании наступающего противника и нанесении ему значительных потерь. На дальних подступах противника встречают мины, установленные авиационной системой минирования Gator (на дальностях от 2500 км. до 24 км. до переднего края), затем в дело вступает вертолетная система дистанционного минирования AirVOLCANO. На расстоянии 18-24 км. от переднего края минные поля начинают выставлять артиллерийские системы минирования ADAM и RAAM. Непосредственно перед передним краем к делу подключаются наземные системы дистанционного минирования GroundVOLCANO, GEMSS. И наконец, с помощью системы MOPMS  обороняющиеся солдаты  выстреливают мины прямо в лицо атакующим.

Ряд европейских стран в эти же годы разрабатывают и внедряют в систему вооружения армий свои собственные системы сначала механизированной установки мин, а затем систем дистанционного минирования.

В СССР долгое время полагали, что преимущество в минном оружии, достигнутое в первой половине шестидесятых годов вполне обеспечивает войска. К гусеничному минному заградителю ГМЗ был добавлен его прицепной аналог ПМЗ-4 и вертолетная система минирования ВМР-2. Однако эти системы были устройствами, просто приспособленными для механизированной выкладки обычных противотанковых мин ТМ-57 и ТМ-62,   и  требованиям времени уже не отвечали. Развитие систем дистанционного минирования в СССР сильно запоздало, а стремление догнать США привело к прямому заимствованию и копированию первых и не самых  удачных американских систем и мин.
Это и мина ПФМ-1, точная копия очень скоро снятой с вооружения в США мины "Дрэгон Тус"; и  мины ПТМ-1, ПТМ-3, копии так и не принятых на вооружение в США образцов; это и комплект ПКМ, прообраз американской ручной системы минирования MOPMS; минный заградитель УМЗ поразительно напоминает систему Ground VOLCANO.
Да и в иных советских системах  дистанционного минирования ("Ураган", ВСМ-1, КМГ-У) явно заметно влияние американских.

С середины восьмидесятых годов наметилось и стало развиваться явное отставание советского минного оружия по сравнению с западными системами. Самое существенное отставание проявилось не столько в образцах мин и систем минирования, сколько в том, что если в США и других странах NATO минное оружие стало неотъемлемым элементом тактики и оперативного искусства, а следовательно развивается комплексно, целенаправленно, то в СССР единой концепции использования мин в их единой увязке с иными средствами ведения боя и сражения разработано так и не было.

С середины восьмидесятых годов по мере снижения расходов на оборону в СССР развитие минного оружия резко замедляется, а затем и вовсе останавливается. Это было связано с политическими процессами и катаклизмами, потрясавшими СССР в восьмидесятые - девяностые годы. Хотя, имеются весьма интересные и перспективные разработки российских конструкторов. Так, появилась противовертолетная мина ПВМ .

Во второй половине XX века характер войн значительно изменился. Они становятся менее масштабными и охватывают сравнительно небольшие регионы. Однако, если ранее небольшие страны обычно просто втягивались в орбиту войн, ведущихся крупными державами и их группировками, то теперь все чаще войны развязываются более или менее малыми странами и ведутся, в основном, между ними. Или же внутри этих стран возникают межэтнические, межпартийные, межрелигиозные конфликты. Все чаще заявляют о себе внутри стран, включая и крупные, различные политические, этнические и прочие группировки, желающие автономии в той или иной мере. Очень часто свои требования они выражают оружием. Общим моментом в таких конфликтах и локальных войнах является острый недостаток оружия и боеприпасов, неумение иррегулярных вооруженных формирований вести полноценный общевойсковой бой.
В то же время сами по себе взрывчатые вещества остаются весьма доступными, легко изготавливаемыми. Взрыватели натяжного и нажимного действия для самодельных мин также изготовить весьма легко. Отсюда пристальный интерес руководителей вооруженных формирований к минам в частности, и к минной войне в целом.

Простота изготовления мин,  и их сильное психологическое воздействие на бойцов противной стороны и мирное население, надежда на то, что мины могут помочь удержанию позиций, сокращению потребности в вооруженных подразделениях подталкивает руководителей группировок и полевых командиров к широкому   применению мин.

Все это приводит к появлению ряда особенностей таких минных войн. Во-первых, мины и минные поля ставятся бессистемно и безграмотно; во-вторых, вместо массированных протяженных минных полей часто устанавливаются небольшие группы мин и отдельные мины; в-третьих, обычно такие минные поля не прикрываются огнем; в-четвертых, как правило, эти минные поля и группы мин никак не фиксируются и отчетной документации по ним не ведется; в-пятых, появляется огромное количество различных типов самодельных мин кустарного и полукустарного производства, которые опасны и в производстве и в применении. Это приводит к тому, что все эти минно-взрывные заграждения, будучи не в состоянии полноценно   выполнять свои тактические задачи, становятся крайне опасными как для местного населения. так и для бойцов обеих сторон. Положение также усугубляется тем, что зачастую минно-взрывные заграждения устанавливаются вне какой либо военной необходимости в террористических целях или в целях мести. Поэтому  весьма широко применяются не только и не столько противотанковые и противопехотные мины, сколько мины-ловушки, объектные и противотранспортные мины, причем, по большей части простейшие, примитивные и устаревших конструкций.

Т.е. вторую половину XX века можно характеризовать не только появлением новых поколений весьма совершенных мин, но и расширением номенклатуры мин примитивных. Достаточно сказать, что только в Югославии в девяностые годы появилось не менее девяти подражаний советской противопехотной мине ПОМЗ-2.

В наибольшей степени такое применение мин характерно для Африки, где военная эпопея, начавшись еще в пятидесятых годах так называемыми национально-освободительными антиколониальными войнами, по мере крушения власти европейцев в колониях постепенно переродилась в нескончаемую цепь межэтнических, межгосударственных, гражданских войн. Среди стран Африки, где минная война приняла наибольший размах, обычно называют Анголу, Мозамбик, Сомали, Намибию, Родезию. Но в целом следует признать, что практически ни одна из африканских стран не избежала в той или иной мере этой беды.
Не осталась в стороне от дикой минной войны Азия, а с началом крушения социализма и некоторые европейские страны (в основном, страны, образовавшиеся на пепелище некогда процветавшей Югославии).

Родезийская война

Одним из характерных для того времени примером минной войны в локальном конфликте была война в Родезии, где белая часть населения объявила о независимости страны в 1965 году. Это спровоцировало вооруженный конфликт между белыми родезийцами  и чернокожими. В этом конфликте негритянские боевики, снабжаемые в изобилии советскими минами, развернули столь масштабную для этой страны минную войну, что вопрос стал ребром - или белые родезийцы сумеют нейтрализовать минирование или проиграют. Достаточно сказать, что с 1972 по 1980 год было отмечено 2405 подрывов автотранспорта на минах. в результате чего погибло 632 белых родезийца и 4410 было ранено.

Первым направлением контрминной борьбы белых стала разработка автомобилей, способных противостоять взрыву, что никем до этого не осуществлялось. Первые работы в этом направлении были импровизациями. Автомобиль Лендровер  снизу обшивался бронелистами, наклоненными так, чтобы отводить ударную волну в сторону, на пол укладывались резиновые емкости с водой, а на крышу машины укладывались в качестве амортизаторов резиновые шины (на случай переворачивания машины). Этим способом удалось при подрывах снизить гибель людей в автомобилях с таким оборудованием по сравнению с обычными  с 22% до 7.5%.
Затем был создан автомобиль "Гиена" с бронекузовом, имевшим снизу V-образную форму. Из 140 случаев подрыва этой машины на минах   погибло только 2 человека из 578, бывших в этих машинах. Но количество  ранений составило 21% и во всех случаях машина выходила из строя.istoria-min-4-d.jpg (7950 bytes)

Родезиец  Эрнест Коншэл (Ernest Konshel)   вскоре создает четырехместный бронеавтомобиль Леопард (Leopard), имеющий бронекузов V-образной формы, приподнятый над дорогой. Двигатель, трансмиссия и пассажиры помещались за броней. Мина выводила из строя только шасси,   которое сравнительно легко заменялось.

По этому типу вскоре были разработаны легковые  istoria-min-4-dd.jpg (6711 bytes)бронеавтомобили "Кагуар" (Cougar), "Ойяу" (Ojay) и "Куду" (Kudu),  и грузовики типа "Пума" (Puma) и "Крокодил" (Crocodile).

Это позволило снизить потери убитыми до 0.6% и ранеными до 18.5%.

Венцом работ в этой области явилось создание бронеавтомобиля миноискателя "Пуки" (Pookie). Имея, показавший свою полезность V-образный кузов монокок, эта машина вдобавок приобрела широкие шины, снизившие давление на грунт до величин, когда многие нажимные мины просто не срабатывали под ней, и металлодетектор, позволяющий отыскивать советскиеistoria-min-4-ddd.jpg (10910 bytes) металлические противотанковые мины типа ТМ-46, имевшиеся у черных партизан.

Успеху Пуки способствовал плотный твердый грунт Родезии и отсутствие в нем металлических загрязнений (осколки боеприпасов, руды металлов и т.п.) и высокая степень защиты экипажа. Это позволило расчетам этих машин за 4 года отыскать около 550 противотанковых мин.

Однако черные партизаны перешли к неметаллическим противотанковым минам и кроме того, стали охотиться за Пуки, подрывая их управляемыми по проводам минами и затем добивая из гранатометов или крупнокалиберных пулеметов.

Белые родезийцы в своем стремлении исключить поставки вооружения и боеприпасов черным партизанам из соседних стран попытались прибегнуть к сплошному минированию противопехотными минами границ страны. Не имея доступа на международный рынок вооружений из-за эмбарго, родезийцы стали изготавливать мины сами. За образцы были приняты простейшие советская мина ПМД-6 и английская 6Mk1 (No.6). Однако, в силу недостатка в минерах, полностью границу закрыть не удалось, да и давно известно, что минное поле, не прикрытое огнем стрелкового оружия и противотанковых средств,  становится просто источником пополнения минных запасов противной стороны, что происходило и в Родезии. Черные партизаны снимали эти мины и использовали их при минировании дорог, которые белые тоже не могли полностью контролировать.

В целом, в родезийской войне еще раз подтвердилось, что мины на современном этапе являются обязательным и весьма важным элементом локальной войны, позволяя слабым, плохо обученным и неспособным к настоящим боевым действиям вооруженным формированиям наносить грамотному и технически сильному противнику серьезные потери, затруднять его передвижения, блокировать целые регионы страны. Еще раз подтвердилось, что даже при крайне слабой промышленной базе возможно производство весьма примитивных, но ничуть не менее эффективных мин.
Родезийцы явились пионерами в создании нового средства контрминной войны - минозащищенных транспортных средств. Однако эти изобретения остались невостребованными в большинстве армий мира в силу того, что эти машины не обеспечивают надежного обнаружения мин и защищая экипаж от поражения минами, не могут создавать безопасных условий движения остальным машинам и пешим солдатам. Кроме того, после подрыва и эти машины теряют способность к движению, что в бою имеет решающее значение. Ведь главная задача любого противоминного средства состоит в обеспечении возможности движения войск через минное поле, а в послевоенный период надежное обнаружение и уничтожение мин. Этими возможностями Пуки в полной мере не обладала.

Афганская война

Война в Афганистане 1979-89гг. была типичной локальной войной конца XX века и минной войне здесь были присущи общие черты подобных войн в других регионах планеты. Здесь столкнулись с одной стороны регулярная, хорошо оснащенная самым современным оружием и боевой техникой европейская армия, с другой поспешно собранные, наспех обученные, но преисполненные решимости защищать свой образ жизни вооруженные формирования.

В то же время афганская война была очень специфична в целом и в области минной войны также. Наиболее характерными особенностями этой войны состояли в следующем:
1.Силы, противостоявшие Советской Армии ( далее по тексту будем называть их для краткости так, как их именовали у нас в те годы -"душманы") в разных частях страны и в различные годы как "правильную войну" (широкомасштабные боевые действия с использованием тактики подразделений регулярной армии), так и партизанскую или полупартизанскую войну.
2.Обе стороны, а не только более слабая (душманы), как это чаще бывало в подобных войнах в других странах, активно использовали мины.
3. Со стороны душманов минная война носила в большей степени наступательный характер, а со стороны Советской Армии чаще характер оборонительный.
4. Советская Армия в большей степени использовала противопехотные мины, душманы противотанковые мины.

Советская Армия использовала мины, в основном, для решения следующих задач:
А) Защита объектов (места постоянной дислокации, аэродромы, заставы (блок-посты), базы снабжения, туннели, мосты, линии коммуникаций) от нападений душманов и проникновения их диверсионных групп.
Б) Охранение во время боевых действий опорных пунктов, мест привалов, позиций артиллерии, узлов связи, полевых посадочных площадок вертолетов, полевых пунктов обеспечения материальными средствами.
В) Блокирование путей подхода душманов к коммуникациям, объектам или воспрепятствование отхода душманов после боестолкновения.
Г) Изоляция базовых районов подразделений душманов.
Д) Блокирование караванных путей, по которым из-за рубежа к душманам поступало оружие, боеприпасы, продовольствие.

Операция по блокированию караванных путей была впервые выполнена в сентябре 1980 года в провинциях Герат и   Фарах силами двух батальонов 371-го мотострелкового полка 5-й гв. мотострелковой дивизии. Каждому батальону было придано по одной роте инженерных заграждений. Успех был достигнут полный - поступление из Ирана военных грузов и пополнений душманам через данном участке границы прекратилось на длительный период.

Несколько позднее было принято решение о минировании путей через границу с Пакистаном . Для выполнения этих задач в сентябре 1984 года формируется на базе роты спецминирования 45-го инженерно-саперного полка 1117 отдельный инженерный батальон спецминирования. В мае 1985 года 2088 отдельный инженерно-саперный батальон переформировывается в 2088 отдельный инженерный батальон спецминирования.
Успешные действия этих двух батальонов и необходимость наращивания минирования границы, да и наращивание минирования вообще,   побудили командование переформировать инженерно-саперные роты в роты спецминирования в 68 отдельном   инженерно- саперном батальоне 5гв.мотострелковой дивизии, 271 отдельном   инженерно- саперном батальоне 108 мотострелковой дивизии и в 541 отдельном   инженерно- саперном батальоне 201 мотострелковой дивизии. В декабре 1985 года  во взвода спецминирования переформировываются инженерно-саперные взвода инженерно-саперных рот всех мотострелковых полков 5 гв.МСД, 108МСД, 66 и 70 отдельных мотострелковых бригад и 191 и 860  мотострелковых полков 201МСД; отряды Спецназа получают по одной роте спецминирования.  

Вследствие того, что душманы не располагали бронетехникой, и имели очень ограниченное количество автотранспорта, причем очень редко пользовались проезжими дорогами, Советской Армии, в основном, не требовались противотанковые мины. Поэтому наиболее часто использовались мины противопехотные - фугасные нажимного действия ПМН, ПМН-2, изредка устаревшие ПМД-6, а в последний период войны и новинки ПМН-3 и ПМН-4; осколочные натяжного действия ПОМЗ-2М, ОЗМ-72; осколочные управляемые направленного действия МОН-50, МОН-90 и реже МОН-100 и МОН-200; нередко использовались взрывные устройства НВУ-П с минами ОЗМ-72 (Комплект "Охота-2"). Имело место ограниченное использование ручных гранат в качестве противопехотных мин (подразделениями звена отделение-взвод).
Стремление не допускать снятия душманами мин и их повторного использования против советских войск привело к очень широкому применению мин-ловушек МС-3, использовавшихся чаще в качестве элементов неизвлекаемости.
Из противотанковых мин имелись, но крайне редко использовались мины ТМ-57 и вся серия мин ТМ-62.

В афганской войне, пожалуй, впервые Советской Армией стали использоваться системы дистанционного минирования от простейшей ПКМ-1 до вертолетных ВСМ-1, КМГУ, снарядов реактивных систем залпового огня "Град" и "Урган". При этом обычно использовались мины ПФМ-1, ПОМ-1, ПОМ-2.

В феврале-марте 1986 года при ведении боевых действий в провинции Нангархар по базовым районам душманов в качестве мин замедленного действия использовали фугасные авиабомбы ФАБ-500 со взрывателями, имеющими срок замедления от 4 часов до 6 суток. Такие мины имели значительное психологическое воздействие и вынуждали душманов покидать свои базовые районы, бросая запасы боеприпасов, оружия и продуктов.

В целом советское минирование характеризуется весьма большим расходом мин и относительно небольшими потерями душманов на минах. Мины не столько уничтожали, сколько отпугивали душманов, не позволяли им действовать свободно. В этом плане советские мины свою задачу выполняли вполне.

Впрочем, действительные потери душманов как от мин, так и от других видов оружия установить не удастся никому и никогда. Это невозможно сделать по ряду причин - учет личного состава у душманов отсутствовал, убитых и раненых они всегда старались выносить, уничтожая при этом все следы (кровь, бинты и т.п.), убитых хоронили скрытно, не обозначая могил или же на кладбищах среди обычных умерших. По подсчетам командования 40-й армии на одного убитого советского солдата приходилось от 30 до 140 убитых душманов. Подтвердить или опровергнуть эти цифры невозможно, но по оценкам западных специалистов Афганистан за 10 лет войны потерял от 1.5 до 2 мл. мужчин.

Душманы использовали мины, в основном в следующих целях:
А)Причинение потерь советским войскам в первую очередь в бронетехнике и во вторую в личном составе, причем, как правило задача ставилась не на выведение из строя бронемашины, а на ее уничтожение вместе с экипажем и десантом.

Хотя в целом цифры потерь советских войск в Афганистане за время войны, в том числе и по годам давно обнародованы, трудно найти сведения о причинах потерь. Автор располагает достоверными сведениями только за 1985 и 1986 годы. На минах в 85 году погибло 87 человек и ранено 193, выведено из строя 95 единиц техники, из них 45 безвозвратно. В 86 году погибло 22 солдата и 1 офицер, что составляет 6.9% от всех безвозвратных потерь за этот год.
Вместе с тем необходимо отметить, что большинства подрывов можно было бы избежать. Анализ, выполненный инженерным отделом 40-й армии показал, что 60% подрывов личного состава на минах являлись прямым результатом беспечности самих пострадавших, 34% результатом неверных действий командного состава и только 6% действительно боевых потерь на минах.

По бронетехнике в 1980 году потери на минах составляли 59% от общих боевых потерь, из них безвозвратных 17%.

Б) Затруднение или полное исключения движения механизированных колонн по дорогам, срыв снабжения.

Во многих случаях душманам удавалось значительно снижать скорости движения колонн советских войск. Например, в 1986 году во время операций в Кунаре, Алихейне, Кокари-Шаршери скорость движения колонн упала до 15 -5 км/час из-за минной опасности. На километр дороги встречалось от5 до 250 мин.

В) Прикрытие минами своих огневых позиций, опорных пунктов, путей, ведущих в базовые районы.

Душманы использовали  небольшое количество противотанковых мин советского производства ТМ-46 и ТМ-57, похищаемых из складов афганской армии, поставляемые из-за рубежа китайские Type 72 (копия советской ТМ-46), египетские SH-55, пакистанские P2Mk2, P2Mk3, американские M19, английские Mk7. Самыми распространенными были итальянские TS-2.5 и TS-6.1.
Кроме того, душманы широко импровизировали как сами мины, так и методы минирования. Так, они закапывали мину в дорожную колею на глубину до 70-80см., что исключало ее обнаружение миноискателями и срабатывание мины после неоднократных проездов техники над ней. Взрыв происходил тогда, когда колея углублялась настолько, чтобы очередная машина воздействовала на датчик цели мины. Иногда мины закапывались глубоко, а сверху на мину укладывался большой камень или отрезок бревна. Это исключало обнаружение мины щупами или миноискателями, но обеспечивало ее срабатывание под машиной (танк, БТР, БМП, автомобиль и т.п.). Одним из способов противодействия катковым тралам была установка двух мин, соединенных детонирующим шнуром. При этом ближняя мина не имела взрывателя и взрывалась, когда трал наезжал на дальнюю мину. Или же ставилась мина с электродетонатором вместо взрывателя и дальше по дороге на 4-5 метров в колею укладывался простейший замыкатель, наезд трала на который вызывал взрыв мины под танком. Иногда такие датчики соединялись не с миной на дороге, а с мощным зарядом взрывчатки, заложенным на откосе выше дороги. Взрыв этого заряда вызывал камнепад или оползень, что приводило к гибели машины и экипажа.

Впрочем, простой перечень всех душманских импровизируемых способов минирования  может занимать объем хорошей книги и рамки статьи не позволяют описать их подробнее.

В первый год войны мины душманами использовались без дополнительных зарядов, однако, исходя из задачи уничтожения. а не повреждения бронемашины впоследствии едва ли не каждую мину они усиливали 20-50 килограммами тротила, укладываемыми под мину, что приводило как правило к полному выводу любой машины из строя, часто с гибелью экипажа. 

В целом расход мин на каждый уничтоженный танк был сравнительно невелик, т.к. душманы не устанавливали сплошных протяженных минных полей, а ограничивались отдельными минами или группами мин и если мина не срабатывала по цели, то обычно ее снимали и использовали повторно. Этот момент имел для советских войск и положительное значение, т.к. душманы очень редко ставили мины на неизвлекаемость и необезвреживаемость.

Контрминная борьба душманов сводилась   к трем приемам:
1.Наблюдение за минными постановками советских войск и фиксация минных полей с тем, чтобы просто избегать их. Использовалась при этом и агентурная разведка в местных органах власти, т.к. копии формуляров минных полей советские военные передавали местным властям с тем, чтобы избегать жертв среди мирного населения.
2.Прогон отар овец через подозрительные на мины места. Метод с точки зрения европейцев   неэтичный и недостойный, но чрезвычайно эффективный по противопехотным минам.
3.Использование самодельных щупов, штыков, ножей.

Информации об эффективности этих методов контрминной борьбы не имеется.

Контрминная борьба советских войск в общем сводилась:
1.Использование катковых минных тралов, навешиваемых сначала на танки, позднее на специально разработанные машины БМР, представлявшие собой танк без башни с катковым тралом. Экипаж располагался не в боевом отделении, а в бронерубке на крыше боевого отделения, которое заполнялось пластиковыми канистрами с водой. Днище усиливалось дополнительной броней. Эти меры  обеспечивали сравнительную безопасность экипажа даже при подрывах самой машины на мощных фугасах.
2.Использование ручного поиска мин с использованием миноискателей типа ИМП, ИМП-2, ММП, РВМ, РВМ-2 щупов и собак.
3.Разведка и поиск мест складирования душманских мин, перехват транспортов с минами.

О достоинствах, недостатках и эффективности всех методов контрминной борьбы в статье сказано немало. Ограничимся здесь результатами контрминной борьбы советских войск:

Год Уничтожено обнаруженных мин Обезврежено обнаруженных мин Захвачено мин у противника
1980 нет учета 69 380
1981 нет учета 574 4337
1982 нет учета 1590 5009
1983 нет учета 849 11977
1984 нет учета 5295 22303
1985 705 3422 42245
1986 7282 1289 29199
1987 7773 2879 36741
1988 4674 724 4992
1989 0 0 32
Всего 20434 16691 157212

Использование выкапывающих плужных тралов, которыми в изобилии насыщены танковые и мотострелковые подразделения Советской Армии ( танковый полк располагает 27 плужными тралами типа КМТ-6 и 3 катковыми тралами типа КМТ-5М) в условиях каменистого грунта Афганистана оказалось невозможно. Цепные тралы в СССР никогда не разрабатывались и не состояли на вооружении. Удлиненные заряды разминирования также оказались неэффективными в условиях горной местности и особенностей душманского минирования.

Афганская война показала, что в локальных войнах системы дистанционного минирования. хотя и могут находить применение, но не дают того эффекта, какой они могут иметь в широкомасштабных войнах, ведущихся с обеих сторон регулярными армиями. Обычные же, традиционные мины в условиях партизанской и полупартизанской войны остаются основным оружием минной войны для обеих сторон. Еще раз подтвердился тезис о том, что и сильной, хорошо оснащенной технически регулярной армии необходимо иметь эти мины и уметь ими пользоваться.

"Буря в пустыне"

Война  1991 года коалиции стран под эгидой ООН против Ирака за освобождение оккупированного последним Кувейта, обещала стать последней крупной, хотя и локальной войной XX века. Ирак обладал мощной армией, неплохо вооруженной и имеющей значительный боевой опыт десятилетней войны с Ираном. Обе страны в той войне широко применяли минно-взрывные заграждения и Ирак к началу оккупации Кувейта обладал значительным арсеналом мин как советских образцов (ТМ-46, ТМ-62, ТМ-72, ПМН) так и образцов стран Варшавского Договора (PTMiBaIII, P2Mk3, T-72), китайских (Type 72A, Type 72B), и даже стран NATO (в основном итальянские SB33, VS50, TS50,V69, P40).

В ожидании наступления войск коалиции иракская армия установила по границе с Кувейтом около 2 мл. мин различных типов. За образец   была взята немецкая схема минирования под Эль Аламейном осенью 1942 года. Минирование было выполнено квалифицированно и грамотно, тактически верно. Документация на минные поля была точной. Минные поля организованно прикрывались огнем артиллерии и противотанковых средств. Эти заграждения могли стать серьезным препятствием на пути наступающих войск, тем более, что в области минного оружия к этому времени было создано достаточно много образцов мин, весьма совершенных по устройству, но средства противодействия минам безнадежно отставали во всех без исключения армиях мира.

Особенно скверно со средствами противоминной борьбы обстояло в английской армии. Из ручных миноискателей на вооружении королевские инженеры имели миноискатель 4С времен Второй Мировой войны, разработанный польским лейтенантом и слегка модернизированный в 1968 году. Цепные тралы были сняты с вооружения еще в 1965 году, а на замену им не поступило ничего. Единственным средством проделывания проходов в минных полях был удлиненный заряд разминирования "Гигантская Гадюка" (Giant Viper), способный проделывать проход длиной 185 метров и шириной 7.5 метра, но он был абсолютно неэффективен против мин советской разработки ТМ-62 со взрывателем МВД-62, реагирующим только на двойное нажатие с промежутком между нажатиями не более 1 секунды, и это был не единственный образец мин подобного типа в иракской армии.
Неспешно разрабатывавшийся с начала восьмидесятых годов и еще недоработанный цепной трал  "Муравьед" (Aardvark) был срочно запущен в производство в то время, когда британские части уже высаживались в Кувейте. Поспешно по советским образцам изготавливались плужные выкапывающие тралы. Против мин с магнитными взрывателями был спешно создан трал MIMIC, который, как потом оказалось, не был способен к работе.

В целом можно сказать, что британская армия в области минного оружия повторяла свои ошибки начала Второй Мировой войны, образно говоря, снова наступила на те же грабли.

Несколько лучше дело обстояло у американцев. Они имели три типа удлиненных зарядов разминирования, запускавшихся ракетным двигателем (APOBS, M58 MICLIC и М154). Американские части в Кувейте получили также 118 плужных выкапывающих тралов M1 MCBS и небольшое количество катковых минных тралов. Но тактика контрминной борьбы не была отработана и у американцев.  Кроме того, американцы опасались применения иракцами мин с магнитными и сейсмическими взрывателями, которые имелись в Советском Союзе и могли быть   продаваемы в Ирак. Это породило большой поток различных импровизаций. Против магнитных взрывателей изготавливались самодельные магнитные тралы в виде провода, намотанного на рамку (В СССР к этому времени уже давно существовал электромагнитный трал ЭМТ), в ход в качестве неметаллических щупов пошли пластмассовые колышки для палаток, спортивные арбалеты для забрасывания на минные поля кошек для траления мин натяжного действия, вентиляторы для сдувания песка и обнажения мин.

Перед началом боевых действий на суше в период воздушной фазы операции американцы бомбили иракские  минные поля с самолетов, используя авиабомбы весом от 250 кг. до 6 тонн, однако это не дало существенного результата.
Не дало существенного результата и использование удлиненных зарядов разминирования типа APOBS и М154, хотя было использовано 49 первых и 55 вторых. Во-первых, иракские мины весьма успешно противостояли ударной волне этих зарядов, а во-вторых, эти заряды оказались весьма несовершенны. Из 55 зарядов М154 нормально сработало только 20. В первый день наступления 6-я дивизия морской пехоты США на минах потеряла 11 машин (из них 7 танков) и 14 солдат. Успешному преодолению полосы минных заграждений американцы обязаны двум факторам - полная деморализация шестинедельными бомбежками иракской армии, и плужным выкапывающим тралам, очень эффективным в мягком песчаном грунте. В целом, по оценке американских же специалистов методы контрминной борьбы в армии США "находятся в коматозном состоянии" и остались на уровне 1945 года.

Хотя войска коалиции вели исключительно наступательные действия, они использовали и минирование. В этой войне впервые в боевой обстановке было опробовано американское семейство систем дистанционного минирования FASCAM.   В основном, использовалась система Gator (кассетные бомбы, снаряженные противотанковыми минами BLU-91/B и противопехотными  BLU-92/B). С ее помощью американцы стремились срывать передвижения иракских частей к фронту, маневр и их отступление. Было сброшено всего 1314 бомб системы Gator. Артиллерийские снаряды систем ADAM и RAAMS были завезены на огневые позиции, но использовать их не пришлось.
Англичане опробовали свою новую систему German Skorpian, способную установить минный барьер   из 600 противотанковых мин  размером 1500 на 50 метров за 5 минут  и систему блокирования взлетно-посадочной полосы JP233 состоявшую из   кумулятивных бомб для разрушения   взлетно-посадочной полосы и мины  чтобы предотвратить ее быстрый ремонт. Было использовано   106 таких комплектов.

При этом выявилось два очень тревожных момента - а)до 20% процентов мин не самоликвидировались в заданное время и до 10% не самоликвидировались вообще;  б) слишком большое рассеивание мин на местности и образование неконтролируемых опасных по минам участков (проще говоря - мины падали не там где нужно наземным войскам, а где придется). Эти два обстоятельства  ставят под вопрос саму суть концепции  дистанционного минирования - установка минного поля там и на столько времени, сколько это нужно своим войскам.

К концу девяностых годов выявились две тенденции в области минной войны. Первая состояла в том, что традиционные мины, устанавливаемые вручную или средствами механизации,  не только не утратили своих позиций, но и стали более совершенными и трудно обнаруживаемыми. К ним добавился  новый тип мин, а именно дистанционно устанавливаемые мины, которые делают минную войну более динамичной и вписывающейся в современную маневренную войну.  Вместе эти две категории мин сделали минную войну более привлекательной как для регулярных армий, так и для   иррегулярных.
Вторая тенденция проявилась во все большем отставании средств контрминной борьбы и попадании их в затяжной системный кризис, что сделало минную войну еще более привлекательной.

Возражения же противников мин   парируются сторонниками мин  утверждающими, что мины нового поколения, снабжаемые надежными системами самоликвидации и самонейтрализации могут уничтожаться сразу после того, как в них отпадает военная необходимость и в этом плане к минам может быть гораздо меньше претензий, нежели к остальным опасным остаткам войны - неразорвавшимся ракетам, артснарядам, гранатам, стрелковым патронам.

Если же говорить об общих   тенденциях развития мин, как оружия, то текущий  этап развития минного оружия в XX  веке начался в 1997 году, когда 18 сентября  на свет появилось неуклюжее детище пацифистских движений Оттавская Конвенция о запрещении противопехотных мин. Внешне эта Конвенция преследовала вполне благую цель - избавить человечество от одного из видов смертоносного оружия. Однако, мины не тот вид оружия, с которого следовало бы начинать всеобъемлющую борьбу избавления людей от ужасов войны. Не так уж и много от мин погибало и погибает людей. Инициаторы Конвенции лукаво приписали минам все случаи подрывов людей в послевоенные периоды, включая в этот перечень   случаи от неразорвавшихся артснарядов, ракет, гранат. Реальная статистика показывает, что обвинить мины можно максимум лишь в 10-12% случаев подрывов мирных жителей в послевоенный период.

Даже сугубо ярые борцы с минной опасностью Л.Монин и Э.Галлимор были вынуждены признать, что британское агентство разминирования Mines Advisory Group, начав гуманитарное разминирование в Камбодже, считающейся одной из наиболее засоренных минами стран,  за шестьдесят недель  отыскало вблизи    старого американского опорного пункта в Куанг Трае 4000 взрывоопасных предметов, из них только 91 мину.  Несложно подсчитать, что из общего количества взрывоопасных предметов мины составили всего 2.25 процента.

Л.Монин и Э.Галлимор в своей лицемерно- пацифистской книге The Devil`s Gardenc. A History of Landmines (Дьявольские сады, История мин), вышедшей в Лондоне в 2002г. и причислившей мины к оружию массового поражения (?!), все же приоткрывают одну из кулис, скрывающих истинные причины  бурной западной антиминной кампании. Они пишут, что во время войны во Вьетнаме вьетконговцы в конце концов сумели с помощью мин свести к нулю все техническое превосходство американской армии и война самой развитой в военно-техническом  отношении армии с армией, не имевшей почти никакого оружия, кроме стрелкового, пошла на равных. В результате США потерпели сокрушительное поражение, какого они не знали в своей истории.
Вырвать из рук слабых, обороняющихся стран их последний шанс противостоять современному американизму - вот истинная цель Оттавской Конвенции и всей этой антиминной кампании.

Одновременно Оттавская конвенция явилась  мощнейшим толчком к развитию минного оружия, перехода его на качественно новый уровень. Сама Конвенция была составлена столь неуклюже и юридически безграмотно, что оставляет множество лазеек для государств, обладающих достаточными финансами для разработок и постановки на вооружение мин, обладающих гораздо более высокими поражающими свойствами, гораздо более чувствительных, обладающих способностью грамотно и самостоятельно выбирать цель и поражать ее в самый выгодный момент, доставляться в любую точку планеты в кратчайшие сроки. А  различного рода террористы могут как и прежде пользоваться старыми минами в силу   простоты и даже примитивности устройства. Никакие статьи Конвенции на них не распространяются и никакой ответственности для них не предусмотрено.

Один из ведущих российских конструкторов минного оружия относительно Оттавской Конвенции указал на следующие реальные результаты ее появления:
1. Мины перестают называть минами. Их все чаще называют "инженерный боеприпас", "поражающий элемент", "кассетный поражающий сегмент" и т.п. сути это не меняет. Так, игра слов. Но эта игра слов выводит целый ряд мин из под юрисдикции Оттавы, оставляя ей лишь замшелые, устарелые образцы.
2. Правительства стали проявлять гораздо больше внимания к вопросам разработок нового минного оружия, растет финансирование. Мины вышли на новый более высокий качественный уровень, при котором расход мин на поле боя резко сокращается, а их эффективность резко возрастает.istoria-min-9993.jpg (5649 bytes)
3.Введение, как обязательного конструкционного элемента, устройства самоликвидации мины по истечении срока боевой работы или по сигналу, обеспечивает повышение безопасности действий своих войск и возрастание минной опасности для противника. Кроме того, исключается любая юридическая ответственность за причинение вреда гражданским лицам, т.к. невозможно становится доказать, что на данной местности имелись мины той или иной стороны.
4.Появилось основание для избавления от громадных запасов физически и морально устаревших мин, которые все равно невозможно использовать.

В качестве примера мины последнего, новейшего поколения можно привести российскую разработку, впервые показанную на выставке RDE-2001 в начале июля 2001 года  - многоцелевой боеприпас (заметьте не мина! Он под  Конвенцию не подпадает) М-225.

Локальные военные конфликты, внутригосударственные гражданские войны второй половины XX, особенно со второй половины семидесятых годов. характеризовавшихся широким применением мин, ко второй половине девяностых годов породили новый аспект минной войны, даже можно сказать - ее новую форму, а именно так называемую "минную опасность". Средства массовой пропаганды Запада вдруг как по команде запестрели многочисленными душещипательными статьями о бесчисленных страданиях мирного населения от мин в странах Африки и Азии, где прокатывались войны. Очень популярными стали фотографии безногих негров, черненьких детишек со слезами на глазах, протягивающих искалеченные руки и т.п. Приводились пугающие воображения цифры о миллионах "тихих смертей" таящихся в земле, сотнях и тысячах людей в этих странах, пострадавших от мин.   Возбуждалось общественное мнение Запада, а правительства западных стран принуждались к выделению средств на борьбу с "этой чумой XX века".

И это при том, что правительства самих африканских и азиатских стран не были склонны трагедизировать минную проблему (признавая в целом ее наличие), вполне справедливо полагая, что на фоне  цифр из общего числа смертей от несчастных случаев 35%-приходящихся на дорожно-транспортные происшествия. 5% на самоубийства, приходящиеся на мины всего 3% несчастных случаев не являются суперострой проблемой, которую стоит решать в первоочередном порядке. Да и исследования, проводившиеся Международным Комитетом Красного Креста еще в 90-91 годах в Камбодже, показывали, что 73% жертв мин знали о реальной опасности, но сознательно пренебрегали ею.

И все же в западных странах как грибы после дождя появляются одна за одной антиминные "неправительственные" организации  типа Handicap International, HALO Trust, Cambodian Mine Action Centre, Mine Advisory Group (MAG)), Norwegian People's Aid (NPA), Menschen Gegen Minen (MGM) и много других.  Все они преследовали самые гуманные цели. Однако, уже в самом начале их деятельности проявляется ряд странных тенденций, заставляющих усомниться в искренности  целей и намерений.

Прежде всего, это многократное преувеличение самой минной опасности, как таковой. В многочисленных таблицах эти антиминные организации завышали количество установленных в странах конфликтов  мин примерно в 10-25 раз. Например, по линии ООН было официально заявлено, что в 1979-89 годах в Афганистане Советской Армией было установлено до 35 миллонов мин (что сопоставимо с количеством мин, установленных  всеми силами Вермахта во время Второй Мировой войны). Даже британский инженер Пауль Джефферсон (Paul Jefferson), работавший для HALO Trust в Афганистане, возмутился и написал, что если даже эту цифру снизить до 10 мл. мин, то даже в этом случае получается, что советские солдаты устанавливали по 3 тыс. мин ежедневно, что является совершенной фантастикой.
В Мозабике по заверениям ООН было установлено более 2мл. мин, хотя реальность показала наличие менее, чем 300 тыс. мин и взрывоопасных предметов в сумме.

Один из экспертов ООН по минному оружию признался историку М.Кроллу, что количество мин завышалось сознательно, чтобы побудить правительства западных стран и частных спонсоров выделять больше финансовых средств на деятельность  различного рода антиминных компаний и фирм. Интересно отметить. что один из первых контрактов на гуманитарное разминирование ООН выдало двум британским фирмам, производителям мин, а именно Royal Ordnance и Mechem, причем, ответственный сотрудник ООН, предоставивший этот контракт этим фирмам,  сам в недавнем прошлом являлся сотрудником Royal Ordnance.

Итак, жертвами минной войны в ее новом   проявлении становились государственные бюджеты многих западных стран и кошельки богатых, но очень доверчивых людей.

Вторым, весьма тревожным моментом новой фазы минной войны является идея организаций гуманитарного разминирования о   "минном образовании" местного населения. т.е. своеобразная форма лозунга "Спасение утопающих есть дело рук самих утопающих". Это преподносится под соусом того, что местное население, будучи обучено разминированию, сможет   осознанно относиться к минной опасности и самостоятельно проводить несложные работы, и очищать свою землю от мин. Однако обучить человека разминированию невозможно, не дав ему предварительно сведений и навыков по минированию, т.е. производится обучение гражданского населения навыкам минной войны, подготовка местных специалистов минеров. Где, когда и против кого крестьяне, студенты и рабочие применят свои весьма опасные навыки остается вне поля внимания "гуманитариев".
Во всяком случае, HALO Trust  в России была поймана за руку в процессе обучения чеченских боевиков незаконных вооруженных формирований ("моджахедов", "бойцов сопротивления") установке радиоуправляемых фугасов, а заодно и вела стандартную военную разведку против федеральных войск. Тут уж не приходится сомневаться в сути "гуманитарных акций" HALO Trust. 

XXI век. Перспективы  и прогнозы

Новый век только начинается и какой он будет, скрыто от нас туманом будущего. Делать прогнозы и строить перспективы занятие неблагодарное и опасное. Сегодня пророк рискует попасть под огонь критики оптимистов и злобные окрики тех, кто боится реально взглянуть на день сегодняшний, кто живет не в настоящем, а в придуманном мире. Завтра  прогнозы могут оказаться ошибочными и пророк рискует стать мишенью для насмешек.

Но вот что пишет американский историк,   майор корпуса военных инженеров армии США Уильям Снек: "Некоторые из технологий, развиваемых для министерства обороны а рамках противоракетной обороны (Ballistic Missile Defense Office ) могут рассматриваться как орбитальные космические мины" .

Вот так-то. Мины выползают в космос.

И дальше :"... исследовала происхождение военных мин и изобретательность инженеров, развиваших это оружие.  Развитие этого необходимого но неочаровательного оружия продолжается. Противосамолетные, противовертолетные мины и возможно противоспутниковые "мины" будут почти конечно появляться в будущем. Пока, история показала, что всякий раз, когда новый тип оружия появляется в арсенале нападающего, военные инженеры отвечают защитной контрмерой."

Английский военный историк Майк Кролл высказывается еще более определенно и жестко:
"... Технологические, экономические и социальные факторы вместе гарантируют, что мало того, что мины будут использоваться в будущем, но и то, что они будут использоваться в возрастающих количествах.
На полях будущих сражений будут драться на высоких скоростях на больших территориях относительно немногочисленным личным составом. Способность мин быстро блокировать территории и уничтожать врага с небольшими трудозатратами в рентабельной манере будет решающей в обороне.
Действительно, роль мин будет расширена до такой степени, что ее изначальная форма будет едва распознаваема.
Больше не требуется, чтобы жертва активизировала мину физически; мина сама отыщет свою цель - танк, вертолет, возможно даже реактивный самолет и спутник - и развернет на него свою смертельную боеголовку. Технология  - очень мощное влияние на развитие оружия и войны. Современная электроника, внедрение вычислительной техники, преобразователи и новые методы поиска цели могут быть включены в мины, очень увеличивая их эффективность. Технические пределы мин будущего будут ограничены  только "дьявольской изобретательностью человека", который, базируется на опыте прошлого".

Кролл, в частности, экстраполирует концепцию американской мины М93 Hornet и предсказывает появление так называемых "интеллектуальных "мин, устанавливаемых с беспилотных самолетов и имеющих несколько боеголовок. Они будут обнаруживать танки противника с расстояния несколько километров, опознавать их ("свой-чужой") и запуская поочередно боеголовки, поражать эти танки ударным ядром в крышу (самое уязвимое место танка), контролировать поражение цели и добивать ее в случае необходимости. Одна такая мина будет контролировать площадь в несколько квадратных километров.

Уже сегодня мы имеем несколько образцов противовертолетных мин ( в частности, российская ПВМ (TEMP)), способных обнаруживать и довольно надежно поражать низколетящие или совершающие посадку вертолеты. М.Кролл предсказывает, что если сегодня эти мины устанавливаются вручную, то в ближайшие годы появятся и дистанционно устанавливаемые противовертолетные мины. Это должно изменить тактику боевого применения вертолетов. Мина заставит вертолеты летать на большей высоте, где их будет легче обнаруживать и поражать средствами ПВО.
Т.е. и впредь мина будет выполнять одну из своих   классических обязанностей - загнать противника под огонь артиллерии (зенитной в данном случае).

Кролл также пишет, что в будущем пехота (именно классическая немеханизированная пехота)   будет существенной силой на поле боя, т.к. растущая уязвимость танков, бронетранспортеров и иных машин от различных средств поражения   приведет к существенному снижению их эффективности, что подразумевает сохранение пехоты  даже в наиболее технически развитых   армиях. А где будет сражаться пехота - там будет потребность в противопехотных минах.

Проще говоря - Оттавская Конвенция не более, чем буря в стакане воды. В случае войны на эту Конвенцию никто никакого внимания обращать не будет.

Ведь еще небезызвестный генерал Дуэ писал :
"Ибо ребячеством было бы предаваться иллюзии: все ограничения, все международные соглашения, которые могут быть установлены в мирное время, будут сметены как сухие листья ветром войны. Тот, кто сражается не на жизнь, а на смерть, -а в настоящее время иначе нельзя сражаться, -имеет священное право пользоваться всеми средствами, какими он располагает, чтобы не погибнуть. Нельзя квалифицировать военные средства как цивилизованные или варварские. Варварской будет война, средства же, которые в ней применяются, можно различать одни от других лишь по их эффективности, по их мощи и по урону, который они могут нанести противнику. А поскольку на войне необходимо наносить противнику максимальный урон, всегда будут применяться средства наиболее пригодные для этой цели, каковы бы они не были. Безумцем, если не отцеубийцей, можно было бы назвать того, кто примирился бы с поражением своей страны, лишь бы не нарушить формальных конвенций, ограничивающих не право убивать и разрушать, но способы разрушения и убийства. Ограничения, якобы применяемые к так называемым варварским и жестоким  военным средствам, представляют собой лишь демагогическое лицемерие международного характера..."

Следует также отметить, что в условиях повсеместного сокращения расходов на военные нужды (это мировая тенденция) опасность развязывания войн при этом нисколько не снизилась и любой локальный конфликт может постепенно разрастись до масштабов мировой войны. Общемировая тенденция перехода от массовых армий, комплектующихся по принудительным принципам к формированию малочисленных кадровых армий вынуждает тех, кто занимается военным планированием искать методы и способы усиления или хотя бы удержания оборонительной мощи своей страны на прежнем уровне, не требующие использования большого количества солдат и значительного количества дорогостоящих систем оружия. Пути решения подобной проблемы были найдены немцами еще во второй половине Второй Мировой войны, когда нарастающая нехватка солдат и техники вынудила их обратиться к широкому применению мин.
Современные образцы мин вполне обеспечивают возможность при сравнительно небольших затратах сил снизить темпы наступления агрессоров, причинить им существенные потери при в общем-то незначительных собственных расходов в технике и личном составе.

И действительно - мина это "самый совершенный солдат". Она никогда не спит, никогда не устает, не требует еды и тепла, всегда готова к бою и  никогда не промахнется. И как пишет М.Кроллл: "Мина, тихий страж, может стать героем войн двадцать первого столетия".

А в самом деле, какие у нас основания полагать, что наши потомки будут миролюбивее и разумнее нас? Пока история доказывает обратное - с развитием цивилизации средства уничтожения человека, средства вооруженной борьбы становятся  все более изощренными, более разрушительными и все более ужасными.

 

Литература и источники

1. William C. Schneck. The Origins of Military Mines. Engineer Bulletin №7-1998
2. Сайт  "Federation  of American  Scientists" (http://www.fas.org/index.html).
3. В.В.Яковлев. История крепостей. Издательство АСТ Москва. 2000г.Полигон Санкт Петербург.
4. Учебник "Инженерные войска". Военное издательство. Москва 1982г.
5.Балацкий И.П. и др. Очерк истории Калининградского высшего военно-инженерного командного ордена Ленина Краснознаменного училища им. А.А.Жданова. Военное издательство. Москва. 1968г.
6. Сайт "История взрыва" (http://al777.8m.com ).
7.Ю.Л.Коршунов, Ю.П.Дьяконов. Мины Русского Флота. Изд."Гангут". Санкт-Петербург. 1995г.
8.Журнал "Техника молодежи" №№1-12 1986 г., №№1-12 1987г.
9.П.Липатов. Униформа Красной армии и Вермахта. Знаки различия, обмундирование, снаряжение сухопутных войск Красной Армии и Вооруженных Сил Германии.  Изд. дом "Техника молодежи". Москва. 1995г.
10.Б.Лиддел Гарт. Вторая Мировая война. АСТ. Москва. 1998. Terra Fantastica. Санкт-Петербург.
11. Дж.Легман, Г.Ч.Ли. История тамплиеров. ОЛМА-ПРЕСС. Москва. 2002г.
12. Полевой Устав армии США FM 20-32. Mine/Contermine Operations. Headquarters, Department of the Army, Washington, DC, 30 September 1999. Change 22 August 2001.
13. Полевой устав армии США FM 5-102. Countermobility.   Headquarters, Department of the Army Washington, DC, 14 March 1985.
14.W.Fleischer. Deutsche Landminen 1935-1945. Waffen-Arsenal.Band 164.
15.Инженерные боеприпасы. Руководство по материальной части и применению. Книга первая. Военное издательство МО СССР. Москва. 1976г.
16. Б.В.Варенышев и др. Учебник. Военно-инженерная подготовка. Военное издательство МО СССР. Москва. 1982г.
17.Е.С.Колибернов и др. Справочник офицера инженерных войск. Военное издательство МО СССР. Москва. 1989г.
18.Е.С.Колибернов и др. Инженерное обеспечение боя. Военное издательство МО СССР. Москва. 1984г.
19.Руководство по очистке местности от взрывоопасных предметов. Часть-1. Боеприпасы Германской и Красной армий 1930-1945 гг. Военное издательство. Москва. 1974г.
20.Colin King Editor, Jane's Mines and Mine Clearance.
21.В.А.Золотарев и др.Тайны и уроки зимней войны. Полигон. Санкт-Петербург. 2002г.
23.M.Croll. The History of Landmines. LEO COOPER.Barnsley. 1998
24.Б.Монтгомери. Мемуары фельдмаршала Монтгомери виконта Аламейнского. Изографус, ЭКСМО. Москва. 2004г. 
25.К.Носов. Осадная техника античности и средневековья. Полигон. Санкт-Петербург. 2003г.
26.А.Е.Тарас. Спутник разведчика и партизана. Харвест. Минск. 2004г.
27. Ф.Б.Дэвидсон. Война во Вьетнаме 1946-1975г.Изографус, ЭКСМО. Москва. 2002г.
28.М.Даян, Ш.Тевет. Арабо-израильские войны 1956, 1967. Изографус. ЭКСМО. Москва. 2003г.   
29. Е.Никитенко. Афганистан. От войны 80-х до прогноза новых войн.АСТ. Астрель. Москва. 2004г.
30. Сборник докладов научной конференции. Россия и Советский Союз в локальных войнах и вооруженных конфликтах XX столетия. Издательство гуманитарного университета. Екатеринбург. 2002г. 
31.Военно-исторический журнал № 1-2001г. 
32. L.Monin, A.Gallimor. The Devil`s Gardens. A History of Landmines. PIMLICO.London. 2002
33..TM 9-1985-2/TO 39B-1A-9. German Explosive Ordanance (Bombs, Fuzes, Rocets, Land mines, Grenades and Igniters) 0 1325 005 0002. Departaments of the Army and Air Force. March 1953.
34.Lieutenant Dujardin. Mines Terrestres Allemandes. Documentation groupee at mise au point par le. Pour de centre d`instruction du genie de l`armee.  10 Genie-Besancon. Janiver 1940.
35. А.Б.Широкорад. Атомный таран XX века. ВЕЧЕ. Москва. 2005г.    

---***---

TopList

 

©Веремеев Ю.Г.
Главная страница
Военная история

klassif-1.gif (2092 bytes)