История мин. istoria-min-3.html

Военная история

История зарождения и развития минного оружия

(Краткий очерк)

Часть 3

В среднем,  к концу 42-го средняя плотность минирования,  достигала 500-600 минistoria-min-94.gif (6660 bytes) на километр фронта ( в Красной Армии).

В период  войны на вооружении РККА появляется очень простая по конструкции, но весьма  эффективная противопехотная осколочная мина ПОМЗ натяжного действия с чугунным корпусом.
На снимке справа мина ПОМЗ-2М.

  istoria-min-993.gif (6289 bytes)Летом 1942 года появляются варианты противопехотной фугасной мины  ПМД-6, применявшейся еще с 1941 года.  Это ПМД-6ф, в которой порошкообразная взрывчатка помещалась, в стеклянном флаконе, вариант ПМД-6 с корпусом из шифера, а также более мощная (400г. тротила) ПМД-57 и мины меньшей мощности ПМД-7 и ПМД-7ц (75г. тротила). Конструкция этих мин при их высокой мощности и надежности   предполагала возможность их массового производства не только промышленностью, но и любой деревообделочной мастерской и даже непосредственно в войсках. К изготовлению мин этого типа подключаются и предприятия строительной индустрии. Так, появляется так называемая  "шиферная мина", имевшая вид и конструкцию ПМД-6, но изготавливавшуюся из шифера.

К весне 1943 года на вооружение РККА принимается новая противотанковая деревянная мина более простой конструкции - ТМД-Б, которую очень легко можно было изготавливать в войсках

К июлю 1943 года в Красной Армии окончательно устанавливаются нормативы минирования. по которым плотность противотанкового минного поля определялась в 550-750 мин на км, глубина минного поля устанавливалась в 100 м., число рядов 3 или 4, между рядами от 10 до 40м., между минами 6-10 метров.
С выходом в свет новых боевых уставов подвижные отряды заграждений (ПОЗ) в полку, дивизии, армии становились обязательным элементом боевого порядка. основой таких отрядов являлись полковые, дивизионные саперные подразделения.

Особый размах мероприятия минной войны приобрели при подготовке полосы стратегической обороны на Курской дуге. Только в полосе обороны Центрального фронта (300км.) было выставлено 237 тыс. ПТМ, 162 тыс. ППМ,  146 мин замедленного действия, 163 радиоуправляемых фугаса. На направлениях  предполагаемых главных ударов противника плотность заблаговременного минирования доходила до 1400-1600 ПТМ и до 1000 ППМ на километр фронта. Кроме того, для решения внезапно возникающих задач минирования в  каждом стрелковом полку создавался ПОЗ (подвижный отряд заграждений) в составе  саперное отделение-взвод. В каждой стрелковой дивизии  создавались  1-2 дивизионных ПОЗа в составе 1-2 саперных взводов каждый при 3-5 автомобилях и 400-600 минах.  Каждая армия имела несколько армейских ПОЗов в составе около саперной роты каждый на 20-30 машинах при 1500-2000 мин. Каждый фронт имел противотанковый саперный резерв силой 1-2 саперных батальона с запасом мин 2-5 тыс. штук.

С началом немецкого наступления 5 июля 43-го уже в первый день только в полосе обороны 13-й армии ПОЗы установили 6 тыс. мин на путях движения противника, на которых подорвалось 98 танков, было убито и ранено около 2 тыс. немецких солдат.
6 июля в полосе обороны Центрального фронта было выставлено 9 тыс. мин, на которых немцы потеряли 88 танков.
7 июля на стыке 13-й и 70-й армий подорвалось 108 танков.
8 июля в полосе Центрального фронта выставлено 8 тыс. мин. Потери немцев 98 танков.

В этот день ПОЗ (подвижный отряд заграждений) Центрального фронта из 1-й гвардейской инженерной бригады под командованием ст.лейтенанта В.Артамонова  перекрывая путь,  прорвавшему  оборону немецкому танковому батальону, выставили на его пути группу мин, на которой немцы потеряли 4 танка. Когда наметилось новое направление движения батальона, на их пути была выставлена новая группа мин, где немцы вновь потеряли 2 танка. Умело маневрируя силами и средствами, используя повторно мины, Артамонов сдерживал танки более 8 часов и в конце концов вывел их под огонь истребительно- противотанкового артдивизиона. Когда  же немцы попытались отойти, то минами им был перекрыт путь отступления. Батальон, попавший в минно-огневой мешок был полностью уничтожен.

Всего за период наступления с 5 по 12 июля немцы в полосе фронта на минах потеряли 420 танков и свыше 4 тыс. солдат.

Вот что пишет в своей книге "Бронированный кулак Вермахта" о советском минировании в период Курского сражения немецкий генерал Ф. фон Меллентин:

Русское Верховное Главнокомандование руководило боевыми действиями в ходе Курской битвы с большим искусством, умело отводя свои войска и сводя на нет силу удара наших армий при помощи сложной системы минных полей и противотанковых заграждений...

...Русские, как никто, умели укреплять свои ПТОРы (противотанковый район обороны) при помощи минных полей и противотанковых препятствий, а также разбросанных в беспорядке мин в промежутках между минными полями. Быстрота, с которой русские устанавливали мины, была поразительной. За двое-трое суток они успевали поставить свыше 30 тыс. мин.
Бывали случаи, когда нам приходилось за сутки обезвреживать в полосе наступления корпуса до 40 тыс. мин. Несмотря на то, что мы продвигались в глубь обороны русских до 20 км, вокруг нас все еще находились минные поля, а дальнейшему продвижению препятствовали противотанковые районы обороны. В этой связи следует еще раз подчеркнуть искуснейшую маскировку русских. Ни одного минного поля, ни одного противотанкового района не удавалось обнаружить до тех пор, пока не подрывался на мине первый танк...

Вермахт в период Второй Мировой войны также очень широко применял мины. О разработанных  до и во время войны образцах немецких мин мы писали выше. istoria-min-2-1.jpg (10093 bytes)Однако, к началу контрнаступления Красной Армии на Курской дуге  она уже располагала инженерно-танковыми полками, машины которых были оснащены катковыми минными тралами ПТ-3 (по 18-20 тралов на полк, имевший 24-26 танков). Трал без существенных повреждений выдерживал до 5-7 взрывов. Это позволяло танкам-тралам преодолевать немецкие минные поля без вреда для себя, а по оставленным ими проходам могли двигаться пехота и обычные танки. В условиях местности советско-германского фронта катковые тралы оказались гораздо эффективнее цепных бойковых тралов и плужных выкапывающих тралов, использовавшихся союзниками в 44-45 годах. Найти эффективное средство противодействия советским   тралам немцы так и  не смогли. 
Минные тралы успешно применялись во всех дальнейших  операциях Красной Армии. Так,  в начале  Висло-Одерской операции два инженерно-танковых полка в полосе наступления 1-го Белорусского фронта проделали 10 сплошных и 10 колейных проходов, по которым без потерь прошли две танковые бригады, четыре танковых полка и три полка самоходных орудий.

Но и помимо танков-тральщиков во сражении на Курской дуге советские саперы весьма успешно боролись с немецкими минами. Достаточно сказать, что при подготовке контрнаступления   в полосе Брянского фронта саперы проделали 1700 проходов в своих и немецких минных полях.

В июле 1944 года в ходе Львовско-Сандомирской операции саперы 1-го Украинского фронта применили удлиненные заряды массой ВВ 60-80 кг. на колесном ходу, что позволяло проделывать проходы длиной до 25 метров в один прием. Используя последовательно несколько зарядов, можно было проделывать проходы нужной длины. Нечто подобное существовало и в британской армии ("Бангалорская торпеда"), но это были заряды длиной в 2 метра и подавались они вручную, что резко снижало эффективность этого приема проделывания проходов в минных полях

В марте 1943 года на советско-германском фронте появляется новая противотанковая немецкая мина Tellermine Pilz 43 (T.-Mi.-Pilz 43) со взрывателем от мины T.Mi.42, а несколько позднее и специальный взрыватель для нее T.Mi.Z.43, который превращал мину в необезвреживаемую. В 1943-44гг. Вермахт получил свыше 3.5 мл. мин этого типа.
Нараставшая нехватка материалов, перенапряжение германской промышленности, огромный расход прежде всего противотанковых мин и нараставшая нехватка личного состава саперных подразделений   заставляли немцев искать новые средства минной борьбы с советскими танками.

В середине   43 года появляется так называемая istoria-min-2-2.gif (3496 bytes)ригельмина (Riegelmine 43 (R.Mi.43)), исходной идеей которой были явно советские мины ТМ-39 и ТМД-40. Было подсчитано, что для минирования километра фронта требуется 4 тыс. мин типа  T.Mi.42 или T.Mi.43, для подвоза которых необходимо иметь 15 трехтонных автомобилей, в то время как ригельмин требовалось лишь 1120, которые могли доставить 3 грузовика. Однако оказалось, что использование в мине по советскому принципу двух взрывателей типа ZZ 42 (аналог советского МУВ) делает ее крайне опасной для самих минеров и в 1944 году ее заменяют на R.Mi.44, имевшую один взрыватель нажимного действияistoria-min-3-98.jpg (14575 bytes) T.Mi.Z.42.

В  конце 1944 немцы начинают поставлять на фронт совершенно новый тип противотанковой мины. Это противоднищевая подпрыгивающая   мина (Panzer-Sprengmine) под наименованием   Hohlladungs-Springmine 4672  была сделана с использованием головки (гранаты) кумулятивного действия  и пробивала днище   танков. Всего Вермахт получил около   59тыс. этих мин.

istoria-min-3-d.jpg (4097 bytes)Другим вариантом противоднищевой мины кумулятивного действия стала, принятая на вооружение в 1943 году panzerstabmine 43 (Pz.Stab.Mi.43) состоявшая из  обычного кумулятивного подрывного заряда и штыревого взрывателя наклонного действия. Мина устанавливалась в специально отрываемую яму на вбитый в дно ямы деревянный кол. При наклоне штыря корпусом танка взрывом кумулятивного заряда пробивалось днище танка. Мины этого типа были особенно опасны. т.к., как правило, танк выводился из строя полностью, а экипаж погибал.

Пожалуй, Sta.Mi.43, T.Mi.43, R.Mi.43, R.Mi.44 и Hohlladungs-Springmine 4672 были  последними металлическими противотанковыми минами Вермахта.

По мере потерь территорий в Германии нарастала нехватка металла и производственных мощностей. В 1944 году начинается поставка в войска  противотанковой мины Topfmine 4531, корпусistoria-min-2-3.jpg (7679 bytes) которой изготавливался из древесной муки, пропитанной каменноугольной смолой, а ее взрыватель был изготовлен из стекла. Варианты этой мины Topfmine A 4531 из смеси лигнита, пыли бурого угля и битума, Topfmine C-4531 (Papmine) из склеенных между собой деревянных или фанерных дощечек или вовсе из картона, Topfmine B-4531(Viskonit-Mine ) из древесных отходов. Существовал и вовсе экзотический вариант Topfmine 4531 с корпусом из фарфора.

istoria-min-2-4.jpg (13687 bytes)Выше уже говорилось о появлении на фронте в 43 году противопехотной мины из бетона St.Mi..43. 
В 1943 году появляется стеклянная фугасная противопехотная мина нажимного действия Glasmine 43 c химическим взрывателем.

В 1944 году немцы значительно упростили свою знаменитую мину-лягушку S.Mi.35 и выпустили ее под наименованием S.Mi.44.

Довольно широко немцы, начиная с лета 1944 года, начинают практиковать установку мин на неизвлекаемость способом установки дополнительного разрывного заряда под низistoria-min-2-5.jpg (2376 bytes) мины, для чего фирмой   Marklin&Cie., GmbH Spielwarenfabril in Goppingen был разработан взрыватель разгрузочного действия SM-2 (Entlastungszunder SM-2).Правда, применение этого способа оговаривалось условиями, что на данном участке местности Вермахт не предполагает ведения наступательных действий и возвращаться сюда не намерен (Инструкция службы армии - Heeresdienstvorschrift 220/ b (Minen und Minenzunder) vom 10.September 1944).

С конца 1944 производство так называемых "вспомогательных мин" (Behelfsminen) начинает превышать производство табельных мин, чего настойчиво требует руководство Вермахта. Все больше мин изготавливается в войсках или в прифронтовых гражданских мастерских. Все их перечислить невозможно, т.к. многие из них даже не получали официального наименования.
С января 1945 г. в  Вермахт поставляется и очень широко используется мина-ловушка разгрузочного действия Entlastungsmine, изготавливаемая из древесины.
В 1945 появляется противопехотная картонная мина S-Mine 45 Sp и две разновидности малогабаритной мины в жестяных баночках Schutzendosenmine. Последние предполагалось закладывать на хранение в тайные склады немецкой партизанской организации Вервольф и использовать для минирования в тылу Красной Армии и войск союзников.

С лета 1944 года в ход пошли и запасы трофейных мин. Американская  инструкция "Mines and charges used by the german Army " от декабря 1944 года описывает около 27 типов мин негерманского происхождения, используемых Вермахтом.

Красная Армия вплоть до середины 1944 года пользовалась в основном деревянными противотанковыми и противопехотными минами, широко используя для их изготовления возможности самих войск и населения прифронтовой полосы. В основном, изготавливались противотанковые мины типа ТМД-Б, вариации мины ЯМ-5 ( ЯМ-5К, ЯМ-5М, ЯМ-5и, ЯМ-10) и противопехотные мины   ПМД-6 (вариации ПМД-6ф, ПМД-7, ПМД-7ц, ПМД-57) В большей степени, нежели сами мины в войска поставлялись минные средства взрывания - взрыватели МУВ, МВ-5, ВПФ. По мере развития производства металла все больше на фронте появлялось осколочных натяжных мин ПОМЗ-2.

В 1944 году восстанавливается производство металлической круглой противотанковой мины ТМ-41, получившей вследствие проведенной модернизации наименование ТМ-44. Тогда же появляется модернизированный вариант  мины ТМД-Б под названием ТМД-44, вся модернизация которой заключалась в том, что гнездо для взрывателя МВ-5 закрывалось не дощечкой, а пластмассовой винтовой пробкой, что впрочем не делало мину ни удобнее, ни лучше.

Всего за период Великой Отечественной войны Красная Армия установила свыше 70 мл. мин, на которых подорвалось свыше 10 тыс. немецких танков и других машин.

Минная война на советско-германском фронте не ограничивалась противотанковыми и противопехотными минами. Третьим по распространенности типом мин были противотранспортные мины и прежде всего, мины, применявшиеся на железных дорогах. Особенности этого театра военных действий предопределили более широкое, нежели на других фронтах использование железнодорожного транспорта, а большая протяженность немецких коммуникаций по территории СССР делала удары по рельсовым путям особенно чувствительными для Вермахта. В основном, минированием железных дорог занимались партизаны и специально засылаемые диверсионные группы.

Начало минно-рельсовой войне было положено уже   28 июля 1941 года, когда на участке железной дороги  Струги Красные - Плюсса диверсанты подорвали немецкий ремонтно-восстановительный поезд, остановив движение на этом участке почти на сутки. В течение 10 дней второй половины августа 1941  действиями одного армейского диверсионного отряда на участках  Псков-Струги и Псков-Порохов было подорвано 8 немецких составов, в результате чего были выведены из строя 40 вагонов, 3 бронеплощадки, убито и ранено около 240 солдат.
За шесть месяцев 1942 года  на противотранспортных минах, в полосе немецких войск против Северо-Западного фронта было подорвано 18 немецких эшелонов, а в полосах действий противника против  Ленинградского и Волховского фронтов 26 эшелонов.

В дальнейшем минирование железных дорог нарастало и приобрело характер войсковых операций. Первой такой операцией следуент считать операцию "Рельсовая война", которая проводилась в период с 3 по 15 августа 1943 года в тылу немецких групп армий "Центр" и "Север". Только ленинградские диверсионные группы к середине августа взорвали около 3 тыс. рельс, а в ночь на 21 августа еще столько же. К концу августа ими было уничтожено еще около 9 тыс. рельс.

О размахе минирования на железных дорогах в 1943 году пишет в своей работе "Военное значение транспорта" немецкий автор Герман Теске:

"В ночь перед общим наступлением русских на участке группы армий "Центр", в конце июня 1944 года, мощный отвлекающий партизанский налет на все важные дороги на несколько дней лишил немецкие войска всякого снабжения. За одну эту ночь партизаны установили около 10.5 тыс. мин, из которых удалось обнаружить и обезвредить только 3.5 тыс.".

Следовательно, под немецкими эшелонами  в течение одних только суток взорвалось около 7 тыс. мин. Каждый подрыв поезда прерывал движение по железной дороге от 4 до 20 часов, не говоря уже о значительных материальных потерях. Разумеется, далеко не всегда эта рельсовая война имела такой размах, но велась она систематически и практически без перерывов.

С середины сентября до середины ноября 1943 года была проведена вторая войсковая операция с привлечением диверсионных групп и партизан под названием "Концерт". Штаб партизанского движения Ленинградской области доносил итоги этой операции за октябрь 1943 года - только по Ленинградской области взорвано 16.5 тыс. рельс, потерпели крушение 26 воинских эшелонов, в результате чего было уничтожено 23 паровоза, 205 вагонов и 18 железнодорожных мостов.

istoria-min-3-96.jpg (7486 bytes)Специальных противотранспортных мин до начала войны Красная Армия не имела. Диверсионные группы и партизанские отряды снабжались табельными взрывчатыми веществами (чаще всего тротил и мелинит в шашках), табельными и специальными взрывателями, из которых импровизировались противотранспортные мины. Первоначально использовались взрыватели УВ, МУВ и МВ-5, позднее, специально для этих целей были разработаны взрыватели ВПФ (комбинированный натяжного и наклонного действия) и ПВ-42 (специальный нажимной противопоездной взрыватель); электромеханический замыкатель ЗЭМ-2, вибрационный замыкатель ВЗ-1,  колесный замыкатель КЗ, которые замыкали электрическую цепь противотранспортных мин под воздействием колес паровозов, либо под воздействием вибрации от движущегося транспорта.

В ходе войны были разработаны противотранспортные мины ПДМ-1(могла изготавливаться в условиях партизанского отряда), МЗД-4 и МЗД-5, которые могли использоваться как на железной дороге, так и на автодорогах. Эти две мины снабжались вибрационным замыкателем и   электрохимическим замыкателем ЭХЗ либо ЭХВ. Т.е. установленная мина могла пролежать от 2 часов до 2 месяцев и затем сработать под проходящим транспортным средством. 
Мины МЗД-10 и МЗД-35 могли пролежать заранее установленный срок в пределах от 2 часов до 10 (35) суток и затем сработать под транспортным средством.
Более простая противотранспортная мина АС просто срабатывала при обрыве натяжной нити автомобилем.
Противопоездная мина ПМС имела выносной электроконтакт, устанавливаемый под подошвой рельса, а сама устанавливалась достаточно глубоко в насыпь.
Дорожные мины ДМ-3 и ДМ-4 имели инерционные замыкатели, которые срабатывали от сотрясения грунта при прохождении  над ними автомобиля. танка или поезда.

С переносом боевых действий на территории сопредельных стран и развитием общего значительного преимущества Красной Армии над Вермахтом надобность в использовании противотранспортных мин резко снизилась и в заключительном периоде войны эти мины Красной Армией практически уже не использовались.

Наряду с противотранспортными минами Красная Армия и партизаны довольно широко использовали объектные мины. В основном, они состояли из более или менее значительного количества взрывчатки в различных упаковках (коробки, ящики, мешки) и специальных взрывателей замедленного действия, которые вызывали взрыв мины либо перевод ее в боевое положение по истечении заданного времени. Многие из таких взрывателей использовались в минах, которые часто называют диверсионными (по сути это те же объектные мины, только устанавливаемые диверсантами в тылу противника, а не армейскими минерами при заблаговременном минировании объектов).
Прежде всего, это электрохимический предохранитель ЭХП, который замыкал электроцепь через 10-240 минут после приведения его в действие; электрохимический замыкатель ЭХЗ со сроком замедления от 2 часов до 3-4 месяцев; электрохимический взрыватель ЭХВ со сроком замедления от 12 часов до 120 суток.
Использовались и часовые взрыватели -часовой десятисуточный замыкатель ЧДЗ, который замыкал электроцепь мины в заранее установленное время в пределах от 2 часов до 10 суток и такой же тридцатипятисуточный замыкатель; 16-суточный часовой взрыватель ЧМВ-16 (взрыватели не замыкали электроцепь, а приводили в действие в заранее установленное время подпружиненный ударник);   60-суточный взрыватель ЧМВ-60.

Эти устройства позволяли устанавливать время взрыва объектной мины или же перевести в боевое положение заблаговременно установленную противотранспортную мину. Известен факт, когда при отходе советских войск от Харькова на участке железной дороги  в несколько километров под насыпь было установлено несколько десятков противотранспортных мин с часовыми замыкателями, установленными на различное время. Многочисленные проверки и тщательная охрана участка дороги не давала положительных результатов, через некоторые промежутки времени на этом участке подрывались эшелоны. Взрывы продолжались в течение двух месяцев. В результате немцы частично были вынуждены полностью снять насыпь и возвести новую, частично отказались от использования участка дороги совсем.

Имелись и специально изготавливаемые заводским способом объектные мины. Прежде всего, это мина МЗД-1 со сроком замедления от 2 до 120 суток (по истечении заданного срока она просто взрывалась). эту мину использовали для минирования различного рода зданий, аэродромов, систем водоснабжения и т.п.
Мина МЗД-60 имела срок замедления от 6 до 60 суток. В зависимости от характера задачи эти мины могли усиливаться мощными зарядами взрывчатки. Известно, что с помощью таких мин, установленных в зданиях наиболее подходящих для использования в качестве штабов, были уничтожены в Одессе штаб румынской части, а в Харькове штаб немецкой дивизии (при этом погиб генерал командир дивизии).

Вариантом объектных мин была малая прилипающая мина МММ.  Эти мины использовались диверсантами для подрыва подвижного состава железных дорог, прежде всего железнодорожных цистерн с горючим. Эти мины имели магниты и легко крепились на металлических объектах. Они снабжались малогабаритными химическими взрывателями замедленного действия. Впрочем, одна из таких мин была использована для совершения террористического акта против гауляйтера Белоруссии Кубе.

Для уничтожения немецких наплавных мостов и повреждения мостов на жестких опорах были созданы сплавные  речные мины СРМД и СРМ-263, речная мина УМК (могла использоваться как сплавная, так и как якорная против плавсредств противника), предназначенная против плавсредств якорная мина РМКФ.

Мины-ловушки были представлены одной табельной миной МС-2 (вариант мины ПМД-6, срабатывающей от снятия нагрузки) и   различными импровизируемыми устройствами. В основном, они использовались в качестве элементов неизвлекаемости противотанковых мин. В качестве ловушек они использовались редко и в очень ограниченных масштабах. О минах-ловушках обычно больше говорится и пишется, нежели они используются.

Рассмотрим другие театры военных действий Второй Мировой.

istoria-min-3-97.jpg (13494 bytes)В Северной Африке в первый период боев итальянцы использовали авиационную систему дистанционного минирования в которой применялись так называемые  бомба - термос АР-4а (также называемая противопехотной бомбой Manzolini), которая доставляла много неприятностей англичанам. Но итальянцы,  как и немцы недооценили преимуществ этой системы и применяли ее редко, хотя и довольно долго в 40-42 годах.

Вермахт также весьма широко применял мины на африканском театре военных действий. Лиддел Гарт, описывая первое сражение у Эль-Аламейна пишет об английском наступлении в ночь на 21 июля 42-го: "Наступление 5-й индийской дивизии также не достигло своей цели. Более того, она не сумела расчистить проходы в минных полях для ввода в бой 23-й танковой бригады. Утром 40-й и 46-й танковые полки, перейдя в наступление, встретили отступающих индийцев. Никто не мог сказать точно, расчищены ли минные поля, лежащие на пути наступающих. Вскоре обнаружилось, что проходы в минных полях не проделаны. Танки, оказавшись  в ловушке, попали под сильный огонь немецких танков и противотанковых орудий и застряли. Вернулось лишь 11 танков".

Таким образом, Гарт свидетельствует, что немецкие минные поля  явились решающим фактором в срыве наступления целой дивизии и обеспечили немцам уничтожение двух английских танковых полков. В тот день против потерянных 11 немецких  англичане потеряли 118 танков. Мы не будем утверждать, что все  английские танки были уничтожены минами, но бесспорно, что именно мины обеспечили десятикратную разницу в потерях.

Через четыре дня англичане и австралийцы возобновили наступление, но "...командир 1-й бронетанковой дивизии...., счел проход в минном поле недостаточно широким. Задержка ухудшила перспективу всего наступления. Только к началу дня головные танки двинулись через минное поле, но были остановлены в проходе немецкими танками....Пехота в это время находилась на дальней стороне минного поля. Немцы ее отрезали, а затем и разбили в результате контратаки.... Окинлек был вынужден приостановить наступление"

Здесь мы вновь видим, что минные поля   останавливают целую танковую дивизию и срывают все наступление.  Впрочем, и англичане с помощью минных полей сорвали наступление Роммеля на кряже Алам-Хальфа в августе 42-го. Он планировал быстро прорвать южный участок английской обороны и перерезать коммуникации 8-й английской армии. Для этого в течение ночи немецкие танки должны были преодолеть около 50 километров, но задержавшись на преодолении минных заграждений, к рассвету немцы продвинулись лишь на 13 км. и попали под удар английской авиации.

В октябре 42-го фельдмаршал Монтгомери начинает новое наступление в битве у Эль-Аламейна, но как пишет Гарт: "...однако этот удар захлебнулся на минном поле".

Все возрастающее влияние мин на ход боевых действий в Северной Африке вынудило союзников обратить самое пристальное внимание на средства противодействия минам. Зимой 41-42 года английское командование выдает заказ на разработку индукционного миноискателя, в 8-й английской армии, действовавшей в Северной Африке начинает свою работу минная школа, в задачи которой входила помимо обучения войск минированию и разработка средств поиска мин и преодоления минных заграждений. Напомним, что "отсталая и примитивно вооруженная " Красная армия с зимы 39-40 года пользовалась миноискателем собственной разработки ВИМ-210, а к 42 году были разработаны и внедрены ВИМ-203,  ВИМ-695 и ВИМ-625.
Школа первоначально предложила тактику ручного поиска мин с помощью щупов и миноискателей специальнымиistoria-min-2-93.jpg (9953 bytes) группами разминирования (что давно и успешно применялось и немцами и русскими), но поскольку темп поиска мин и проделывания проходов не превышал 3 метров в минуту, то сначала появляется платформа, груженая мешками с песком, которую толкает впереди себя грузовик, затем грузовик с бронекабиной, толкающий впереди себя примитивный катковый трал. Пробовали также волочение за мотоциклом на длинной веревке кошки и даже бетонный цилиндр, буксируемый мулом.

Решение было найдено, когда южноафриканский инженер Дю Тоит(A.S.J. Du Toit) предложил цепной трал на базе танка Матильда . Идея заключалась в том, что на танк навешивалась рама, имеющая на конце вращающийся вал, приводимый в движение от двигателя танка. К валу было прикреплено множество отрезковistoria-min-2-94.jpg (5436 bytes) цепей. при движении танка вал вращался с большой скоростью и цепи  били по земле. вызывая взрывы мин, попадавших под удары.

На снимке  вариант цепного трала на танке Шерман.

Следует заметить, что к этому времени   Красная Армия уже начала формирование танко-инженерных полков,  получавших на вооружение гораздо более совершенные  катковые тралы ПТ-3, позволявшие танкам двигаться по минному полю со скоростью 5-10 км. в час, в то время, как Матильда с цепным тралом имела скорость траления 2 км в час, причем трал отнимал до 30% мощности двигателя, срок его службы составлял всего 9 часов, а огромные клубы пыли (или грязи), поднимаемые цепями,  лишали экипаж возможности видеть, что делается впереди

Однако, судя по Лиддел Гарту, англичане раньше немцев успешно применили минные заграждения еще в 41-м году при обороне Тобрука. Он пишет, что к рассвету 1 мая 41-го линия обороны англичан была прорвана на фронте 800 метров и Роммель двинул в прорыв танки. Однако они напоролись на минное поле, где из 40 танков было потеряно 17, из них пять безвозвратно. К исходу второго дня боев у немцев из 70 танков, в строю осталось лишь 35.  Из уничтоженных за два дня боев немецких 35 танков, 11 приходится на мины ( именно уничтоженных, а не просто подорванных). Совсем неплохой результат для мин.

Примечание автора. Следует подчеркнуть - "подорвалось",  это не совсем одно и то же, что и "уничтожено". Журналисты здесь без тени смущения написали бы "уничтожено" и выкинули бы из текста   "...и других машин".  Мы не раз были свидетелями, как шаловливое перо борзописца легко превращало правду в ложь. Противогусеничная мина (а именно такого типа мины практически только и применялись в те годы) редко повреждает танк так, чтобы он окончательно вышел из строя. Обычно требуется от 2 до 8 часов, чтобы танк вновь был в строю. Так что один и тот же танк за день может быть подорван и два и три раза. Г.Гудериан пишет, что до 94% подбитых танков ( всеми видами оружия) в течение двух недель возвращались в строй.

Однако,  недооценка англичанами мин в условиях пустынной местности привела к  тому, что когда Роммель, отбив первое наступление англичан, двинул свои силы вперед, последним, испытывавшим в этот момент острый недостаток и танков и солдат, пришлось срочно осваивать минное дело и пустить в ход все ранее захваченные запасы трофейных немецких мин. Но их остро не хватало, как и очень небольшого количества низкокачественных мин, присылаемых из Англии. Пришлось срочно организовать в Египте производство противотанковых мин  серии Mk   с добавлением двух букв  EP (Египетский Образец). Из-за невозможности производства  в Египте пружин для взрывателей механические взрыватели пришлось заменить химическими стеклянными, а тротил (которого тоже было слишком мало) динамитом, который в условиях жары быстро  разлагался с выделением из него нитроглицерина. Мина оказалась очень опасная как в производстве, так и в использовании.
Поскольку от этих мин англичане теряли больше солдат и рабочих, чем немцы танков, то ее производство пришлось вскоре прекратить. Правда, вскоре был разработан более удачный образец EP2, и этих мин было изготовлено несколько сот тысяч.

Англичане в Египте также скопировали немецкую выпрыгивающую противопехотную мину S.Mi.35, но эта мина была очень грубо сработана и крайне ненадежна, хотя и была официально принята на вооружение под названием  Mine Shrapnel Mk 1 EP5.

В целом же, британцам удалось поправить положение дел с минными заграждениями и немцы стали терять на минах много танков. И все же англичане не были столь последовательны как немцы и русские, не применяя устройств неизвлекаемости и очень мало прикрывая противотанковые мины противопехотными. К тому же часто минные поля британцы не прикрывали огнем противотанковых средств. Это не раз позволяло немцам спокойно снимать английские мины, проделывать проходы в минных полях и использовать английские мины против англичан же.

Когда наступление Роммеля на Эль Аламейн было остановлено, то Роммель, понимая, что со своими 500 изношенными танками он не сможет остановить натиск союзников, имевших к этому времени  уже более 1350 танков, сделал основную ставку на минные поля, прикрываемые огнем 88-мм. пушек и огнем пехоты. Собрав свыше 500 тыс. мин, включая трофейные английские, Роммель создал минную полосу  виде двух участков, перекрывающих всю линию фронта и имеющую глубину до 10км. Между минными полями он разместил опорные пункты пехоты и артбатареи. Танки же он отвел назад, создав из них подвижный броневой резерв.
Как видим, в системе немецкой обороны под Эль Аламейном мины играли ключевую роль. И когда 23 октября 1942г. англичане начали наступление, то немецкие мины фактически сорвали его. Командир английской 22-й бронетанковой бригады бригадир Робертс потом вспоминал, что всю первую ночь его бригада пробивалась через минное поле. Цепные тралы Скорпион сразу же отказали и саперам пришлось проделывать проходы вручную. К рассвету бригада оказалась зажата между первым и вторым минными полями и понеся потери,  откатилась назад. Когда в следующую ночь бригада пошла в атаку по своим следам прошлой ночи, то оказалась, что немцы пристреляли, проделанные проходы. Бригада, потеряв почти все свои танки, задачу так и не выполнила.
В отчаянии, командир 10-й бронетанковой дивизии бросил в атаку усиленный полк в количестве 43 танков с приказом идти вперед, невзирая на мины. Полк, потеряв на минах 28 танков, пробиться не сумел.

Несколько успешнее наступление оказалось там, где впереди танков шли импровизированные катковые тралы, закрепленные перед грузовиками в бронекабинами. Их сопровождали автомобили с саперами, которые были натренированы в снятии мин под огнем противника. Правда, тралы помогали лишь обнаруживать минное поле и после первого взрыва в дело вступали саперы. Но это давало определенный успех. Однако два дня топтания на минных полях сорвали наступление.
Ситуацию спасла только ошибка Роммеля, который начал своими очень ослабленными предшествующими боями силами контрнаступление. Это контрнаступление было легко отбито и союзники на плечах отходящих немцев прорвались сквозь эти так называемые "Сады Дьявола".

Отступая, немцы значительно тормозили продвижение союзников, минируя дороги и устанавливая мины-ловушки в местах, пригодных для привалов и отдыха. В результате этого союзники смогли выйти к Триполи только к маю 1943 года.
Собственно, в этих боях и американцы, принимавшие участие в этом наступлении, наконец познакомились с немецкими минами. Их офицеры признавались, что мины до этого момента они не видели даже на картинках.

В общем-то, не так уж  и много  было уничтожено и повреждено  минами танков и солдат. По мнению М.Кролла в боевых действиях в   Северной Африке  на совести мин порядка 19.5% всех потерь в танках  и 5-10% от общего числа выбывшего из строя личного состава союзников.   Но при этом не были гарантированы от гибели на минах даже высшие офицеры. В этой кампании немцы и союзники на минах потеряли в сумме семь генералов, включая потомка великого "железного канцлера" генерала фон Бисмарка.
Однако, мина обладает еще одним поражающим фактором - минным страхом. Как говорят саперы - "мина не знает промахов, она своего дождется".

Опыт Второй Мировой и других войн однозначно показал, что достаточно одного-двух подрывов танков на минах, чтобы атака танковой роты была сорвана. Подрыв на минах нескольких солдат останавливает движение роты, а то и батальона. Минный страх парализует волю, мины начинают мерещится везде. Нередко противоминные мероприятия замедляют выполнение боевой задачи гораздо больше, нежели сами мины противника. В этом смысле  мины свою задачу на полях боев выполнили  вполне.

Хотя считается, что Второй фронт был открыт в июне 1944 года высадкой союзников в Нормандии, однако не стоит забывать, что боевые действия союзников в Европе начались годом раньше.
В июле 1943 года союзники высадились на Сицилии. После непродолжительного сопротивления немецко-итальянские части оставили остров. Немцы мины здесь применяли весьма ограниченно, т.к. очевидно не собирались долго сражаться за остров. Однако с переносом боевых действий на материковую часть Италии положение резко изменилось. Италия вскоре объявила о своей капитуляции и немецким войскам сражаться с союзниками пришлось в одиночестве. А войск катастрофически не хватало. Восточный фронт перемалывал немецкие дивизию за дивизией.

В этих условиях немцы в Италии весьма успешно заменяли солдат минами. Однако характер минирования резко изменился. Немцы уже не столь тщательно фиксировали минные поля и вели документацию. Минные поля все больше размещались в случайных местах. Все это говорило о том. что возвращаться в Италию немцы не надеются.

Особый размах приобрело минирование минами-ловушками.  Как пишет Бек: "Масштаб противопехотного минирования увеличился по мере хода кампании. Мины - ловушки устанавливались в гроздях винограда, в плодах и оливковых деревьях, в стогах сена, в оградах, среди завалов, по стенкам в оврагах и долинах, склонах и террасах, по кроватям и берегам рек, в  следах телег по любому вероятному пути движения, в возможных местах привалов, в зданиях, которые войска могли бы использовать, в воронках от бомб и снарядов, которые солдаты могли бы использовать для укрытия от огня. Немцы помещали мины в щебень под полотно железной дороги, в туннелях, в бродах, на мостах, в ямах, и в развалинах. Бутылки,   стаканы, пистолеты Люгер, бумажники и карандаши были  ловушками, как и шоколадные плитки, мыло, окна, двери, мебель, туалеты, поврежденное немецкое оборудование, даже тела союзнических и немецких гражданских жителей и солдат."

В Италии союзники не располагали достаточно надежными средствами поиска и траления мин. Все образцы миноискателей, включая американский SCR-625, оказались непригодны к работке в условиях  нормальной влажности и значительной металлизации грунта рудами металлов. Цепные тралы Барон и Скорпион были ненадежны,  и не обеспечивали траление мин, закопанных глубже, чем 8-10см.. Развить опыт катковых минных тралов, столь успешно применявшихся Красной армией на Восточном фронте, союзники оказались не в состоянии.   Выход был найден американцами - они просто использовали гусеничные бульдозеры, снимая ими слой грунта 20-30см. Хотя подрывы бульдозеров были частыми, но тяжелых ранений или смертей бульдозеристов было мало. Против мин натяжного действия союзники стали использовать метод прогона отар овец или коз через подозрительные места. В 1944 году американцы стали устанавливать бульдозерное оборудование на танки, что значительно снизило количество несчастных случаев.

Однако союзники продолжали терять много саперов во время разминирования, даже в тыловых районах. Достаточно сказать, что американский 10-й инженерный боевой батальон при удалении 20 тыс. мин с минных полей возле Формия -Гаета (Formia-Gaeta), к северу от Неаполя потерял погибшими за 16 дней 15 человек и 43 раненными.   Таких потерь от мин среди саперов не знали ни немцы, ни русские  при работах даже на переднем крае. Низкая квалификация американских саперов из 109-го инженерного боевого батальона привела к тому, что при взрыве перевозившихся необезвреженными немецких мин погибло сразу 12 американских саперов.

Вместе с тем, эти потери привели с одной стороны к дальнейшему развитию неприязни англичан и американцев к минам, с другой заставили их искать новые методы разминирования. Не обращая никакого внимания на немецкий и русский опыт контрминной борьбы,  союзники самостоятельно изобрели способ забрасывания на минное поле с помощью винтовочных гранат детонирующего шнура, дающего при своем взрыве дорожку шириной 45 см., чистую от мин; вспомнили про удлиненный заряд разминирования "Бангалорская торпеда", который был создан еще в 1912 году для проделывания проходов в проволочных заграждениях; развили Бангалорскую торпеду в более мощный заряд Snakes.

Когда обстановка в Италии заставляла союзников перейти к обороне, как это имело место, например, при Анцио (Anzio),  то им приходилось прибегать и к минированию. Американцы минировали очень трудоемким и отнимающим много времени способом - один солдат размечает колышками места установки мин в ряду, один подносит к ним мины и двое их устанавливают, приводят в боевое положение и маскируют.
Например, в апреле 1944 года  взвод американского 109-ого инженерного боевого батальона потратил 240 человеко-часов, чтобы установить 2444 противотанковые мины и 199 противопехотных мин и дополнительно 96 человеко-часов, чтобы его зафиксировать минное поле. Заметим, что установка такого количества мин методом строевого расчета, с одновременной их фиксацией у немецких или советских саперов   требовала в четыре раза меньше времени.
Кроме того, американцы пренебрегли опытом минирования, имевшимся у англичан и начали устанавливать свои мины чрезмерно плотно - до 3 противотанковых мин на 2 метра и 1 противопехотной на 3 метра в одном ряду. В результате минное поле возле Анцио (Anzio), установленное американским 39-ым инженерным боевым полком (39th Engineer Combat Regiment) было полностью уничтожено в результате взрыва одной минометной мины, упавшей на это поле.

Но особенно плохо обстояло дело с фиксацией минных полей и составлением отчетной документации. Минные поля саперами не передавались обороняющимся подразделениям, при смене подразделений передача минных полей также не осуществлялась, при уходе подразделений вперед поля никак не обозначались и не istoria-min-3-a.jpg (14275 bytes)огораживались. Это приводило к тому, что на союзнических минах подрывалось больше своих танков и солдат, нежели немецких.

Американцы использовали спешно разработанные  противотанковые мины М1 и М7, противопехотные выпрыгивающие М2, англичане легкие противотанковые мины Hawkins и выпрыгивающие   шрапнельные противопехотные мины Mark 2.

Результатом минной войны в Италии было то, что в этой кампании из общих потерь союзников мины дали  до 30% танков и 4-5% личного состава.

Еще одним регионом мира, где разворачивались события Второй Мировой войны был  Тихоокеанский театр военных действий, где союзники (в основном англичане и американцы) воевали против Японии. Этот театр распадался на две основные части -Бирма и острова Тихого океана.

О минной войне в Бирме почти ничего неизвестно и по всей видимости, в силу особенностей местности и рассеянного характера боевых действий мины там практически не применялись. Японцы в предвоенный период внимания наземным минам не уделяли, а немецкий опыт минной войны к ним пришел слишком поздно.
istoria-min-3-b.jpg (6394 bytes)Пожалуй, существенно союзники столкнулись с японскими минами только в борьбе за острова Тихого океана, где японцам было удобно минировать береговую линию против десантных  плавсредств союзников противодесантными минами, получившими название в англоязычной литературе "Type 93". Вероятнее всего, эта мина у японцев носила просто индекс "93". Она представляла собой полусферу диаметром около 51 см., которая содержала около 22 кг. взрывчатки. Датчиками цели были два рожка (свинцовые трубки, внутри которых ампулы с электролитом). При смятии плавсредством рожка ампула разбивалась, электролит проливался на гальванический элемент от которого взрывался электродетонатор и от него заряд мины. Собственно, это по сути уменьшенная морская гальваноударная мина, у которой удалена нижняя часть сферы в силу того, что этой мине нет необходимости плавать в воде, а заряд перемещен в верхнюю часть. Да уменьшено количество датчиков цели до двух. Японцы эту мину использовали и как противотанковую, зарывая ее в песок так, что над поверхностью торчали только рожки. Такая мина уничтожала любой союзнический танк.
При высадке в феврале 1945 года  на остров Коррегидор (Corregidor)  американский  3-й батальон 34-го пехотного полка (3rd Bin, 34th Infantry Regiment) потерял на этих минах 29 солдат и половину всей своей боевой техники.

Густая растительность на этих островах ограничивала возможности продвижения вглубь территории несколькими прорубленными в джунглях дорогами. Это способствовало использованию противопехотных и противотанковых мин, однако весь минный арсенал японцев был ограничен противодесантными минами типа 93 и импровизируемыми из артиллерийских снарядов противопехотными минами. В целом же японцы очень мало уделяли внимания минам, а американцам не было необходимости использовать это оружие в силу того, что они вели наступательные действия на островах.
Американцы весьма успешно применяли на островах танки с установленными на них двухотвальными бульдозерами, которыми они пробивали себе дорогу в джунглях, обходя мины. И все же на минах они потеряли до 39% танков и 1% личного состава.

Красная Армия начала боевые действия против японских войск в Манчжурии, на островах Курильской гряды и Сахалине 9 августа 1945. Кампания продолжалась до 25 августа. Сведений о японском минировании в этих регионах автору обнаружить не удалось, за исключением того, что в перечне советских трофеев по 2-му Дальневосточному фронту среди прочего вооружения и имущества указаны 700 японских противотанковых мин. Столь мизерное количество взятых в качестве трофеев мин наряду с тем, что в боевых донесениях потерь на минах не отражено,   указывает на то, что японцы к минированию своей обороны не прибегали совсем или же делали это очень и очень незначительно. В расходных ведомостях инженерного склада Дальневосточного округа (пос. Буянки Реттиховского  района Приморского края) выдача мин войскам в период июнь-август 45-го также не прослеживается. Это говорит о том, что на Дальнем Востоке Красная Армия  к минированию не прибегала.istoria-min-3-95.jpg (8863 bytes)

В книгах, посвященных минам Второй Мировой войны о японских противопехотных минах не упоминается и ряд авторов полагают, что противопехотными минами японская армия не располагала. Однако в фондах музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге имеется мина, которая обозначена как японская противопехотная мина. Сведений о ее наименовании, характеристиках и применения не имеется.

И немцам и союзникам давно было ясно, что основные сражения в Европе помимо Восточного фронта развернутся во Франции и начнутся они высадкой десанта союзников на ее северном побережье.
Немцы начали строительство так называемого Атлантического вала с момента, когда стало ясно, что немецкое вторжение в Англию практически нереально, т.е. после провала блицкрига    против СССР.
Летом 1943 года, когда опасность вторжения союзников во Францию  стала для немцев очевидной, они усилили работы по созданию линии обороны. К декабрю ответственным за немецкую оборону за западе назначается генерал Роммель. Изучив состояние обороны и выяснив скудность своих сил, Роммель, хорошо усвоивший роль и значение мин во время боев в Северной Африке, решил сделать в определенной мере ставку на них. Он резко активизировал минирование побережья. Его усилиями количество мин  на побережье было доведено до около 4-5 мл. штук различных типов. Всего же Роммель требовал минимум 20мл. мин, а достаточным количеством мин считал 200 мл. мин, чтобы надежно прикрыть Францию от вторжения союзников. Однако промышленность Германии с таким объмом производства мин справиться не могла.

Немецкий историк генерал Курт Типпельскирх пишет в своей книге "История Второй Мировой войны", описывая подготовку немцами обороны на побережье Франции: "Поэтому было необходимо всеми средствами создавать затруднения противнику именно при выходе его на берег. Этой цели должны были служить предпринятые в значительных масштабах подводное минирование и созданные непосредственно на побережье проволочные заграждения с минными полями... Если за три предыдущих года было установлено всего 2 мл. мин, то за несколько месяцев деятельности Роммеля число их было утроено... Тем не менее мины даже в таком количестве сыграли при высадке значительную роль."

Союзники, имели сведения о минировании побережья Франции и, учитывая свой опыт боев в Северной Африке и Италии, предприняли свои меры для успешного прорыва немецких минных заграждений. Достаточно сказать, что значительно улучшенный цепной трал Скорпион был установлен на лучший по тому времени союзнический танк Шерман 5. Это вариант танкового трала получил наименование Краб Шерман (Sherman Crab) и таких машин к июню 1944 года было подготовлено 680.
Канадцы создали катковый танковый трал под названием  "Неразрушаемый катковый трал" (Canadian Indestructible Roller Device (CIRD). Однако, в отличие от действительно неразрушаемого  советского трала ПТ-3, использовавшегося в Красной Армии в составе танко-инженерных полков с весны 1943 года, канадский только назывался неразрушаемым. Механизм крепления к танку оказался неудачным и   выходил из строя после одного-двух подрывов. Поэтому, фактически канадский трал в бою играл роль только разведчика минного поля и после взрыва первой мины уступал место саперам с из миноискателями и щупами.
Целый ряд минных тралов различных видов предложили американцы. Среди них несколько образцов катковых тралов (Т1Е1 -Т1Е6), несколько образцов плужных и бульдозерных тралов. Было разработано несколько способов проделывания проходов в минных полях с помощью зарядов взрывчатки. Среди них был проект подачи на минное поле  ракетным двигателем шланга, который затем заполнялся жидким нитроглицерином и взрывался. Был проверен и способ проделывания проходов с помощью воздушной бомбардировки. Во время эксперимента на полигоне 18 тяжелых бомбардировщиков, сбросив 180 бомб весом по 100кг. каждая, смогли проделать проход шириной 18 и длиной 100м. Однако, оказалось, что если противотанковые мины были уничтожены все, то противопехотные в пределах 76-90%. Кроме того, перепаханная минами полоса была непригодна для движения техники.
Был также разработан и внедрен в производство индукционный миноискатель AN/VRS-1, установленный на танке. Однако, он был ненадежен и не мог отыскивать деревянные мины.

Различного рода минно-взрывные и невзрывные заграждения, комплексно установленные немцами в прибрежной полосе нормандского берега и в местах возможной высадки парашютистов и посадки десантных планеров сыграли значительную роль в первых боях на французской земле, начиная с 6 июня 1944 года (день "Д"). Только воздушные десантники (планеристы и парашютисты сразу же потеряли от 16 до 20% личного состава, что значительно подорвало их боевой дух.
Хотя специальных противодесантных мин немцы в прибрежной полосе почти не имели, но сумели хорошо импровизировать противотанковые мины, приспособив их в качестве противодесантных.
Только на участке высадки "Голд" (Gold Beach) англичане на минах потеряли около 20 десантных плавсредств, что привело к значительным потерям в технике и личном составе.
Американский 237-й инженерный боевой батальон (237th Engineer Combat Battalion), обеспечивавший высадку на участке "Юта" (Utah Beach) и первым продвинувшийся за пределы пляжа, попал на минное поле из выпрыгивающих мин S.Mi.35, после чего солдаты в панике бросились назад в воду.
Американский 115-ый пехотный полк (115th Infantry Regiment) на участке "Омаха" (Omaha Beach) отказался двигаться вперед, когда солдаты поняли, что саперы не в состоянии отыскать и уничтожить немецкие мины и пролежал на берегу несколько часов.

Вместе с тем, настоящих потерь от мин было относительно немного. К настоящему времени нет полных  данных о потерях от мин во время высадки, но 8-й и 22-й полки, оказавшиеся во время высадки там, где практически не было немецких позиций, потеряли всего 12 убитыми и 106 ранеными. Можно утверждать, что все потери в этих двух полках  были от мин.
Однако, причинив сравнительно немного потерь, немецкие мины свою задачу выполнили в полной мере, значительно задержав продвижение союзников. Еще раз подтвердился тезис о том, что сами по себе мины могут очень немногое, но их значимость резко возрастает, если минные поля прикрываются огнем артиллерии и стрелкового оружия. А вот пехоты и артиллерии у немцев во Франции было очень мало и мины, единственная надежда Роммеля, одни остановить союзников не смогли.

Значительные опасения союзников в отношении минной опасности при подготовке вторжения, повлекли за собой значительное развитие противоминных средств и значительный рост численности инженерных частей. Четверть всех американских войск, высадившихся в Нормандии были инженерными частями. Это необычное для мирного времени соотношение численности родов войск помогло союзникам во время боев в Северо-Западной Европе двигаться относительно безопасно и быстро.

Однако, в это время немцы практически прекратили производство металлических мин и перешли к производству мин из самых различных материалов - дерева, бумаги, стекла, керамики, бетона, пластмассы и даже отходов других производств - древесных опилок, смешанных с каменноугольной смолой и т.п. Это было вызвано острым дефицитом металла и производственных мощностей, а отнюдь не соображениями затруднения обнаружения мин союзниками, но проблема материалов для немцев обернулась выгодной для них стороной.
И союзники, и Красная Армия стали терять на немецких минах больше личного состава и танков, нежели раньше, а проблема поиска мин и проделывания проходов обострилась. Так, американский 246-й инженерный боевой батальон (246th Engineer Combat Battalion)  в один из дней наступления в Рурской области натолкнулся на минное поле и потерял сразу же шесть машин, из-за того, что миноискатели не смогли обнаружить немецкие мины Topfmine, которые были изготовлены из смеси опилок и каменноугольной смолы. Ручной поиск и удаление мин задержали продвижение американских танков более чем на 6 часов.
Под Мариедорфом (Mariadorf) рота Ф 117-го пехотного полка (117th Infantry's Company F) из-за того, что миноискатели не смогли обнаружить немецкие деревянные мины, попала на минное поле, залегла и в течение нескольких часов расстреливалась минометным огнем, потеряв при этом убитыми около 60 человек.

Любопытно отметить, что примерно в то же время американцы обратили внимание на то, что немцы безошибочно и очень быстро отыскивают свои Topfmine миноискателями типа Stuttgart 43. Союзники не смогли разобраться в принципе работы миноискателя, но заметили, что это как-то связано с тем, что вокруг таких мин в лунках всегда присутствует песок и в комплект каждой мины также входит мешочек с небольшим количеством песка. Только когда несколько лет спустя  этот песок догадались проверить счетчиком Гейгера, тайна прояснилась - песок, известный немцам как Tarnsand, имел небольшую радиоактивность и именно на нее и реагировал Stuttgart 43.

Проблему поиска мин удалось в основном решить за счет собак, которые, как оказалось, отлично ощущают запах взрывчатки. Остается только удивляться высокомерию англичан и американцев, которых еще в 42 году познакомили со службой минно-розыскных собак Красной Армии, существовавшей в нашей стране еще сначала тридцатых годов. Потребовалось почти два года упорных поисков различных методов обнаружения мин, сотни подорвавшихся танков и тысячи убитых и искалеченных американских и английских солдат, чтобы признать этот "...варварский, примитивный, но удивительно эффективный метод поиска мин".

Немецкий генерал Гейнц Гудериан, оценивая роль минного оружия в период Второй мировой войны, писал, что по степени опасности для танков мины стояли на третьем месте после танков противника и противотанковых пушек.

По оценкам историка М.Кролла немцы за время войны разработали и внедрили в промышленное  производство шестнадцать различных типов противотанковых мин, десять различных типов противопехотных мин, не считая   большого количества импровизированных и самодельных мин. Всего по его оценкам немцы установили около 35 миллионов мин, что  намного превышает число мин, установленных всеми союзниками в сумме, хотя рекорд минирования в войне поставила Красная Армия, установив 67 миллионов мин (по советским же  источникам Красная Армия установила свыше 70 мл. мин.).   Патриарх советского минного дела полковник И.Г. Старинов в соей книге "Мины замедленного действия приводит такие цифры: ".... в годы Великой Отечественной войны  было произведено и поставлено войскам 24 мл.837тыс. 500 противотанковых мин, свыше 40 мл. противопехотных мин, 1 мл. 437 тыс. специальных мин" .
Итого получается, что только советская промышленность произвела и поставила в войска 66мл.274 тыс. 500 мин различных типов. Количество мин, изготовленных кустарным способом самими войсками не поддается учету.
По оценкам немецкого историка В.Фляйшера, только за один год в 1944 г. немецкая промышленность выпустила и поставила в войска 43 мл.676 тыс. мин., а в 1945 1 мл.800 тыс.  Так что цифра в 35 мл. мин, установленных немцами, и 67 мл. установленных русскими, приводимые Кроллом,  явно и значительно занижены.

Примечание автора. Ну и где все эти мины? А их, в общем-то, и не отыскать сегодня ни в России, ни в Германии, ни в Польше, ни где-либо еще. Почему, при невероятно огромном количестве установленных в войну мин, вплоть до второй половины 90-х годов не было необходимости говорить о минной опасности в Европе или где либо еще? Быть может потому, что в те годы не существовало минного бизнеса и не плодились как грибы все эти фирмы и фирмочки "гуманитарного разминирования", кровно заинтересованные в истерике по  поводу минной опасности (RONCO,UK, MineTech, HELP, RS Civil Protection, STOP Mines, ITF, Альфа-Б, Эмерком, Трансимпекс, HALO Trast, UNIEXPL, FORT, Medecop, UNIPAK, Detector, Оktol, Amfibija, BH Demining, Si Company , Cum Call, и т.д. и т.п.), а разминированием занимались, те, кому это было положено по службе, т.е. армейские саперы, с которых жестко спрашивали и ничего не платили.

Союзники поступали еще проще, они заставляли снимать мины самих немцев и своими головами доказывать добросовестность работы. Вот одно свидетельство, приводимое вistoria-min-2-92.jpg (16630 bytes) книге М.Кролла The History of Landmines. Подпись под фотоснимком гласит :"Многие немецкие военнопленные после войны использовались для очистки минных полей;  чтобы гарантировать добросовестность и уверить местное население в безопасности, пленные проходят через места, которые они очистили. Фотография IWM".

А что? Дешево и надежно. Вы ставили, вы и снимайте. Снимали и неплохо. И незачем сегодня трепать нервы пугливому европейскому обывателю, что с таким блеском делают всяческие Антиминные Мониторы и прочие энтузиасты Оттавской Конвенции, чья истинная деятельность и заключается в том, чтобы вытряхивать из государственных бюджетов немалые денежки, потрясая перед носом оторопевших барышень журналисток ржавыми железками, взятыми в полуразваленных складах бывшей югославской армии и втихушку зарытых в землю за 15 минут до появления очередной группы любителей жареного с   телекамерами.

О том, насколько немецкие мины были эффективны против танков союзников во время боев в Северо-Западной Европе в 44-45 годах,  говорят такие цифры -  из общего числа потерянных танков в 2245 на минах было потеряно 449, или 20.5%, в то время как от огня немецких танков союзники потеряли 14.5% своих танков. Впрочем, последняя цифра скорее говорит о том, как мало немцы имели танков на Западном театре военных действий. Но недостаток танков немцы довольно успешно компенсировали минами. По английским данным средняя продолжительность задержек продвижения войск во время кампании в Север-Западной Европе вследствие воздействия или угрозы мин составляла 13.5 часа для каждого случая.

Можно сделать вывод, что  англичане и американцы, не уделяя минному оружию в предвоенные годы и сильно запоздав с началом производства мин в период Второй Мировой войны,   много проиграли.  Их мины не отличались высоким качеством и разнообразием.  Особенности войны на Тихом океане очевидно также не подталкивали ни американцев, ни японцев к широкому использованию мин.

В целом,  Вторая Мировая война явилась периодом расцвета минного оружия. Хотя принципиально новых образцов мин было разработано не так уж и много, но они явились технической базой для разработки первого поколения послевоенных мин, если так можно выразиться - "совершенных мин ручной установки" .
В ходе сражений была выработана и опробована тактика минной войны. Однозначно было установлено, что умелое и массовое применение мин обеспечивает устойчивость обороны, а в наступлении обеспечивает надежное прикрытие флангов, способствует срыву контрударов противника. Было установлено, что эффективность мин возрастает многократно, если минные поля   сочетаются с огнем противотанковых средств (мины останавливают танки, а артиллерия их добивает). Также стало ясно, что мины должны применяться массово, отдельные же мины, группы мин неэффективны. Появился сам термин "минная война", постулатами которой являются: - мины обязаны уметь  применять и должны применять   все рода войск, мины должны быть табельными, стандартных образцов и промышленного производства.  Одновременно выявилось, что инженерные войска остро нуждаются в повышении своей подвижности и ручная установка мин не отвечает требованиям времени. Это метод установки слишком медленный и не дает возможности использовать в полной мере все тактические преимущества этого оружия.
Начала складываться классификация мин по признаку цели - противотанковые, противопехотные, противотранспортные ( железнодорожные и автодорожные), противодесантные (для уничтожения плавсредств), мины-ловушки (мины-сюрпризы), объектные мины.

Т.е. Вторая Мировая война дала обильную пищу к размышлениям о роли мин в боевых действиях, активизировала конструкторские и тактические разработки в этой области.

Литература и источники

1. William C. Schneck. The Origins of Military Mines. Engineer Bulletin №7-1998
2. Сайт  "Federation  of American  Scientists" (http://www.fas.org/index.html).
3. В.В.Яковлев. История крепостей. Издательство АСТ Москва. 2000г.Полигон Санкт Петербург.
4. Учебник "Инженерные войска". Военное издательство. Москва 1982г.
5.Балацкий И.П. и др. Очерк истории Калининградского высшего военно-инженерного командного ордена Ленина Краснознаменного училища им. А.А.Жданова. Военное издательство. Москва. 1968г.
6. Сайт "История взрыва" (http://al777.8m.com ).
7.Ю.Л.Коршунов, Ю.П.Дьяконов. Мины Русского Флота. Изд."Гангут". Санкт-Петербург. 1995г.
8.Журнал "Техника молодежи" №№1-12 1986 г., №№1-12 1987г.
9.П.Липатов. Униформа Красной армии и Вермахта. Знаки различия, обмундирование, снаряжение сухопутных войск Красной Армии и Вооруженных Сил Германии.  Изд. дом "Техника молодежи". Москва. 1995г.
10.Б.Лиддел Гарт. Вторая Мировая война. АСТ. Москва. 1998. Terra Fantastica. Санкт-Петербург.
11. Дж.Легман, Г.Ч.Ли. История тамплиеров. ОЛМА-ПРЕСС. Москва. 2002г.
12. Полевой Устав армии США FM 20-32. Mine/Contermine Operations. Headquarters, Department of the Army, Washington, DC, 30 September 1999. Change 22 August 2001.
13. Полевой устав армии США FM 5-102. Countermobility.   Headquarters, Department of the Army Washington, DC, 14 March 1985.
14.W.Fleischer. Deuche Landminen 1935-1945. Waffen-Arsenal.Band 164.
15.Инженерные боеприпасы. Руководство по материальной части и применению. Книга первая. Военное издательство МО СССР. Москва. 1976г.
16. Б.В.Варенышев и др. Учебник. Военно-инженерная подготовка. Военное издательство МО СССР. Москва. 1982г.
17.Е.С.Колибернов и др. Справочник офицера инженерных войск. Военное издательство МО СССР. Москва. 1989г.
18.Е.С.Колибернов и др. Инженерное обеспечение боя. Военное издательство МО СССР. Москва. 1984г.
19.Руководство по очистке местности от взрывоопасных предметов. Часть-1. Боеприпасы Германской и Красной армий 1930-1945 гг. Военное издательство. Москва. 1974г.
20.Colin King Editor, Jane's Mines and Mine Clearance.
21.В.А.Золотарев и др.Тайны и уроки зимней войны. Полигон. Санкт-Петербург. 2002г.
23.M.Croll. The History of Landmines. LEO COOPER.Barnsley. 1998
24.Б.Монтгомери. Мемуары фельдмаршала Монтгомери виконта Аламейнского. Изографус, ЭКСМО. Москва. 2004г. 
25.К.Носов. Осадная техника античности и средневековья. Полигон. Санкт-Петербург. 2003г.
26.А.Е.Тарас. Спутник разведчика и партизана. Харвест. Минск. 2004г.
27. Ф.Б.Дэвидсон. Война во Вьетнаме 1946-1975г.Изографус, ЭКСМО. Москва. 2002г.
28.Ф.Меллентин. Бронированный кулак Вермахта. Русич. Смоленск. 1999г. 
29. Итоги Второй Мировой войны. Сборник.   Иностранная литература. Москва. 1957г.
30.Bilanz des Zweiten Weltkrieges. Erkenntnisse und Verpllichtungen fuer die Zukunft. Hamburg. 1953.
31. L.Monin, A.Gallimor. The Devil`s Gardens. A History of Landmines. PIMLICO.London. 2002
32. И.Г.Старинов. Мины замедленного действия. Альманах "Вымпел". Москва. 1999г.
33.И.Г.Старинов. Записки диверсанта.   Альманах "Вымпел". Москва. 1997г.       

---***---

TopList

 

©Веремеев Ю.Г.
Главная страница
Военная история

klassif-1.gif (2092 bytes)