Форты Кёнигсберга

konigsberg-01.jpg (18310 bytes)Кёнигсберг - орденский замок был основан в интересах Тевтонского Ордена в 1255 году во время крестового похода против язычников пруссов чешским королем Откаром II  из династии Пршемысл в период завоевания Тевтонским Орденом земель на побережье Балтийского моря.

Замок располагался  на горе, господствующей над окружающей местностью, в устье реки Прегель при впадении ее в залив Балтийского моря Фришес-Гаф.  Очевидно своим названием замок обязан этой горе и королевскому достоинству своего основателя - "Королевская гора".  Замок занял место  сожжённого и разграбленного прусского городища Твангесте

По обычаям того времени этот замок был построен как   средневековая крепость и представлял собойkonigsberg-02.jpg (14644 bytes) замкнутую стену, усиленную несколькими башнями. Немецкие крестьяне, ремесленники, купцы, заселявшие новые земли  предпочитали селиться вблизи замка, полагаясь на защиту гарнизона от воинственных пруссов. При угрозе нападения поселяне укрывались в замке, увеличивая его гарнизон. Довольно скоро эти поселения разрослись в несколько сел, а затем слились в три поселка, ставшие несколько позднее тремя городами:  Альтштадт, Кнайпхоф и Лёбенихт (Нойштадт).

Столь большое население уже не мог вместить орденский замок, ставший к 1466 году резиденцией гроссмейстера Ордена, т.е. фактически столицей Тевтонского Ордена. Вокруг Альтштадта, Кнайпхофа и Лёбенихта возводится общая крепостная стена с башнями, а позднее с развитием артиллерии и с бастионами. Замок становится сердцевиной крепости (цитаделью)  и название Кёнигсберг автоматически распространяется и на эти города, хотя они  вплоть до 1724 года сохраняли  каждый свою самостоятельность.

В 1524 году гроссмейстер Ордена маркграф Альбрехт фон Гогенцоллерн из Бранденбурга преобразует прусские земли Ордена в светское герцогство Пруссия, объявляет себя герцогом Прусским, слагает с себя титул гроссмейстера и изгоняет Орден из Пруссии.

Крепость Кёнигсберг развивается в соответствии с происходящими с течением времени изменениями в развитии артиллерии, а следовательно и с изменениями в искусстве фортификации.
Однако темой настоящей статьи является не история развития крепости Кёнигсберг, как таковой, а ее форты, о которых столь много и не всегда верно рассказывается в истории штурма этой крепости советскими войсками в конце Второй Мировой войны.

С возникновением в Европе в XVII веке   регулярных армий, весьма значительных по численности, на крепости ложится новая задача - играть роль укрепленных лагерей для больших по численности войск. В   конце XVIII- начале XIX века эта задача становится насущной. В 1816 году французский генерал Ренья обобщает уже ранее существовавшие идеи вынесения отдельных укреплений на определенное расстояние от центральной ограды крепости. Он  предлагает  новый тип крепости - центральная ограда, защищающая собственно город, и  несколько самостоятельных укреплений вокруг ограды, вынесенных на расстояние до 2 км. Площадь, окруженная этими укреплениями - фортами, позволяет разместить армию численностью от 50 до 100 тыс. человек. Промежутки между фортами прикрываются более мелкими полевыми укреплениями (редутами, люнетами). Пехота, обороняющая крепость, должна находиться не за оградой, а выстраиваться в поле, подобно построению для полевого сражения, опираясь  своими флангами   на форты и укрепления, которые, в основном, являются позицией артиллерии.

Идея фортовой крепости находила свое применение частично  на протяжении первой половины XIX века.  Толчком к повсеместному переходу к фортовому типу крепостей явилось появление нарезной артиллерии примерно в 1860 году.
Осада сардинцами итальянской крепости Гаэта в 1860-61 году, применившими,  пожалуй, впервые нарезные орудия в массовом масштабе,   показала, что   снаряды этих орудий имеют очень большое разрушающее действие, а дальнобойность  позволяет держать под обстрелом всю площадь крепости старого типа.

Было установлено, что форты должны быть удалены от ограды крепости не менее, чем на 3-5 км. с тем, чтобы исключить разрушение города (а следовательно и госпитальной базы, складов продовольствия, пороховых складов, арсеналов)   огнем вражеской артиллерии, сами форты должны защищать свой гарнизон от артиллерийского огня, а следовательно, конструкция фортов должна быть изменена. Центральная ограда крепости утрачивает свое оборонительное значение и может играть лишь вспомогательную роль.

konigsberg-4.gif (9193 bytes)На рисунке  слева 8-дюймовая (203.2 мм) осадная мортира обр. 1867г. дальность стрельбы 4480м. Масса снаряда  79.8 кг. 
Ниже справа    4-х фунтовая ( 87 мм.) полевая пушка обр. 1867г. Масса снаряда 5.7 кг, дальность стрельбы 3400м.

Франко-прусская война 1870-71 годов показала, что дальнобойность нарезных орудий достигает уже 8.5 км, а мортир 5.3 км. konigsberg-3.gif (7176 bytes)Следовательно, для того, чтобы защитить город, окруженный центральной оградой, который, кроме того, является и сосредоточием складов боеприпасов, продовольствия, ремонтных мастерских, местом отдыха солдат и госпитальной базой, требуется, чтобы фортовой пояс был удален от центра города более, чем на 5 км.

Немецкие фортификаторы из этой войны сделали  вывод, что в  борьбе за крепость форты играют ключевую роль. При этом решающую роль в борьбе за овладение или удержание фортов играет артиллерия. Следовательно, форт должен представлять из себя совершенно самостоятельное сооружение, имеющее сильный пехотный гарнизон и артиллерию, снабженное обильными запасами   боеприпасов, продовольствия и располагающее достаточно просторными помещениями (казематами) для размещения запасов, и укрытия  и отдыха гарнизона. При этом форт является, прежде всего артиллерийской позицией, господствующей над местностью.

konigsberg-03.jpg (52938 bytes)С 1872 года вокруг Кёнигсберга начинается строительство фортов. Рассмотрим общее устройство Кёнигсбергских фортов. Все они похожи друг на друга и отличаются друг от друга не очень значительно.

От автора. Пусть читатель не ищет в рисунке, помещенном слева, конкретный Кёнигсбергский форт. Рисунок  составлен на основе чертежа, приводимого в книге известного фортификатора Яковлева и дает общее представление о схемах фортов этой крепости. А каждый форт имел свои особенности и отличия, исходя из условий данной местности, времени постройки, происходивших изменений во взглядах высшего командования. К тому же к концу XIX - началу XX века форты подверглись существенным изменениям в попытках сохранить их боевую значимость, поскольку форты вследствие стремительного развития артиллерии стали устаревать еще быстрее.

Форт, как таковой,  представляет из себя земляное сооружение в виде кольцевого вала высотой около  8 метров. По форме пятиугольник. Сторона вала, обращенная к противнику имеет имеет вид тупой стрелы и называется "напольный вал". Левая и правая стороны пятиугольника называются "левый фланк" и "правый фланк". Тыльная сторона называется "горжа" или "горжевой вал".

По верхней части напольного вала и фланков проходит горизонтальная площадка для размещения орудий и стрелков, называемая "валганг". Горжевой вал обычно валганга не имеет.

Орудия на валганге между собой разделяются стенками, называемыми "траверсы", которые служат для предохранения поражения соседних орудий при попадании снарядов противника в одно из орудий.

Форт со всех сторон окружен рвом, который собственно, получается сам собой, когда насыпается вал. Стенка рва, обращенная в сторону противника вертикальная, обычно одетая камнем и называется "контрэскарп".
Ров не предназначен для заполнения его водой.
Часть грунта для насыпки валов берется из внутренней части пятиугольника. В результате этого внутренний дворик форта ниже уровня окружающей форт местности.

В толще валов устраиваются помещения для хранения боеприпасов, продовольствия и другого имущества, называемые "казематами" и помещения для укрытия гарнизона от огня противника и отдыха, называемые "казармами". Казармы и казематы называются по названию вала, под которым они расположены "горжевая казарма", "фланковый каземат", напольная казарма" и т.п.

konigsberg-98.jpg (8384 bytes)В нижней части валов для уничтожения солдат противника, прорвавшихся в ров, возводятся кирпичные сооружения с амбразурами для стрелков подобные современным ДОТам. Если такое сооружение позволяет вести огонь в две стороны, то оно называется "капонир", а если в одну, то "полукапонир".
На снимке тыльная (горжевая) часть форта № V. Правый фланг.

Обычно капониры, полукапониры, казематы  и казармы соединяются между собой коридорами,  проходящими в толще валов. Эти коридоры именуются "потерны". В большинстве фортов от  горжевого вала к центру напольного вала проходит дополнительный вал, внутри которого проходит центральная потерна. Она   соединяет между собой горжевые и напольные   помещения и обеспечивает возможность укрытого перемещения солдат во все  помещения форта. В этом случае внутренний дворик делится на два,  и из центральной потерны имеются также выходы и во дворики.
konigsberg-1.gif (12738 bytes)Горжевой капонир выполняет также роль въезда во форт. Через него  проходит и мост через горжевой ров.

За укрытым путем в поле тянется т.н. гласис, представляющий собой очень пологую насыпь. Ее высота  перед контрэскарпной стенкой около 2 метров и она постепенно понижается в поле до нулевой отметки. Ширина гласиса может быть от 50 до 200 метров.

Здесь представлен план  кёнигсбергского форта № 5 "Кёниг Фридрих-Вильгельм  III". Средне-коричневым   цветом показан гласис форта, светло-коричневым пониженный гласис. 1- горжевой капонир, 2- предмостное укрепление ( ДОТ), прикрывающее подступы к форту с тыла, 3- напольный капонир, 4- полукапониры, 5- горжевая казарма, 6- центральный вал с потерной, 7-напольная казарма, 8 - дворики. На левой половине плана показаны валы в виде сверху. Розовым цветом показаны позиции орудий.   На правой половине плана валы показаны как бы срезанные. На них черным показаны подвальные помещения форта.

konigsberg-2.gif (9591 bytes)Здесь представлен профиль форта №5  по N-1.

Гарнизон форта составлял около 200-250 солдат и около 30-35 орудий.

konigsberg-99.jpg (17172 bytes)На снимке правый внутренний дворик форта № V.

Следует помнить, что в те времена пушки стреляли по видимым целям с открытых позиций. Превышение артиллерийской позиции форта на 6-8 метров над местностью обеспечивало хорошие дальность и  обзор от орудий и большую дальность стрельбы, нежели орудий противника, находящихся ниже. Также превышение обеспечивало возможность точно определять места падения снарядов и легко корректировать огонь, в то время, как недолетные разрывы снарядов противника на валу естественно определялись им с ошибкой, а перелетные и попавшие в ров не определялись вовсе, т.к. разрывались вне поля  зрения артиллеристов противника. Следовательно, пушки на форту имели явное преимущество перед пушками противника.
konigsberg-991.jpg (8848 bytes)На снимке левый фас напольного вала форта № V. Хорошо заметны амбразуры напольного капонира, контрэскарп. Ров заполнился грунтовой и дождевой водой в послевоенное время. Глубина не превышает полуметра.

Стрелки гарнизона форта в начале боя находились перед рвом на стрелковой позиции (укрытый путь) и были прикрыты от огня противника двухметровым превышением гласиса. Солдаты же  противника были вынуждены наступать по отлогому открытому откосу гласиса.
На снимке справа правый фланковый вал и правый фланковый полукапонир.

С приближением противника ко рвуkonigsberg-992.jpg (14513 bytes) стрелки уходили в тыл форта, а противник был вынужден спускаться с шестиметровой высоты в ров под обстрелом стрелков  с вала. Во рву они попадали под огонь из  напольного капонира и полукапониров. Затем им было необходимо подняться под огнем на крутой вал. Шансов ворваться на артиллерийскую позицию и во дворики форта у них немного.

От автора. Еще раз прошу читателей обратить внимание на то, что полукапониры и капониры Кёнигсбергских фортов предназначались исключительно для уничтожения солдат противника, спустившихся в ров. Вести огонь в поле они не должны были изначально. Стрелковый огонь по приближающемуся к форту противнику ведется с укрытого пути перед рвом, а затем с валов.

konigsberg-91.gif (21251 bytes)Кольцо фортов проходило на удалении около 5 километров от центральной крепостной ограды (обозначена на схеме красной линией) и состояло из 12 больших (обозначены алым цветом)   и 5 малых (обозначены фиолетовым цветом) фортов. Поперечник фортового кольца составлял около 13 километров, а протяженность более 40. Между фортами расстояние 2-4 километра, чем обеспечивалась зрительная и огневая связь фортов. Там, где по условиями местности это было невозможно в промежутках между большими фортами и были устроены малые форты.

От автора.  Остатки центральной крепостной ограды сохранились и по сей день. Это Литовский вал, башни Дер Дона и   Дер Врангель на берегу озера Обер-Тайх, несколько городских ворот(Королевские, Фридландские, Бранденбургские, Закхаймские, Росгартенские, Фридрихсбургские, Аусфальские).

konigsberg-92.gif (10924 bytes)Малые форты были значительно меньше по размерам и вмещали гарнизон численностью до роты с несколькими пушками.

Помещения фортов больших и малых (казематы, капониры, казармы) были кирпичными со сводами толщиной не менее 1 метра. Слой земли над помещением предусматривался толщиной около 3 метров. Гласис малых фортов дополнительно усиливался проволочными заграждениями (на схеме обозначен бело-черной клеткой).

Всем фортам были даны имена собственные в честь прославленных немецких полководцев и королей:
№ I - Штайн,  № Ia - Грёбен, № II -Бронзарт, № IIa - Барнеков, № III- Кёниг Фридрих-Вильгельм I, № IV- Гнайзенау, № V -Кёниг Фридрих-Вильгельм III, № Va - Лендорф,  № VI -Кёнигин Луиза, № VII -Герцог фон Хольштайн, № VIII - Кёниг  Фридрих-Вильгельм IV,   № IX - Дона,  № X - Канитц,  № XI - Дёнхоф, № XII - Ойленбург.
Малые форты №№ VIIa и VIIb по каким-то причинам имен собственных не получили. Несколько позднее они были упразднены.

К 1875 году строительство фортов было в основном закончено. Между фортами, кроме того, были устроены укрытые позиции для артиллерийских батарей, полузаглубленные и заглубленные  кирпичные казематы для пороховых погребов, казармы для пехоты (следует заметить. что в те времена термин "казарма" применительно к фортификации обозначал не здание, предназначенное для проживания солдат, а прочное кирпичное укрытие полузаглубленного или заглубленного типа для защиты  пехоты от огня противника и ее отдыха в полевых условиях. Сейчас подобные сооружения называют блиндажами или убежищами, а в гражданском обиходе и бункерами).
Для фортов предусматривались свои постоянные гарнизоны в 200-300 человек пехоты при 30-40 пушках. Промежуточные сооружения пехота и артиллерия   из числа гарнизона крепости должны были занимать по необходимости в случае наступления противника в данном направлении.

Однако, едва лишь строительство фортов было закончено, они стали стремительно устаревать и уже  после 1880 года не отвечали требованиям времени. Дело в том, что снаряды стали начиняться не порохом, а новыми мощными взрывчатыми веществами (пироксилином, мелинитом). Кроме того, появились гораздо более крупнокалиберные осадные орудия   (пушки и мортиры) калибром  8.26 дюйма ( 210 мм.), 9 дюймов (228 мм.), 10 дюймов (254 мм), 11 и 12 дюймов (280 и   305 мм.).
Проведенные в Германии опытные стрельбы в 1883 году показали, что даже 210 мм. снаряд, содержащий 19 кг. пироксилина пробивает кирпичное перекрытие толщиной в 1 метр, прикрытое сверху  слоем бетона 0.75м. и слоем земли 1.5 метра.

В 1885 году комиссия государственной обороны под руководством инспектора инженерного   корпуса и крепостей генерала фон Бранденштейна  пришла к выводу о том, что форты во-первых, нуждаются в реконструкции из-за недостаточности прочности фортовых сооружений от артогня; во вторых, форты уже нельзя рассматривать как основную артиллерийскую позицию. Дело в том, что противник, зная заблаговременно места размещения орудий (форт скрыть невозможно), может заранее подготовить по ним огонь осадных орудий, создать превосходство в артиллерии, в то время, как крепостные артиллеристы смогут определять места расположения вражеских пушек  только с   открытием последними огня. Чтобы не оказаться в неравном положении с осадными орудиями противника крепостные орудия также должны иметь возможность перемещаться и менять огневые позиции.
Следовательно, теперь форты  надо считать опорными пунктами ближнего боя, имеющими лишь пехоту и легкие орудия. А тяжелые орудия должны   размещаться вне фортов.
konigsberg-93.gif (7935 bytes)Было решено усилить бетоном фортовые помещения, убрать часть мест для артиллерии и создать новые стрелковые позиции. Эти работы начались в 1887 году и продолжались до конца 1891 года. На схеме показаны изменения произведенные на напольных валах форта. Под цифрой 1 показан вал в разрезе до реконструкции, под цифрой 2 - после реконструкции. Светло-голубым цветом показано бетонное усиление помещений. Хорошо заметно, что поверх кирпичного свода устроен слой песка толщиной в 1 метр, а выше него бетонный слой толщиной 1-.1.2 м.

Стены казематов в ряде случаев усиливали следующим образом - на расстоянии в 1 метр от стены возводили вторую кирпичную стену, засыпали пространство между стенами песком, получая, таким образом сложную кирпично-песчаную стену толщиной до 3 метров.
Фундаменты казематов, ранее имевших прерывчатую конструкцию, сделали сплошными ленточного типа, что обеспечивало казематам конструкцию единого пустотного монолита. Это обеспечило устойчивость казематов от разрушения при взрыве глубоко проникших в земляную толщу 280-мм. фугасных  артснарядов (бомб).
Все двери в фортовых помещениях заменили на толстые стальные сейфового типа, а на окна навесили стальные ставни. Кроме того, конструкция окон теперь предусматривала закладку их в военное время мешками с песком.
На контрэскарпной стенке были установлены стальные решетки высотой около 2-2.5 метров, которые должны были препятствовать противнику спуститься в ров. На гласисах дополнительно устраивались неглубокие рвы треугольного профиля, заполняемые проволочными заграждениями.

Однако, не смотря на огромные финансовые затраты (149 млрд. марок) вопрос приведения фортов в соответствие с требованиями времени был решен лишь отчасти.
Франция в этот период проводит большую работу по преобразованию своих крепостей на восточной границе. Там появляются новые типы фортов с броневыми башнями (нечто вроде корабельных орудийных башен на броненосцах), превращая их в в чисто артиллерийские тяжелые батареи, в которых валы, рвы играли роль прикрытия башен от пехоты противника.
Германия ограничивалась  устройством броневых наблюдательных башенок, причем на фортах Кёнигсберга не делали и этого. Похоже, что немецкие военные инженеры-фортификаторы и армейские генералы уже утрачивали интерес к крепостям, догадываясь, что в условиях значительного роста мощности артиллерии и дальности стрельбы,   крепости уже не смогут выполнять отводимую им роль. Например,   корабельные орудия достигли калибра 406 мм. при дальности стрельбы до 20-25 километров. Дальность стрельбы тяжелых сухопутных орудий к этому времени превышала 12 километров.
Выносить фортовой пояс  на такую дальность становилось нереальным (число фортов достигало бы 30-45, гарнизон крепости превысил бы 60-70 тыс. человек), а сами форты при огромной разрушительной мощи крупнокалиберных осадных орудий   долго не выдержат обстрелов, сколько бы их не усиливать.

Кроме того, кёнигсбергской крепости в девяностых годах уделялось мало внимания. В основном немцы занимались крепостями на своей западной границе (Мец, Страсбург), полагая, что военная опасность больше исходит со стороны Франции, нежели России.

В первые годы XX  века, изучив опыт осады японцами русской крепости Порт-Артур, немцы приходят к выводу о том, что форт как артиллерийская позиция себя изжил полностью. На кёнигсбергских фортах оставляются только легкие пехотные орудия, а сам форт становится лишь центром так называемой "укрепленной группы", чисто пехотным укреплением (Feste). Артиллерия располагается слева и справа от форта   на полевых позициях. Артиллерийские батареи располагаются отдельно друг от друга  открыто в поле в обычных артиллерийских окопах, или же в бетонированных укрытиях, прообразах современных артиллерийских ДОТов. Форт также становится убежищем для резерва пехоты, складом боеприпасов, продовольствия.
Здесь уже довольно отчетливо проглядываются контуры будущих укрепленных районов, развившихся в двадцатые-тридцатые годы в знаменитые линии Мажино, Зигфрида, Маннергейма.

В  период 1904-14 годов в Германии крепостное строительство в основном ведется в крепости Мец. Там  возводятся новые фесте и броневые форты. Для Кёнигсберга разрабатываются планы постройки новых фортов, отвечающих требованиям времени, konigsberg-94.jpg (9940 bytes)но на деле все ограничивается вооружением старых фортов пулеметами, да  некоторым усилением фортовых сооружений бетоном.

На снимке пехотная позиция на напольном валу форта № IX "Дона"  осенью 1914 года.

Первая Мировая война 1914-18 годов поставила крест и на крепостях и на крепостной фортификации, как таковой. Французские крепости, бывшие в то время самыми передовыми в Европе, своих задач в полной мере выполнить не смогли. Льеж продержался 12 дней, Намюр 6 дней, Мобеж 10 дней, Антверпен 12 дней, форт-застава Манновилье 54 часа. Русские крепости не больше. Ковно - 10 дней, Новогеоргиевск - 9 дней.
Французская крепость Верден выполнила свою задачу лишь потому, что оказалось частью общей линии полевой обороны французов, но и то, к концу боев была уже совершенно разрушена.

Немецкий генерал Людендорф писал: "Крепости с поясом фортов отжили свой век. Они не могут сопротивляться современной артиллерии и ее огромному расходу снарядов".

Французский инженер-фортификатор Бенуа в 1922 году писал: "Один из выводов минувшей войны есть тот, что изолированная крепость в  том виде, как ее  понимали до сих пор, не может больше противостоять дальнобойности орудий и чудовищному количеству выпускаемых снарядов... Отдельные форты, вынесенные на практиковавшиеся до сего времени расстояния, не могут обеспечить крепость от интенсивного бомбардирования. Сами они могут быть взяты с тыла артиллерией противника".

Кёнигсбергским фортам  в Первой Мировой войне повезло. До них война не докатилась. Сражения в Восточной Пруссии просходили летом-осенью 1914 года далеко от Кёнигсберга и закончились разгромом русских армий генералов Самсонова и Раннекампфа. Форты мирно продремали всю войну.

После окончания Первой Мировой войны немцам, проигравшим войну было не до крепостей, да и военная угроза со стороны России была в то время нереальной. Межсоюзническая контрольная комиссия в июне 1926 года в 10 километрах юго-восточнее пояса фортов Кёнигсберга обнаружила строительство линии полевых долговременных укреплений (укрепрайон). Немцы понемногу пытались осуществлять идею защиты города созданием серии укрепленных районов. После вмешательства союзников и это строительство было прекращено.

Форты же Кёнигсберга находились в забвении, хотя и не так, как это делается у нас. Город продолжал числиться крепостью. Гарнизон крепости составлял 2-й крепостной полк Рейхсвера, основной задачей которого была охрана и поддержание в исправности крепостных сооружений. Но это скорее была немецкая привычка к аккуратности и их природная бережливость, чем расчет на то, что форты могут сыграть существенную роль в обороне города. Они были устаревшими еще к началу Первой Мировой войны и безнадежно устаревшими к началу Второй.

От автора.  Вообще то, по Версальскому мирному договору 1919 года Германия   была обязана упразднить все свои крепости, а оборонительные сооружения разрушить или срыть. Так, например, было сделано с крепостью Гермерсхайм на берегу Рейна. Почему союзники не обращали никакого внимание на Кёнигсберг, неясно. Может быть от того, что крепость находилась далеко от западных границ Германии.

С приходом Гитлера к власти в 1933 году ничего в положении фортов не изменилось. Во-первых, все средства шли на развитие авиации, флота, танковых войск, которых Германия после Первой Мировой войны была лишена по Версальскому Договору 1919 года, на развитие артиллерии. Во-вторых, сами форты при огромных затратах на их реконструкцию уже не могли играть той роли, которая предназначалась им в XIX веке. Долговременная фортификация тридцатых годов развивалась по пути создания укрепленных районов, состоящих из большого числа разбросанных на местности пулеметных и артиллерийских ДОТов, проволочных заграждений, минных полей, рядов противотанковых надолб и т.п.

В этом плане немцы больше занимались созданием на своей западной границе системы укрепрайонов, известной под названием "линия Зигфрида".

Город разрастался и давно перешагнул свои границы, определенные центральной оградой. В тридцатых годах от нее сохранился лишь в северо-восточной части города konigsberg-95.jpg (3403 bytes)Литовский вал, несколько старых городских ворот, имевших теперь лишь историческое значение, да несколько башен-блокгаузов - бастионы "Литауэн",  "Грольман", "Прегель", "Штернварте", башни "Дона и "Врангель", да остаток стены в южной части города возле вокзала. Эти сооружения также играли лишь историческую роль.

На снимке слева башня "Дона" на берегу озера Обер-Тайх, справа остаткиkonigsberg-96.jpg (5428 bytes)   центральной ограды крепости возле вокзала Зюдбаннхоф. Снимки середины шестидесятых годов.

В конце второй Мировой войны фортам Кёнигсберга выпала, наконец, участь сыграть свою боевую роль, хотя и не так, как это замышлялось их строителями.

Когда советские войска перешли границу Германии немцы стали усиленно готовить город к обороне. Местность насыщалась различного рода заграждениями, зонами затопления, зонами сплошных разрушений,  минными полями, траншеями, ДОТами.
Внешний обвод обороны города проходил по линии фортов, но  сами они предназначались для использования в качестве командно-наблюдательных пунктов, мест размещения пехотных резервов, полевых узлов связи, передовых пунктов боепитания, передовых пунктов сбора раненых и как максимум,  чисто пехотные опорные пункты.
Одновременно гитлеровская пресса развернула широкую пропагандистскую кампанию, всячески расписывая мощь оборонительных сооружений Кёнигсберга, и особо подчеркивая роль фортов крепости.   Геббельс писал, что форты - это ночная рубашка Кёнигсберга, за которой горожане могут спать спокойно, не опасаясь "азиатско-еврейских полчищ современных гуннов", что "большевики обломают себе зубы о гранит  крепости", что форты это верх современной военно-инженерной науки.

Не отставали от немцев и наши пропагандисты: " Войска рвутся к этой твердыне пруссачества. До города еще 30-40 километров, но уже слышен грозный рев кенигсбергских фортов, посылающих тяжелые снаряды в тщетной попытке остановить неудержимый натиск наших бойцов, полных решимости добить врага в его берлоге...".

Тяжелые орудия, бившие на 20-25 километров у немцев имелись, но не на фортах. Там не было ничего, даже противоштурмовых  37мм.
А вот описание кенигсбергских фортов одним из советских  историков-сказочников: "Форты Кенигсберга представляли собой последнее слово военно-инженерной науки. Упрятанные глубоко в землю многоэтажные сооружения из высокопрочного многометровой толщины бетона могли с легкостью противостоять любым снарядам и самым тяжелым авиабомбам.
Тяжелые орудия держали под перекрестным обстрелом всю прилегающую местность на 30-40 километров в окружности. Ближние подступы были надежно прикрыты многослойными проволочными заграждениями, минными полями, бесчисленными волчьими ямами. Каждый метр совершенно открытой местности был пристрелян не менее чем из 3-4 крупнокалиберных пулеметов.
До зубов вооруженный гарнизон каждого форта в 500  эсэсовцев уроженцев Восточной Пруссии  с полным запасом продуктов, оружия и боеприпасов на год осады. Собственный  подземный госпиталь, электростанция, система водоснабжения. Все форты связаны между собой подземными переходами, в которых проложена узкоколейная железная дорога, позволяющая быстро перебрасывать из форта в форт подмогу.
А если и удается прорваться к стенам форта, то многометровый бетон выдержит снаряды любых калибров. Без преувеличения можно сказать, что форт неприступен.
Но бойцы Красной Армии, ведомые Сталинскими маршалами, совершили невозможное! В три дня сокрушили  оборону фашистского зверя...".

От автора.  Вообще то такие форты существовали в то время. Но не в Германии, а во Франции на линии Мажино. Автору в 2012 году довелось посетить форт Шоненбург в Эльзасе. Да, там действительно "Упрятанные глубоко в землю многоэтажные сооружения из высокопрочного многометровой толщины бетона могли с легкостью противостоять любым снарядам и самым тяжелым авиабомбам". Хотя и в Шоненбурге всего 4 орудия калибра 76 мм.

Трудно сказать, повлияли эти литературные изыски министра пропаганды на немцев или нет, но на советское командование это произвело впечатление. Войска 3-го Белорусского фронта вышли непосредственно к линии фортов к концу января 1945 г., точнее 20-25 января и остановились. Штурмовать с ходу город они не решились. Даже случайное взятие в ходе ночной разведки боем форта № IX "Дона" ничего не изменило во взглядах советского командования.

Началась планомерная подготовка к штурму, которая затянулась до начала апреля. Кроме шести армий ( 2-я гв.А, 11-я гв.А, 50-я А, 43-я А, 39-я А, 5-я А) к городу подтянули две воздушные армии ( 1-я и 3-я), два отдельных бомбардировочных авиакорпуса (6-й и 5-й). Особое внимание было уделено тяжелой артиллерии. К городу стянули две артиллерийские дивизии прорыва, тяжелую пушечную артдивизию, дивизию гвардейских минометов ("Катюши"), два отдельных тяжелых артполка, морскую железнодорожную артбригаду, тяжелый морской железнодорожный артдивизион, восемь артдивизионов Особой Мощности (280мм. орудия), пять зенитно-артиллерийских дивизий. Всего против фортов было сосредоточено по 258 орудий на километр фронта.
Еще зимой  форты стали бомбить бомбами весом  в 1 и 2 тонны самолеты ПЕ-8 авиадивизии  дальнего действия, т.к. только они могли поднимать такие тяжелые бомбы.

Таким образом,  уже зимой форты, не сделав ни единого выстрела, оттянули на себя большие силы советских войск и артиллерии, авиации.

Накануне штурма, еще 5 апреля,    советская тяжелая артиллерия    начала разрушение фортов. Однако эффективность даже тяжелых 280 мм. орудий по разрушению фортов оказалась недостаточной. Так,   по форту  № V "Кёниг Фридрих-Вильгельм III" била батарея 280 мм. мортир. Было зафиксировано 73 прямых попадания в валы форта. Из них только два снаряда пробили перекрытие казематов. Однако эти обстрелы   морально подавили гарнизон.

С началом штурма утром 6 апреля 1945 тяжелая артиллерия сосредоточила огонь на фортах, находившихся на направлении главных ударов. На северном участке в полосе наступления 50-й армии  подавлялись форты № IV- Гнайзенау, № V -Кёниг Фридрих-Вильгельм III, № Va - Лендорф; на южном участке форты № VIII - Кёниг  Фридрих-Вильгельм IV,   № X - Канитц.
После трехчасовой артподготовки в боевых порядках пехоты к фортам выдвинулись тяжелые самоходные орудия ИСУ-152 в готовности подавлять огневые средства фортов, но форты молчали. Стрелять то им было просто нечем.
Наши танки и пехота, прорвав оборону немцев в промежутках между фортами, стала продвигаться к городу. Часть сил была брошена на взятие фортов №№ V, Va, IV. Гарнизоны фортов оказывали отчаянное сопротивление. Однако самоходные орудия, выдвинутые на прямую наводку,  с близкого расстояния били по амбразурам капониров. Это позволило саперам преодолеть горжевой ров форта № V и подорвать стенку горжевой казармы. Через пролом пехота ворвалась во внутренние помещения. К середине дня форт пал. К вечеру 6 апреля сдались форты №№ IV и Va.

Иначе поступило командование 11-й гвардейской армии. Форты №№ VIII и X были просто блокированы. Убедившись, что они никак не могут мешать наступлению, командование оставило против них небольшие силы и стало развивать наступление на город с юга. К исходу 6 апреля части 11-гв. армии уже дрались в Понарте (одно из предместий города) .

Остальные форты вообще оказались не у дел. В течение 7-8 апреля советские войска прорвались в центр города и войска 50-й и 43-й армии, наступавшие с севера встретились с 11-й гв. армией, наступавшей с юга. Форты №№ XI и XII сдались после недолгого сопротивления  к утру 7 апреля., № VI   к вечеру 8 апреля, форты №№ I, Ia, II, IIa, III    к вечеру 9 апреля. Причем эти форты   сдались сами, без особого давления со стороны советских войск

С утра 9 апреля сопротивление немцев носило уже очаговый характер.

Вечером комендант крепости генераль дер инфантери О. Лаш присылает на КП советского 27-го стрелкового полка 11-й гв. дивизии 11-й гв. армии парламентеров. В ночь на 10 апреля генерал прибывает на КП  11-й гв. дивизии, где подписывает свой последний приказ о капитуляции. В течение ночи 10 апреля  немцы начинают сдаваться. К 9 часам утра белый флаг поднимает последний очаг сопротивления башня "Дона" у озера Обер-Тайх.

Четыре дня понадобилось Красной Армии, чтобы сломить сопротивление немцев. Бои были тяжелые, потери большие, но форты в чисто военном плане не сыграли сколько-нибудь заметной роли.

Апрельскими днями 45-го и заканчивается история кёнигсбергских фортов, история Кёнигсберга, как крепости.

Что стало с фортами потом?

Долгое время они стояли по большей части брошенными, бесхозными. В форте № XII "Ойленбург" 11-я гвардейская дивизия, оставшаяся в городе навсегда,  разместила свои склады боеприпасов и оружия. В форте № XI "Дёнхов" долгое время хранилось трофейное немецкое стрелковое оружие. В левом крыле форта № V "Кёниг Фридрих- Вильгельм III" после войны саперы взрывали, собранные с окружающей местности боеприпасы и совершенно его разрушили. Правое крыло этого форта в восьмидесятые годы превратили в туристический объект, куда возят туристов и гостей города. В башне "Дона" в   семидесятые годы разместился уникальный музей янтаря. Башня "Врангель" используется как складское  здание одной из торговых организаций города. Бастион "Штернварте" частично использовался облвоенкоматом в качестве   сборного пункта призывников, частично разрушен и на этом месте возведен памятник 1200 героям-гвардейцам, павшим при штурме крепости. Несколько городских ворот не используется никак - просто городские достопримечательности, так же как и Литовский вал.
konigsberg-97.jpg (4879 bytes)Разрушенный при налетах английской авиации в августе 1944 года орденский замок  в центре города до 1966 года стоял в виде руин.

На снимке часть орденского замка летом 1965 года.

konigsberg-994.gif (4489 bytes)Затем его стали разбирать и полностью снесли к лету 1970.  В конце семидесятых годов   на этом   месте стали возводить дворец Советов, который не закончили и к 2013 году. Так и стоит недостроенное здание.
Об остальных фортах и крепостных сооружениях города у автора нет сведений.

P.S. 1.То, что сказано выше о кёнигсбергских фортах и их роли в апрельские дни 45-го  не говорит о том, что штурм Кёнигсберга был легким и город достался Красной Армии без особых хлопот.  Достаточно сказать, что Кёнигсберг - единственный город, не являющийся столицей государства, за взятие которого была учреждена медаль. Напомню - были учреждены медали: "За освобождение Варшавы", За освобождение Белграда", "За освобождение Праги", За взятие Будапешта", "За взятие Берлина", "За взятие Вены" и "За взятие Кенигсберга".

2.Все фотографии, кроме старинных   авторские.

P.S.S.
А вот что пишет в своих мемуарах о судьбах фортов Кёнигсберга бывший в дни штурма комендантом крепости немецкий генерал от инфантерии Отто фон Ляш. Хотя его данные расходятся с собранными мной (он допускает много неточностей в книге), не упомянуть о его сведениях было бы нечестным.

Хотя форты представляли собой сооружения устаревшей системы, их пришлось включить в качестве опорных пунктов в комплекс переднего края обороны. Лишь в отдельные форты были назначены специальные коменданты.

Гарнизоны состояли из рот, комплектовавшихся желудочными больными, людьми с ограниченным слухом и выздоравливающими. По состоянию здоровья они нуждались в специальном питании и уходе, а потому не годились для окопов.

Форт №8 «Король Фридрих Вильгельм IV», расположенный под Кальгеном, являлся опорой южного фронта. Еще в конце января он оказался в центре боев, разгоревшихся в тех местах. Этот форт, как и промежуточные укрепления Хаффштром и Годринен, держался вплоть до начала штурма. Но в первый же день русского наступления, 6 апреля, эти укрепления были взяты противником, их гарнизоны после ожесточенной борьбы вынуждены были сложить оружие.

Форт №9 «Дона» близ  Каршау был окружен русскими еще в ночь с 29 на 30 января. Когда, несмотря на мужественное сопротивление, оборонявшиеся обнаружили, что русские танки стоят уже на казематах, требуя капитуляции, весь гарнизон форта (две роты выздоравливающих, взвод фольксштурма, радиотелефонный взвод, во главе с одним капитаном и унтер-офицером) взорвал себя. В итоге русские получили фланговую позицию, доставлявшую нам в боях на южном фронте немало неприятностей.

В тот же день, 29 января, мы потеряли и промежуточное укрепление Альтенберг, а за форт №10 «Канитц» в это время шли ожесточенные бои.

Форт №11 «Дёнхоф», расположенный в районе Зелигенфельда, в последних числах января подвергался сильным атакам. 6 апреля этот форт был русскими взят, так же как и форт №12 «Ойленбург», комендант которого, по слухам, застрелился.

Расположенный в районе Лаута, к северу от Прегеля форт №1 «Штайн» в конце января не подвергался прямой угрозе, поскольку наступление русских было остановлено как раз у лаутской мельницы. Во время заключительного сражения в начале апреля комендант этого форта майор запаса Файгель отказался от капитуляции, предложенной противником. Говорят, после этого он был застрелен собственным вахмистром.

Форты №1а «Грёбе», №2 «Бронзарт» и №2а «Барнехоф» в ночь с 7 на 8 были оставлены гарнизонами в соответствии с приказом об отступлении к городскому валу, причем операция эта прошла почти без боя.

Форт №3 «Король Фридрих III», расположенный в районе Кведнау, русские обошли еще до того, как поступил приказ об отступлении. Противник вообще старался по возможности обходить форты.

Форты №4 «Гнайзенау» и №5 «Король Фридрих Вильгельм III», расположенные в районах Байдриттена и Шарлоттенбурга, находились на переднем крае обороны и пали в боях 7 апреля.

Форт №5а «Лендорф» также стоял на направлении главного удара противника и тоже упорно сопротивлялся.

Гарнизон форта №6 «Королева Луиза», расположенного под Юдиттеном, в течение двух дней вел бой в окружении и утром 8 апреля при попытке прорваться, оказался в руках противника.

Форт №7 «Хольштайн» после того, как русские 7 и 8 апреля прорвались через Юдиттен к Прегелю, оказался с внешней стороны оборонительного кольца и послужил правым форпостом нового переднего края обороны, образованного в районе Модиттена фронтом на восток. Этот форт во главе с его комендантом, офицером люфтваффе, сдался, говорят, во второй половине дня 9 апреля.

Источники

1.Руководство по войсковым фортификационным сооружениям. Военное издательство. Москва 1962г.
2. Калибернов Е.С. Справочник офицера инженерных войск. Москва. Военное издательство. 1989г.
3. Калибернов Е.С, Корнев В.И., Сосков А.А. Инженерное обеспечение боя. Москва. Военное издательство. 1984г
4.В.В. Яковлев. История крепостей. АСТ Москва. Полигон. Санкт-Петербург. 2000г.
5. Otto von Lasch. So fiel Koenigsberg. Bonn. 1956
6. Фотоархив автора.

---***---

TopList

 

©Веремеев Ю.Г.
Главная страница
-фортификация

Заметки на полях. Мальчишками мы излазили многие калиниградские  форты вдоль и поперек в поисках многоэтажных подземелий, подземных ходов, спрятанных в них оружия, военного имущества. Легенды, писания досужих журналистов подогревали наш интерес. Увы, в действительности форты были совершенно не тем, чем они представали в книге "Штурм Кенигсберга".
Мы пытались объяснить это тем, что мы натыкаемся на старинные крепостные бастионы, а настоящие форты тщательно замаскированы, усиленно охраняются и стоят в готовности дать отпор империалистам. И только став взрослым, специалистом и в области фортификации, я понял, что все эти рассказы и легенды всего навсего пропагандистский трюк, причем не самый удачный.
Подвиг Красной Армии и так достаточно велик,  а красивой ложью его можно только опорочить, дать пищу для разного рода современных разоблачителей, стемящихся оболгать Великую Отечественную войну.