Подземно-минная борьба 
в последней трети XIX века
Часть 1. Предисловие

Значение крепостей для обороны страны с глубокой древности было решающим. Сохранялось это значение  и в XIX веке. Армия, начавшая войну и вторгшаяся в чужие пределы,  далеко не всегда  могла игнорировать крепости, стоявшие на ее пути. И не потому, что крепость закрывала главные переправы через реки, блокировала удобные пути движения. В конце концов можно найти или построить другие переправы и дороги. Хотя и это тоже имело значение. Однако, самым существенным было то, что оставшаяся в тылу наступающих   крепость с сильным гарнизоном  могла   вылазками и рейдами перерезать коммуникации вражеской полевой армии, ушедшей вперед в глубину страны Проще говоря, отрезать от снабжения продовольствием, порохом, пополнениями в личном составе и лошадях. Ведь  полевая армия    позади себя боевых частей не оставляет,   и противодействовать  ударам  из крепости   в тылу  просто некому.

Поэтому перед полководцем вторгшейся армии всегда вставал вопрос, что делать с крепостями противника. Вариантов решения обычно было три:
1.Взять крепость быстрым решительным штурмом, используя свои основные силы. Но это предприятие не часто сулящее успех. Да и  чревато большими потерями и ослаблением всей армии в целом. Ее может просто не хватить для дальнейших сражений с полевой армией обороняющегося.
2. Оставить возле крепости более или менее значительную часть своих сил, которым поручить осадить крепость и взять ее постепенной атакой. Но это тоже ослабление главных сил. Притом длительное. Хотя этот способ применялся весьма часто.
3.Оставить у крепости небольшие силы, которым поручить только ее блокаду. Но это чревато тем, что блокированные могут сделать удачные вылазки и разгромить блокирующие ее силы противника. А следом перерезать коммуникации наступающих.

Это была всегда головная боль полководца - какой принять вариант.

Ко второй половине  XIX века практически все крепости относились к так называемой фортовой системе. Прежнюю крепостную стену (центральную ограду), которая уже полностью или в значительнейшей мере   вследствие развития артиллерии утратила свое значение,  теперь окружала цепь относительно небольших фортификационных сооружений, получивших название "форт", которые отстояли от главной крепостной ограды на несколько километров.
Форт в общем, представлял собой замкнутый пятиугольный земляной вал, на котором стояло около 20-30 пушек. Высота вала около 8-12 метров, что давало пушкам преимущество в дальности стрельбы перед орудиями  наступающего противника. Ведь в те времена артиллерия стреляла только прямой наводкой. Кто стреляет дальше, тот и выигрывает.

Фортовой пояс крепости к последней трети века полагалось размещать  примерно  в 3-4 километрах от старой крепостной ограды. Между фортами в поясе не более 1-3 километров. Таким  образом, форты имели зрительную и огневую связь и могли взаимно поддерживать друг друга.

Отсюда следует, что взятие крепости сводилось к взятию хотя бы одного-двух  фортов. В этом случае наступающие получали возможность прорваться  сквозь фортовой пояс и   проникнуть внутрь города. Старая крепостная стена к середине века уже не могла противостоять артиллерии и была способна задержать атакующих максимум на день-два.

Прежде чем рассматривать аспекты подземно-минной борьбы необходимо рассмотреть тактику  взятия крепости, которая в последней трети XIX века, как уже сказано выше, сводилась к боям  за взятие ее фортов. Поскольку подземно-минная борьба могла иметь место только в случае так называемой "постепенной атаки форта",   иначе называемой "правильной атакой форта",то ограничимся рассмотрением именно этой тактики.

Однако, для этого нужно сначала познакомится с тем, что представлял собой форт в последней трети века и перечислить основные   термины, описывающие форт.

Следует заметить, что слово "форт" может трактоваться довольно таки широко. Примерно также, как слово "автомобиль". Также как общего у всех автомобилей то, что это самодвижущаяся колесная повозка с мотором, так и общего у всех фортов то, что форт является долговременным оборонительным сооружением.  А в  зависимости от предназначения, особенностей местности, уровня развития вооружения в данный отрезок времени форт может выглядеть очень по разному. Общим для всех фортов является то, что это фортификационное долговременное сооружение с сильным гарнизоном и вооружением, являющееся опорным пунктом обороняющихся на данном участке местности. В XIX веке форт, как правило, являлся артиллерийским сооружением, т.е. его основным вооружением были пушки. И форты крепости составляли основу всей обороны.

Рассмотрим довольно таки типичный форт германской конструкции 70-х годов XIX века. Русские, австрийские, французские форты этого же периода довольно схожи. Во всяком случае, основные элементы те же.
Хочу заметить, что на рисунках представлен не конкретный форт со всеми деталями и подробностями,  и строгим соблюдением пропорций, а его mimnborba-01-01.jpg (51988 bytes)упрощенная схема. За основу был взят чертеж из книги Яковлева "История крепостей" (стр. 176).

Итак, форт представляет собой замкнутый земляной вал, имеющий в плане пятиугольную форму. Высота вала, считая от нулевой отметки (естественный уровень земли) обычно 8-12 метров.

Часть этого замкнутого вала, обращенная к противнику, называется "напольный вал" (т.е. вал, смотрящий в поле). Обычно   напольный вал как бы переломлен в середине. Правая его часть называется "правый фас напольного вала", левая "левый фас напольного вала".

В верхней части напольного вала   вдоль всей его длины имеется площадка, называемая "валганг", прикрытая спереди бруствером.
Валганг напольного вала предназначен для размещения фортовых пушек. Это их основная огневая позиция. Большая часть пушек форта размещена как раз здесь. Валганг пересекается   поперечными стенками, отделяющими одну пушку от другой. Эти стенки называются "траверсы". Их назначение уберегать расчеты соседних пушек от поражения при взрыве пушки или боеприпасов, что в те времена случалось довольно часто. Ну или чтобы при поражении одной пушки вражеским снарядом, не пострадали бы соседние.

minborba-01-06.jpg (18449 bytes)На снимке справа: 107-мм. пушка на валганге форта. Справа видна траверса, внутри которой устроено укрытие для орудийного расчета.

К левому и правому концам напольного вала примыкают соответственно правый и левый фланковые валы. По отношению к напольному валу фланковые валы повернуты назад  на 70-80 градусов. Они существенно короче напольного вала, но также имеют валганг и бруствер. На валгангах фланковых валов располагаются пушки, стреляющие в сторону соседнего форта, т.е. прикрывающие промежутки между фортами. Если форт располагает   30 пушками, то 20 пушек стоят на напольном вале (по 10 пушек на фланк напольного вала), а по 5 пушек стоят на правом и левом фланковых валах.

Примечание.  Позднее  слово "фланк" незаметно преобразовалось в слово "фланг", которое повсеместно используется в военной терминологии -  "левый фланг фронта", "правофланговый военнослужащий", "левый и правый фланги строя" и т.п. Однако в статьях я предпочитаю называть элементы фортификации так, как они назывались в те времена. Так меньше путаницы.

Конец примечания.

Стенка  стороны рва, обращенной в поле называется "контрэскарпная стенка".  Она обычно одета камнем или кирпичом. У подножия вала может находиться вторая каменная или кирпичная стенка, называемая "эскарпная стенка". Иногда она является передней крутостью вала.

Замыкает фланковые валы между собой еще один вал, который называется "горжевой вал". Вооружение на этом вале не устанавливается.
Части напольного и фланковых валов, обращенные внутрь форта вертикальные и одеты камнем или кирпичом. В этих валах устроены внутренние помещения (казематы), в которых размещаются пороховые и снарядные склады и прочие вспомогательные  помещения. Могут также располагаться  казармы для гарнизона. В середине горжевого вала обычно   находится горжевой капонир, который одновременно является и единственным входом в форт. Отсюда следует, что войти в форт можно только из тыла через капонир горжевого вала.

Горжевой вал, наоборот, имеет вертикальную каменную или кирпичную   стенку, обращенную наружу, в тыл. В горжевом вале имеются помещения mimnborba-01-02.jpg (13020 bytes)для личного состава (казармы). Земляной откос горжевого вала обращен внутрь сооружения.

На снимке слева: Правый фас горжевого вала форта №5 Кёнигсберга. Видна стенка горжевого вала с окнами и дверьми горжевой казармы. В левой части снимка виден горжевой капонир, который одновременно является входом в форт.

Ширина рвов могла быть различной- от 4 до 30 метров.

Из горжевого капонира к напольному валу идет так называемая "главная потерна", т.е. галерея по которой можно попасть в   казематы  напольного вала, а из них по вальным потернам в помещения   фланковых валов. Главная потерна разделяет двор форта на две части -  левый и правый дворики. В них можно выйти через имеющиеся в боковых стенках потерны ворота.

minborba-01-07.jpg (42807 bytes)В напольном вале в его центре, обычно на переломе фасов находится напольный капонир, т.е. сооружение, из амбразур которого можно простреливать стрелковым огнем оба фаса напольного рва.

Рисунок справа: здесь на взятом из старой книги рисунке синими надписями я сделал пояснения. Красные стрелки показывают направления ведения огня из амбразур напольного капонира.
Во фланковых валах имеются фланковые полукапониры, т.е. соружения для простреливания стрелковым огнем соответствующий фланковый ров. Полукапониры могут вести огонь только в одном направлении - вдоль фланкового  вала в сторону тыла.
Капонир горжевого вала ведет стрелковый огонь в обе стороны вдоль горжевого рва.
На схеме форта тонкими красным стрелками показаны направления стрельбы капониров и полукапониров.

Таким образом все капониры и полукапониры форта предназначены для уничтожения солдат противника, прорвавшихся в рвы. И только для этого.

От автора. Не раз и не два автору приходилось   доказывать, что капониры и полукапониры  форта описываемого типа  не предназначены для отражения атак противника с поля. И утверждения наших доморощенных фортификаторов о том, что самым главным недостатком  Кёнигсбергских  фортов   в 1945 году было низкое расположение амбразур, совершенно необоснованны. Они изначально предназначались только для уничтожения солдат противника, которым удалось спуститься в ров форта. Огонь по противнику, приближающемуся с поля, огонь должен был вестись  с напольного и фланковых валов, и с укрытого пути перед рвом.

Кёнигсбергские форты, как и все прочие форты подобного типа,   еще  к началу   Первой  Мировой войны, и уж тем более ко Второй Мировой  морально совершенно устарели, абсолютно  не отвечали тактике современного оборонительного боя, и не могли противостоять вооружению того времени. В них не было  средств ни противовоздушной, ни противотанковой обороны. Штурмовая авиация и  артиллерия наступающих стрельбой с закрытых огневых позиций, огнем минометов  могла легко подавить все огневые средства форта, которые  разместить возможно было  только открыто на валах. А добить их могли тяжелые самоходки типа ИСУ-152, против которых форт не имел вовсе ничего.
И немцы это отлично понимали.  Еще к 1914 году (да,   еще до начала Первой Мировой войны)    с фортов была убрана вся артиллерия (даже легкие противоштурмовые пушки), и они рассматривались уже тогда  лишь как пехотная оборонительная позиция. И никаких "тяжелых крепостных крупнокалиберных пушек, способных стрелять на 30-40 километров" в фортах не было.
В 1945 немцы  не рассматривали свои форты  в качестве узлов обороны, а использовали лишь как командно-наблюдательные пункты полевой артиллерии и пехоты, убежища, сборные пункты раненых, пункты боепитания. 200 человек гарнизона ("...отборные эсэсовцы уроженцы Восточной Пруссии"), о которых пишется во всех наших книгах, это по большей части просто обслуживающий персонал (караул, медики, снабженцы, повара,  носильщики боеприпасов, связисты, наблюдатели и прочие тыловики).
Все уверения ведомства д-ра Геббельса в значительной роли фортов (мол, форты это "...ночная рубашка Кёнигсберга" и за ними горожане могут спать спокойно), преследовали исключительно пропагандистские цели.

Равно ошибочно и утверждение, что рвы фортов были т.н. "мокрыми", т.е заполненными водой. Нет, форты, обычно  старались размещать  на возвышенностях, господствующих над местностью, где и не могло иметься  возможности заполнять рвы водой. Сами же рвы образовывались за счет выемки  из этих мест   грунта при насыпании валов. И естественно, образующиеся углубления использовали как препятствие для пехоты противника.
Вода (дождевая) во рвах Кенигсбергских  фортов (да и то далеко не во всех) появилась в послевоенные годы, когда уже никто не следил за дренажной системой.

Возражающим мне я отвечу четырьмя пунктами:
1. Сначала почитайте внимательно хотя бы книгу известного фортификатора конца XIX - начала XX века   Яковлева "История крепостей", где достаточно подробно описываются конструкции фортов второй половины XIX века (в том числе и Кёнигсбергские). А еще лучше сугубо техническую книгу Лёближуа "Долговременная фортификация" издания 1934 года.  
2. За коим в горжевой казарме форта №5 в ров   выходят  дверные проемы (они хорошо заметны на снимке выше), если он якобы должен был быть заполнен  водой?
3.  Посмотрите на совершенно иной характер сооружений Брестской крепости, где реки Мухавец и Западный   Буг включены в крепостную систему.
4. Покажите мне хоть один снимок довоенного или военного времени, на котором можно было бы увидеть хоть один ров любого Кёнигсбергского форта, заполненный водой.

Так что не стоит выдавать свои умозрительные заключения, сделанные на основании осмотра фортов в советские и послесоветские времена, за истину.

Вокруг рва форта с его наружной стороны по всей длине  устраивался "гласис", представлявший собой насыпь высотой около 2 метров возле рва и плавно понижающуюся в сторону поля  до нулевого уровня. Ширина гласиса от нескольких десятков до пары сотен метров.  Основных предназначений гласиса два. Во первых - создать благоприятные условия для уничтожения противника стрелковым и   артиллерийским картечным огнем. Гласис это совершенно  ровный  и открытый участок местности. Здесь нет никаких укрытий. Любая растительность, кроме травы ликвидируется, как только появляется.  Во-вторых, при наблюдении со стороны противника откос гласиса зрительно незаметно перетекает в вал. Т.е. четко определить, где заканчивается гласис и начинается вал, довольно затруднительно.

Между гребнем гласиса и контрэскарпной стенкой расстояние около 2 метров, называемое "укрытый путь". Вдоль укрытого пути, располагаются стрелки обороняющихся. Отсюда ониmimnborba-01-05.jpg (34074 bytes) ведут ружейный огонь по атакующим. 

Это главная огневая позиция пехоты форта. Другая (меньшая) часть стрелков ведет огонь с гребня вала.

Вал это главная огневая  позиция фортовой артиллерии. С него, точнее с площадки за валом (валганга) стреляют пушки. Если остановить атакующих на подступах к гласису не удалось, то обороняющиеся стрелки уходят по укрытому  пути к горжевому капониру, а оттуда через ворота внутрь форта. С этого момента гребень вала становится главной огневой позицией  фортовой пехоты.

Обратите внимание, что на снимке справа гласис со стороны обороняющихся подперт каменным парапетом, сам укрытый путь явно меньше двух метров, нет металлической решетки на краю контрэскарпной стенки. Вал не имеет земляного откоса, а подперт эскарпной стенкой, в которой имеются амбразуры вальных казематов и выходы в ров. Это еще раз говорит о том, что конструкция конкретных фортов могла отличаться от выше показанной  и ниже показанной схем.

Заметим, что пушки форта находятся в выигрышном положении перед пушками атакующих.   Я имею в виду состояние артиллерии  на середину и начало второй половины XIX века.
Во-первых, они расположены выше, а значит стреляют на пару сотен метров дальше, т.е.   могут открыть огонь раньше пушек   атакующих.
Во-вторых, наблюдение за результатами стрельбы с возвышения   позволяет хорошо видеть результаты стрельбы и обеспечивает более точную корректировку огня  пушек. А вот корректировка стрельбы  по форту затруднена.  Недолетные разрывы из-за  гласиса, рва и крутизны откосов валов определять трудно (насколько снаряд  не долетел до цели), а перелетные разрывы, т.е.   разрывы снарядов, упавших в ров и во двор форта,  не наблюдаются вовсе.
В-третьих, пушки обороняющихся уже давно пристреляны по определенным местам и установки прицелов записаны, а пушкам атакующих эти данные mimnborba-01-03.jpg (23265 bytes)нужно готовить уже в ходе стрельбы.
В-четвертых, атакующим, прежде чем подтянуть пушки и открыть огонь по форту, нужно устроить для них укрытия. А места, удобные для расположения пушек и устройства укрытий   давно пристреляны пушками форта.
Напомним, что артиллерия в те времена стреляла только прямой наводкой как и винтовки. Огонь с закрытых огневых позиций появится только в русско-японскую войну 1904-05 годов.

Рассмотрим поподробнее  поведение   атакующих когда они все же "венчают гласис", т.е. добрались до укрытого пути.

Итак, атакующие добрались до гребня гласиса (пункт 1). К этому моменту обороняющиеся стрелки по укрытому пути ушли внутрь форта.
Стрелки с гребня вала открывают по атакующим   винтовочный огонь (пункт 2).
Атакующим с укрытого пути (он то только для обороняющихся укрытый, а   противник здесь как на ладони у защитников форта) по металлической решетке, которая стоит у края контрэскарпной стенки нужно подняться на высоту 2.0- 2.5 метра, перелезть через нее и спуститься в ров (пункт 3). И это под винтовочным и картечным огнем.
mimnborba-01-04.jpg (45120 bytes)Как это выглядит в натуре показывает снимок   рва в крепости Гермерсхайм (Germersheim)  на левом берегу  Рейна (земля Рейнланд-Пфальц в   Германии), которая была построена в 1834-1861 гг. Слева контрэскарпная стенка, справа эскарпная стенка. Обе высотой около 5 метров. Ширина рва  около 15 метров. Плюс решетка на контрэскарпной стенке высотой 3  метра. Итого 8 метров. А это уже высота почти третьего этажа. Просто так в ров не спрыгнешь. Нужны лестницы. Их надо перетащить через решетку и опустить в ров. И это под шквальным огнем защитников форта.

От автора. Как видите, ров "сухой".

Снимок автора. 26 мая 2012г.

Как только атакующие оказались во рву, их начинают расстреливать продольным винтовочным огнем из напольного капонира. Под огнем атакующие должны добраться до эскарпной стенки, подняться на нее (а для этого это опять нужны штурмовые лестницы) и спуститься по ту сторону (пункт 4). Здесь они вновь попадают под винтовочный огонь и ручные гранаты стрелков с вала.
И только теперь у атакующих появляется возможность вскарабкаться по крутому откосу вала и "венчать" его (пункт 5). Где, конечно, их не ждут с хлебом-солью, а встречают штыковой контратакой.

Я уж не говорю о проволочных и других невзрывных заграждениях, которые встречают атакующих еще у подошвы гласиса, и которые   также могут иметься и во рву, между валом и эскарпной стенкой.

Заметим, что военное начальство крепости Кёнигсберг пришло к выводу о ненужности и даже вредности эскарпной стенки. Мол, за этой стенкой во рву может накапливаться как за укрытием пехота противника если он сумел подавить огонь капонира. И к концу века в Кёнигсбергских фортах эскарпные стенки в основном были упразднены.

Конечно, крепостей, которые взять невозможно, не бывает. Любая крепость может пасть. Но сделать это во второй половине XIX века было очень и очень нелегко, что мы и видим на   вышеприведенном сценарии  штурма обыкновенного стандартного форта. Для успеха атаки необходимо подавить огонь пушек форта и разрушить эскарпную и контрэскарпную стенки. Да и вал существенно понизить. Это с тем, чтобы пехота атакующих ворвалась во дворики форта стремительно и завязала бы там рукопашный бой.

Артиллерия того времени с такой задачей могла справиться с огромным трудом и не всегда. Да и то только, если ей удалось приблизиться на дистанцию действительной стрельбы. К тому же на это нужно время. И огромное количество снарядов. А именно в том и состоит главная задача крепости - задержать у своих стен на возможно большее время как можно больше войск противника.

Как осуществляется взятие форта, рассмотрим в следующей части статьи. Пока лишь заметим, что без минных действий, принимая во внимание все, что сказано в данной части статьи,   взять форт практически невозможно. Разве что только предварительно уничтожив гарнизон артиллерийским огнем, что также мало вероятно.

P.S. И прошу рассматривать все  не с современных позиций, а с учетом уровня развития вооружения во второй половине XIX века. Ведь тогда не было ни радио, ни танков, ни авиации. Минеры не располагали современными бризантными взрывчатками, землеройной техникой кроме кирок и лопат. Да и доставлять осадному корпусу снаряды, тяжелые осадные пушки и прочие материальные средства возможности были ограниченные. В лучшем случае до ближайшей станции железнодорожным транспортом, а далее конной тягой.

Об этих факторах некоторые сегодняшние любители военной истории обычно забывают. А  для того, чтобы их по делу не пинали в форумах те, кто действительно понимают военную историю, даже придумали термин "альтернативная история".
Мол, "а как   это могло бы  быть, если бы...".
Не надо фантазировать и придумывать. История не знает сослагательного наклонения. Что и как случилось, так оно и случилось.

Это опасное занятие - альтернативная история. Сначала все пишется с пометкой "этого никогда не было, но могло бы быть". Потом пометка как то незаметно исчезает и уже безграмотные домыслы предстают перед нами в одеждах якобы  реальных исторических событий. И альтернативная история как монстр съедает реальную историю, запутывая всех и вся.
Еще полбеды, если в этих писаниях мы встречаем строки типа ".. а когда французская гвардия на Бородинском поле вновь атаковала батарею Раевского, ее встретил убийственный огонь русских пулеметов".
Гораздо хуже, когда фантазии пишущего незаметно вплетаются в канву реальных событий, дат, имен. Тут уж даже великий сказочник В.Резун позавидует.

Источники и литература

1.Подчертковъ, Яковлевъ.Саперное дъло для пъхоты и кавалерi. Типографiя П.П.Сойкина.С-Петербургъ.1897г
2..А.Iохеръ. Осадная война и минное искусство. Курсъ военныхъ училищъ. С.-Петеребургъ 1888г.
3. Руководство и программа по подземному минному делу. Литературно-издат. отдел Политуправления РВСР. Москва. 1920г.
4.В.В.Яковлев. История крепостей. АСТ. Полигон. Москва. Санкт-Петербург 2000г.
5. Руководство по войсковым фортификационным сооружениям. Военное издательство МО СССР. Москва. 1962г.
6.А.Д. Сташевский. Кръпостная (сухопутная) и осадная артиллерiя. Кiевъ. 1890г.
7.Отчетъ о военно-инженерной дъятельности въ Восточную войну 1877 года. Тифлисъ. 1878г.
8. Личный фотоархив Веремеева Ю.Г.
9. Г.А.Дашевский. Подземно-минные работы. Военное издательство Наркомата обороны. Москва. 1944г.
10. I.Landmann. A treatise of mines. Printed by T.Bensley. London. 1815.
12. Сайт "Русско-японская война 1904-1905" (port-arthur.ucoz.ru/blog/2009-08-25-8)
13. Лёближуа. Долговременная фортификация. Государственное военное издательство. Москва. 1934г.
14. Н.Лангеншёльдъ. Орудiя нынъшней осадной артиллерiи. I. Типографiя "Артиллерiйскаго журнала". С-Петербургъ. 1885г.

TopList

 

 

©Веремеев Ю.Г., Мартыненко Ю.И.

Главная страница
-инженерное обеспечение боя